6

Джон подписал Вторую часть Меморандума, такую же краткую и ясную, как и Первая. После этого Феникс достал из папки, лежавшей на столе, конверт, и протянул его Джону:

– Вскрывай!

Джон неумело разорвал конверт и вынул оттуда четыре листа бумаги с текстом.

– Ну-ка, давай посмотрим их вместе, – подсаживаясь поближе, сказал Феникс. Он быстро просмотрел все листы и сказал: «Вот эти я отнес бы к первой группе, а вот этот – ко второй».

Первые три листа содержали задания которые в той, или иной форме сводились к исполнению заказного убийства. Правда, одно из них – наиболее высоко оплачиваемое – требовало не просто убийства, а убийства с особой жестокостью и некоторыми, явно ритуальными чертами.

– Эти предложения неплохие, если хочешь, мы их проанализируем вместе, но, я считаю, тебе крупно повезло! – Феникс возбужденно потирал руки. – Четвертое предложение содержит самый высший приз: «Миллион и Свобода»! Далеко не всегда такой приз оказывается среди поступающих предложений. Советую повнимательнее присмотреться к нему.

Джон взял в руки четвертый лист. Он был озаглавлен:

«КАЗАКИ-РАЗБОЙНИКИ»

Описание игры.

Играющие делятся на две команды: «казаки», или «охотники» и «разбойники». Цель «казаков» – найти и уничтожить «разбойников». Цель «разбойников» – не дать себя найти. Игра проводится в течение ограниченного времени. «Казаки» выигрывают, если им удается в течение отведенного времени уничтожить всех «разбойников», «разбойники» побеждают, если к моменту окончания игры в живых остается хоть один «разбойник». Команда «разбойников» может состоять из одного человека, команда «казаков-охотников» формируется произвольно.

Игра проводится в различных вариантах: «пейнтбол», когда под «уничтожением» понимается попадание маркером, «фотоохота», когда для целей «уничтожения» используется фото– и видеоружье, наконец, «фулл-контакт», когда игра ведется с применением боевого оружия и на карту ставится жизнь.

Вам предлагается принять участие в качестве «разбойника» в варианте «фулл-контакт». Призовое вознаграждение – «Миллион и Свобода!». (Подробнее в приложении к Контракту.)

Правила игры.

Игра длится, примерно, пять-шесть дней. Двое суток до момента начала игры даются «разбойнику» в качестве форы – за это время он может бежать в любом направлении и любым способом. Для этого ему предоставляются денежные средства, – достаточные, чтобы обеспечить себе все необходимое. В одно из воскресений – Первый день игры, начало отсчета – в эфир выходит первый сигнал (смотри ниже) и начинается розыск, передаются телевизионные обращения и т.д. Одновременно с этим в игру вступают «казаки-охотники». Никакой информацией об «охотниках», даже об их количестве, «разбойник» располагать не будет. «Охотники» имеют право применять любые средства для задержания и уничтожения «разбойника». Полиция, стремясь к задержанию или уничтожению «разбойника», в случае поимки его живьем, передает «разбойника» в свое Центральное управление, откуда ему устраивают «побег» и игра продолжается. Если полиция уничтожит «разбойника», размер призового фонда, полагающегося семье «разбойника» уменьшается в пять раз, по сравнению с тем посмертным призовым фондом, который будет получен, если разбойника уничтожат сами «охотники». Если же «разбойника» уничтожит кто-либо из посторонних граждан, или он погибнет в результате несчастного случая, посмертный призовой фонд уменьшается в десять раз.

Посмертный призовой фонд в случае гибели от рук «охотников» устанавливается в размере 200 000 электрорублей. Семья погибшего получает деньги, новые документы и право проживания в Образцовом поселке.

В случае, если в течение шести дней – до 12 часов шестого дня – «Разбойник» не дал себя уничтожить, он получает вознаграждение в размере 1 000 000 электрорублей, статус «юсфул-пипл», право проживать с семьей на любой территории, включая Внутренний город, и освобождение от ответственности за любые совершенные до этого момента деяния, включая тяжкие преступления, такие как убийство полицейского и т.п.
Поскольку основное условие организаторов игры – ее зрелищность и азартность, позволяющие открыть работу тотализатора, важнейшим правилом является обязанность «разбойника» подавать сигналы о своем местонахождении с помощью устройства, которое будет ему предоставлено. Сигнальная кнопка в виде плоской шайбы, передает в эфир, с двухчасовой задержкой после ее активизации, сигнал, позволяющий зафиксировать местонахождение кнопки. Таким образом, «разбойник» обязан трижды в день: в 7, 12 и 17 часов, устанавливать и активизировать кнопку в любом месте. Через два часа прибор выдаст сигнал в эфир и местонахождение прибора будет запеленговано с высокой точностью. Это позволит не только оживить игру, но и исключит возможность для «разбойника» пассивно отсидеться где-нибудь в глубокой шахте в течение всего времени.
«Разбойник» должен двигаться! Трижды в день он, точнее прибор, будет обнаруживаться, но у «разбойника» будет двухчасовая фора, чтобы успеть уйти в другое место.

По правилам игры, время выхода в эфир – 9, 14 и 19 часов. Допускается отклонение от этого времени, максимум, на 5 минут. Нарушение этого правила ведет к следующему: выход в эфир за пределами установленного интервала – штраф в размере 10% от суммы призового фонда, за не выход в эфир одного из трех ежедневных сигналов – штраф в размере 50%. Повторный невыход в эфир равносилен нарушению договора со всеми предусмотренными репрессивными санкциями.

Семья «разбойника» все время игры находится в Образцовом поселке на полном обеспечении организаторов.

С момента подписания Контракта устанавливается подготовительный период, состоящий из двух частей: «разбойник» поступает в распоряжение инструкторов, которые его тренируют, обучают профессиональным приемам, приводят в норму его физические кондиции, удаляют идентификационный чип и, при необходимости, изменяют внешность, затем ему предоставляется двое суток и пять тысяч рублей на любую подготовку, которую он сочтет нужным провести. Первый период может продолжаться от трех дней до двух недель, в зависимости от степени подготовки «разбойника».

В момент старта «разбойнику» вручаются двадцать тысяч рублей, кнопки-передатчики, иденти-фикационная карточка на новое имя и другие необходимые материалы.

Более подробные условия контрактов, обязанностей сторон, материально-технического обеспечения игры и т.п. содержатся в Приложениях».

7

Джон отложил лист и задумался. Он стал вспоминать, что по телевизору время от времени действительно обращаются к населению с просьбой помочь поймать опасного преступника за вознаграждение, и очень многие увлекаются такими передачами. Сам Джон редко смотрел телевизор и вообще не был азартным. Он даже не смог вспомнить, удавалось поймать тех преступников, или нет.

– Скажи пожалуйста, такие игры давно проводятся? – спросил Джон. – И какова вообще статистика, то есть кто чаще побеждает – «охотники», или «разбойники»?
– Ну, игра проводится два, три раза в год, – ответил Феникс, – а статистика пока пятьдесят на пятьдесят.
– Пятьдесят на пятьдесят… – размышляя вслух, повторил Джон. – Видишь ли, я не уверен, что я справлюсь… Я, конечно, проходил военную подготовку, кое-что помню, но вот, насчет прятаться, заметать следы – этому нас не учили…
– Насчет своих возможностей ты как раз можешь не волноваться. Тестирование показало, что у тебя отличная физическая подготовка, высокая выносливость, превосходная реакция, природная сообразительность, хорошее знание психологии людей, разнообразный жизненный опыт, ты прекрасно разбираешься в технике, на военной подготовке ты всегда стрелял на «отлично». Так что ты – весьма перспективный игрок. Тестирование уже сейчас оценивает твои шансы как предпочтительные: 51 против 49. А ведь мы еще тебя потренируем. Подготовка всегда прибавляет пять-семь пунктов. Так что, на этот счет можешь не волноваться – эта задача тебе вполне по плечу. А прятаться, уходить от слежки и прочее – этому я тебя быстро научу.
– Ладно, допустим, ты в этом прав, – продолжал размышлять Джон, – но ведь, насколько я себе все это представляю, мне придется не просто стрелять, но и убивать, причем, может так получиться, что и ни в чем не повинных людей…
– Невинных людей, говоришь? – резко перебил его Феникс. – А не эти ли невинные люди медленно убивают тебя и твою семью, не эти ли невинные люди сейчас, в эту минуту используют твою жену, а завтра будут использовать твою дочь, а у сына вырежут на продажу глаза, почки, сердце?
– Но полицейские…
– А не полицейский ли вашего квартала заставляет твою жену, возвращающуюся домой после своей страшной работы, каждое утро заходить к нему в будку и, стоя на коленях, расстегивать ему ширинку, чтобы…
– Хватит! – заорал Джон, – Хватит! Я и без тебя знаю, какое дерьмо вся эта жизнь! Я согласен! Давай, ближе к делу!
– Молодец, Джон! Ты сделал правильный выбор! – Феникс порывисто обнял его за плечи. – Мочить их всех! Сволочи! Мочить безжалостно. Это они превратили нашу жизнь в кошмар, а если, случайно, ты отправишь к праотцам действительно невинную жертву, например, ребенка, то и это будет благим делом, ибо для невинного человека самое лучшее в этой проклятой жизни, это ее конец. Да и семьи погибших, кстати, кое-что получат от организаторов игры – это предусмотрено Контрактом.
– Давай его сюда, этот чертов Контракт, и приступим, наконец, к делу, – решительно отрезал Джон.

Игра началась…

 

8

Джон особенно не вчитывался в Контракт: он был подлиннее предыдущих, не такой простой и понятный, да и очень уж хотелось начать дело. Быстро подписав его во всех местах, указанных Фениксом, Джон спросил:
– Что дальше?
– А дальше вот что. Сейчас мы сюда позовем нотариуса, он заверит все копии, одну оставит у себя, еще одна остается у нас, третий экземпляр в запечатанном виде официально передается твоей жене, четвертый экземпляр – твой. Можешь передать его на хранение кому угодно, в том числе и нотариусу.

Феникс ненадолго вышел из комнаты, и вскоре вернулся с нотариусом – высоким, чернобородым, смуглым мужчиной, говорившим по-русски с сильным восточным акцентом. Нотариус достал переносной идентификатор, приложил ко лбу Джона, зафиксировал его персональные данные и спросил:

– Гдэ будэм читвиортый экзэмплар храныть?
– Пусть хранится у вас, – ответил Джон.
– Дыругие насылэдники есть?
– Нет. У меня никого больше нет.
– Если насылэдников не будет живых, кому завещать?
– Не знаю…
– Пиредлагаю завещать Фонд помощь сирот имени Абдулла Хамдамов. Ето кароши Фонд.
– Согласен.
– Падпишите здэсь…

Джон подписал.

– И вот здэсь.

Джон подписал и «здэсь». Нотариус собрал все бумаги, пожал Джону руку, очень проникновенно пожелал удачи во всех делах и удалился.

Ну вот… Теперь обратного хода нет…

Джону стало страшно.. Затем вспомнилось раннее детство, вспомнилась мать, стирающая в ванне белье и он, маленький, пускающий рядом с ней в мыльной пене кораблики.

Странно… Мне никогда раньше это не вспоминалось…

Перед глазами мелькнуло лицо младшего братика, тогда еще живого… Потом мертвый братик, лежащий на столе и какая-то старуха в черном, сидящая рядом…

Да это же бабушка!

– Эй, парень, что с тобой? –Феникс тряс Джона за плечо. –Тебе хреново?
– Да, мне что-то… Голова закружилась…
– Нормально, братан, сейчас все пройдет. Тебе надо отдохнуть. У тебя такое напряжение все это время. Давай-ка, поступим следующим образом. Ложись-ка ты лучше спать. Ты уже находишься на попечении Комиссии Яковлева, светлая ему память. Ни о чем не беспокойся. До завтра ты просто отдыхай, спи. Ужином тебя покормят, потом снова спи – до утра. А утром пойдешь домой, два дня тебе дается на подготовку, потом начнем тренировки. Так что пока ничего страшного не происходит. До ужина ложись прямо на этот диван, я тебе дам отличное снотворное –и дави ухо! До ужина еще часа три. Спи спокойно, дорогой товарищ. Ты теперь и впрямь очень дорогой. Ты стоишь миллион – не забывай!
– А я хотел поскорее домой…
– Не стоит, поверь мне. Ты только растратишь силы. А тебе силы надо беречь и приумножать. Я на твоей стороне, ты должен это понимать.
– В каком смысле?
–В самом прямом. Мое вознаграждение напрямую зависит от твоего. Я получаю процент от твоего приза, так что я заинтересован в твоей победе. Мудрые организаторы позаботились о том, чтобы я сам хотел как можно лучше тебя подготовить к игре. А иначе и игра не будет интересной. Если пропадет азарт, пропадет интерес, пропадут деньги… Чтобы был ажиотаж, надо, чтобы результат не был предсказуем, поэтому, шансы пятьдесят на пятьдесят – именно то, что нужно.
– А кто победил последний раз?
– Последний раз? – переспросил Феникс. – «Охотники» победили в последний раз. На шестой день… Я тебе потом все подробно расскажу, научу тебя правильной тактике. Ты пока не волнуйся, спи. Тот парень был намного слабее тебя. Ты должен победить.
Джон проглотил таблетку, предложенную ему Фениксом, запил ее водой, и прилег на диван.

– Телевизор включить? – заботливо спросил Джон.
– Включи, пожалуй, – ответил Джон, – под него лучше засыпать.
– Это точно… – ответил Феникс, включил телевизор и подал пульт Джону. – Выбирай себе пойло по вкусу и засыпай. Лучше всего усыпляют ток-шоу о политике. Ну, я пошел. Часа через три я зайду, – а пока у меня куча дел. Все.

Феникс ушел, а Джон, следуя совету, включил передачу «Говорящие подтяжки», и вскоре действительно заснул, хотя за окном уже светало.


9

Поспав часа четыре, Джон возвратился в ночлежку. Было уже около полудня. Первым его поприветствовал охранник Куц.

– Джон, похоже, ты получил хороший Билет?
– С чего ты взял?
– А к твоим уже приходили. Их собираются переводить в Образцовый поселок.
– А-а-а, вот видишь… Ты уже все знаешь, а я еще нет.
– Да брось ты. Расскажешь потом, а сейчас иди, порадуйся с ними вместе.

Джон не стал терять времени и поспешил вверх по лестнице. Соня, как видно, ждала его. На мгновение ему показалось, что она так же свежа, молода и весела, как много лет назад, когда они только начали встречаться. Но когда она робко приблизилась, не смея обнять его, он прочитал в глазах тот страх и ту боль, что поселились в их семье в последнее время.
– Они уже приходили, Джонни. Я так ничего и не поняла. Они сказали, что нас завтра переведут в Образцовый поселок. Где ты был так долго, ты получил Билет?
– Да, но только Зеленый.
– А что это значит?
– Я все расскажу, но давайте-ка поедим. Я кое-что принес…

Джон поставил на пол два больших пакета с едой, которую он купил в лавочке на Территории. Дети стали быстро подползать к ним, но Соня взяла все в свои руки: прикрикнула на детей, затем расстелила на полу газету, сверху положила картонку, служившую, как бы поверхностью стола, потом стала выкладывать свертки с едой.

Джонни-младший, которого мать иногда называла на старинный манер Ванечкой, еле сдерживался, чтоб не наброситься на еду первым. Десятилетняя Даша, терпеливо ждала, обняв голодного брата за плечи. Она проявляла удивительное мужество все это время, она даже продолжала заниматься с младшим братом, который успел окончить лишь первый класс, обучая его самым главным вещам: английскому и арифметике.

Все были так голодны, что некоторое время ели молча. Потом Джон, не входя в подробности, рассказал про Комиссию, про тестирование, сказал, что он подписал договор, и они теперь будут жить в Образцовом поселке. Он пока ни словом не обмолвился о том, что ему предстоит делать, да никто его об этом не спрашивал –ведь еще совсем недавно, когда он работал, все было хорошо, так почему бы этому времени снова не вернуться?

И лишь позднее, когда насытившиеся дети уснули на своих газетных лежбищах, он коротко поведал Соне, что именно его ждет.

– Джонни, не делай этого, они тебя убьют, – Соня тихо плакала.
– Другого выхода нет, иначе мы все погибнем. А так есть, все-таки, шанс. И этот шанс – единственный. В любом случае, у вас не будет таких проблем, как сегодня. Для меня это самое главное.
– Да проживем как-нибудь, живут же другие… Может, тебе удастся все-таки найти работу где-нибудь в Стране?
– Я же тебе говорил… Ни в Страну, ни в Милитари-эриа меня не подпустят и близко – я пожизненно лишен лайсенза и попал в списки. Раз мне дали Зеленый билет – это все, конец. И не только для меня. И у тебя, и у наших детей нет никакого будущего, кроме Донорского центра и …. – Джонни осекся, боясь выговорить страшные слова о том, чем занимается Соня и к чему уже приближалась Даша.
На следующий день они пешком, неся в руках все свое имущество, перешли в Образцовый поселок. Их разместили в отдельной двухкомнатной квартире, выдали необходимые карточки и пропуска. Джон провел с семьей еще одну ночь, а рано утром ушел: предстояло готовиться к «Игре».

Семья, кажется, поняла, что, если кто-нибудь, кто бывает по работе в «Стандарт-Зон» и случайно увидит там их телевидение, скажет, что Джон совершил преступление и его разыскивают, что он сам видел его портрет по ТВ, надо говорить, что тот парень просто похож на нашего Джонни. А наш Джон получил хороший Билет и работает где-то в Стране. Иначе можно снова всего лишиться.


10

Вайся вот уже третий день наслаждался красотой окружающего мира и своим местом в нем. Третий день он стоял у входа в «Метрополь» и перед его глазами проходили и проезжали самые-самые, элита из элит. Как хорошо, что Бог дал ему таких родственников и такую внешность.

Вайся Ким родился и вот уже восемнадцать лет прожил в корейской этник-эриа «Лю-Блин-Оу». Вся его семья работала в теплицах и выращивала овощи. Вайся тоже был занят этим, и не помышлял о перемене работы, но случилось чудо.
Вайся вырос. Да не просто вырос: всего за год он превратился в великана. Он стал выше всех в округе. Отец стал использовать его в качестве грузчика, когда они развозили овощи по магазинам и ресторанам, и вот настал тот день, когда его заметили и предложили работу швейцара в отеле «Метрополь». Это ли не чудо! Это ли не счастье!

Работа не слишком сложна, но, все-таки, знаете ли, требует и внимания и сноровки. Вот, например, Вайся уже заметил, что серебристый лайнер, ждущий зеленого сигнала на светофора, возможно, собирается к нашему входу. Надо быть внимательным.
Так и есть! Машина сворачивает к отелю! Вперед!

Вайся подскочил к автомобилю как раз вовремя: водитель уже остановился, но пассажир дверь еще не начал открывать. Вайся опередил его и с учтивым поклоном открыл заднюю дверцу.

О, вот это да! – Из авто вышла такая красавица, такая элитвумен!

Не глядя на Вайсю она бросила шоферу: «Через тридцать минут» и направилась ко входу в отель. Вайся опередил ее и открыл дверь, снова учтиво кланяясь…
На этот раз он был удостоен взгляда!
Красавица-брюнетка вошла внутрь и на этом Вайсина ответственность прекращалась. Дальше была рабочая зона Питера, а Вайся вернулся в исходную точку, откуда был виден и Большой театр, и другие дворцы, названия которых Вайся еще не знал.

Ни на кого не глядя дама шла через холл. Заметив ее, из кресла у окна вскочил элегантный молодой человек и, протягивая вперед обе руки, подошел:

– О, госпожа Поц, рад вас приветствовать, – и он, склонившись ниже, чем это требовалось для обычного приветствия, поцеловал едва протянутую руку.
– Привет, привет, – ответила дама, – ну, рассказывай, что ты такое придумал?
– Кофе, чай, виски? – спросил молодой человек.
– Ничего, – ответила госпожа Поц. – Сэм, не тяни время. Ближе к делу.
– Тогда присядем? – спросил Сэм.
– Угу.

Госпожа Дуня Поц была одной из самых известных и экстравагантных женщин Москвы. Ее бурная молодость давно перестала служить пищей для пересудов, ибо размеры богатства, унаследованного ею после смерти последнего мужа, были таковы, что говорить и писать о ней можно было только самое хорошее и возвышенное.

– Такого вам еще никто не предлагал, – начал Сэм.
– Ой, не надо! – ответила Дуня.
– Я думаю, что никто…
– Ну?
– Охота.
– Что!?
– О-хо-та, – повторил Сэм.
– Хм… Надеюсь, ты знаешь, что я уже охотилась на все, что угодно. И львы, и тигры, и слоны – все это уже было. Даже на кита. Что же ты такое придумал?
– Я предлагаю охоту на человека, – понизив голос, произнес Сэм.
– Дай прикурить, – Дуня откинулась назад, поэтому Сэму пришлось привстать на одно колено, чтоб удобно было щелкнуть зажигалкой. Дуня затянулась, выпустила первую струйку дыма и ответила: Между прочим, и это тоже было…
– Я знаю… Я знаю и про Африку, и про Молдову, – сказал Сэм, – Но речь идет об охоте здесь, в Москве. Прямо на улицах.
– Рассказывай…

Сэм изложил основные правила игры в «Казаки-разбойники» и завершил их словами:

– У вас есть возможность стать одним из независимых, тайных охотников, так называемым «Черным Гением». Это будет стоить…
– Я тебя спрашивала о цене?
– Нет, но…
– Отвечай, когда спросят.
– Есть, госпожа Поц.
– Сколько, ты говоришь, этих «черных гениев»?
– Обычно не более трех. Если их больше…
– Сэм! Ты болтлив! Я не спросила «что будет, если их больше»! Меня интересует совершенно другое – могу ли я быть единственным «черным гением»?
– Да. Это наиболее…
– И когда можно начинать?
– Корпорация только вчера подобрала кандидатуру разбойника. Сейчас идет подготовка к игре …
– Я согласна. Ты молодец. Но только, чтоб больше никаких других «гениев». Ни черных, ни белых, ни красных. Договоритесь с корпорацией, чтоб ее охотники не испортили забаву. Пусть они будут егерями, а не охотниками. Обо всем доложишь Герберту. Целуй мизинчик…

Сэм осторожно взял двумя пальцами протянутый мизинец левой руки госпожи Поц и нежно поцеловал его.

«Сиди здесь. Не провожай», – сказала Дуня и столь же решительно, как входила, пересекла холл по направлению к двери, за которой ее уже ждал счастливчик Вайся Ким.

11

Комиссия Яковлева продлила время подготовки. Так что вместо двух недель получился почти месяц.
Джона хорошо кормили, обучали приемам борьбы, способам ухода от погони и слежки, знакомили с оружием и спецсредствами защиты и нападения. Много времени было отведено на изучение Москвы. Джон выучил наизусть все транспортные маршруты, схему метро, схему канализации и много другое, что должно помочь ему не дать себя в руки «казакам-охотникам». Несколько раз его подолгу возили по улицам города, обучали прохождению через контрольные пункты, показывали, как надо пользоваться «ай-ди-кард» и другими вещами, которые знал и умел любой «юсфул-мен».

Джон легко обучался и быстро постигал премудрости подготовки шпиона-диверсанта. Наконец, настал день, когда Джон в сопровождении инструктора подобрал и купил необходимую экипировку. Запомнились мудрые наставления старого офицера спецназовца, которые тот с удовольствием приговаривал, продавая различные спецсредства:

«Запомни основное правило искусства быть невидимым: измени форму. Пользуйся вот этим бесформенным черным балахоном. В нем есть система трубочек, подсоединенных к этой клизме. При нажатии на клизму, они надуваются и принимают ни с чем не сообразную форму, типа кучи дерьма. Сидя внутри такого балахона в темном углу, или в тени, ты можешь остаться незамеченным, как куча дерьма. Это старинный прием японских ниндзя. Бери балахон. Триста рэ.
«Возьми-ка старый добрый «Каллиган» с глушителем. 25-зарядный, калибр 7,62. Лучше не бывает. Четыре обоймы в комплекте. Сколько дырок я им проделал… Бери – три тысячи рублей».
«Бесшумный автосумпитан, пневматика, стреляет отравленными иглами, компактный. Умещается в нагрудном кармане пиджака, но может отправить на тот свет до пятидесяти человек с одного магазина. Пук-пук – и готово. В комплект входит еще два магазина. Стоит эта радость тоже три тысячи. Помню я однажды в ресторане…».
«Спрэй «Стеллс». Быстро опрыскав лицо, руки – все, что угодно, ты на час становишься невидим для приборов ночного видения и локаторов. Очень полезная вещь – тысяча рубчиков».
«А вот полный джентльменский набор средств электронного подслушивания, сканеры всякие, микрофоны, жучки и прочее. Все скопом отдаю за тысячу. Если умеешь этим пользоваться – очень полезная штука».
«Овечий горох – прекрасное изобретение. Вот эти конфетки, похожие на кофейные зерна, или овечьи говняшки позволяют эффективно уходить от погони. Это бомбочки. Одна способна подбросить в воздух и пару раз перевернуть мчащийся за тобой грузовик. А вот к ним пусковая система. Тоже похожа на авторучку. Ее надо приложить к днищу твоего автомобиля, повернуть вот здесь, она просверлит в днище дырку и начнет туда класть свои смертоносные яйца. На скорости 150 – 200 км/час и расстоянии от преследователя порядка 30 метров его гибель неизбежна».
«Правило второго хода: продумывай сразу не только как добраться до намеченного места, но и как оттуда уйти, и куда. Планируй свое движение на два хода…»
«Вот еще замечательная штучка: «Альпен-пен». Допустим, тебе надо перебраться из одного здания в другое. Ты, находишься, например, на пятнадцатом этаже. Берешь вот эту фигню, похожую на толстенькую авторучку, высовываешься из окна, приставляешь вот этот конец к стене, второй конец нацеливаешь на дом и этаж, в который тебе надо забраться. И нажимаешь вот эту кнопку. Прибор сам определит расстояние, выпустит из себя тонкий но сверхпрочный леер, один конец которого намертво вопьется в точку прицеливания, а второй закрепится на твоей стене. Произойдет это за секунду. А потом ты только держись покрепче за эту «авторучку» и она тебя быстро и бесшумно доставит на другую сторону. Ее также точно можно использовать для подъема на любую высоту: прицелился, она выстрелит, закрепится, и потащит тебя наверх. Советую взять таких штучек не менее четырех. Как раз на две тысячи наличными».

Штучки замечательные, да вот знать бы – понадобятся ли они?


12

В процессе подготовки Джона, конечно, посещали мысли и о том, из-за которого он оказался за бортом.

«О, если удастся пробраться во внутренний город… Повстречать бы эту суку, этого элитмена, который поломал всю жизнь… Да-а-а… Но за это семья будет подвергнута самым изощренным и жестоким наказаниям… Уж лучше, тогда, и не начинать всю эту бодягу. Вот прихлопнуть кого-нибудь из жирных котов по правилам игры – это было бы здорово!»

С Джоном проводили занятия по стратегии игры. Рассматривались всевозможные варианты тактики запутывания противника алогичной расстановкой сигнальных кнопок, анализировали возможные варианты контрстратегии «охотников».

«Моё спасение, видимо, канализация, тоннели метро…»
«За сутки, конечно, можно смыться довольно далеко, – но какой смысл? Допустим, мне удастся уйти незамеченным куда-нибудь в пустынный район Подмосковья. Затем надо будет выйти в эфир, и меня запеленгуют. Куда я там денусь? Там ведь и людей почти нет… Так что, лучше всего прятаться в Москве. Да и знаю я ее теперь вполне прилично.»

Джон бывал в Москве в детстве. Еще двадцать пять лет тому назад, до того, как построили Стену, можно было иногда попасть даже во Внутренний город. Он помнил и Кремль, и Красную площадь, помнил красивые дома, бульвары, но больше всего он запомнил витрины магазинов – вот это был волшебный мир: настоящая сказка! В самих магазинах он, конечно, не был.

Теперь во Внутренний город, где жили только элитмены, таким как Джон попасть было можно только получив там работу, но это было практически невозможно. Для этого мало стать «юсфул-пипл». Все, кто были заняты на обслуживании жителей Внутреннего города, были отобраны давно и тщательно, с тех пор места передавались только по наследству и под строгим контролем. Жили эти счастливчики в огороженных спальных районах между Внутренним городом и Большим Кольцом.
Внутрь Большого кольца Джону приходилось въезжать довольно часто, пока он работал. Здесь жили юсфул-пиплы, здесь располагались Стандарт-Зоны, здесь были и разные «этник-эриа»: чайна-тауны, азер-риджены, таджик-аулы, казбек-анклавы и множество других национальных образований, живших достаточно обособленно.
А вот в Стандарт-Зонах все было перемешано – там жили самые разные народы. Сюда же допускали и русских, добившихся статуса «юсфул-пипл».
За Большим кольцом, в пределах стокилометрового Биг Ринга жил весь остальной пипл: сервинги, шопники, воркманы, то есть все те, у кого была работа, а также и безработные, да и все остальные, кому в жизни улыбнулась неудача.
Биг Ринг окружала «Милитари Эриа», за которой была Страна. Оттуда приходили грузы, туда улетали самолеты и Джон слыхал много невероятных историй о жителях Страны, об их городах, но сам там никогда не был, да и не хотел побывать, поскольку там почти повсюду шла война с этим кошмаром ХХI века – «Братьями».


13

Последний день подготовки прошел в занятиях по стрельбе и знанию местности. Занятия проводились на одной из баз на Юго-западе Москвы.

– Ну, вот и все, – сказал Инструктор, – теперь у тебя два дня: на отдых, на подготовку к старту, на девочек – на что хочешь! Думаю, это будут два самых счастливых дня в твоей жизни. Бабки есть, а угроз нет – живи как элитмен и ни в чем себе не отказывай.

С этими словами Инструктор хлопнул Джона по плечу, потом пожал руку и добавил: «Удачи тебе, парень».

Джон впервые вышел на улицу без инструкторов. Моросил мелкий дождь.
Прохожих было мало. Район ему был знаком теоретически, он знал, что это Стандарт-Зон «Бель-Яй», когда-то называемый «Беляево». Джон заметил впереди магазин и поспешил к нему.
Это был маленький продовольственный магазинчик. Стандартный магазин для Стандарт-Зон. Слева от входа за стойкой с кассовым аппаратом сидел улыбающийся китаец. Или кореец – Джон не особенно-то умел их отличать. Узкоглазый улыбался и говорил по телефону. Увидев Джона он жестом показал ему – «Добро пожаловать». Джон прошел внутрь и двинулся вдоль двух высоких стоек, на полках которых стояли баночки, коробочки, пакетики, в которых были упакованы специи, лапша, печенья и прочие продукты, доступные юсфул-пиплам.
Пройдя вглубь, Джон осмелился вынуть из кармана свои новый документ: идентификационную карту – «ай-ди-кард». Она же являлась и платежной картой. Кроме фотографии Джона там были его номера, какие-то другие цифры и символы. Вместо его подлинного имени было написано «Джон Борз», в графе «статус» было написано «юсфул пипл».

«Ну, вот и дожил…»

Джон выбрал небольшую пачку несладкого печенья, пакетик чипсов и банку пива «Чубик» с улыбающимся портретом рыжего парня, чья рожа в виде электрической лампочки не сходила с экранов ТВ уже не один десяток лет.
К китайцу Джон подходил со страхом: он никогда еще ничего не покупал в магазинах для юсфул-пипл. А вдруг что-нибудь случится?
Китаец, улыбаясь, упаковал покупки Джона в бумажный пакет, улыбаясь сказал «пасиба», улыбаясь взял ай-ди-кард и, продолжая улыбаться, стал ее разглядывать, время от времени поднимая глаза на Джона. Время шло, но азиат продолжал что-то читать и разглядывать. Потом он вдруг спросил:

 – Сестой зон?
 – Что? – переспросил Джон.
 – Зивете в сестой зон? – тыча пальцем в ай-ди-кард, продолжил китаец.
 – А… – вспомнил инструктаж Джон. – Да, я живу в шестой Стандарт-Зоне «Перово», ну – «Пьеров».
 – Пасиба, – и китаец наконец-то вставил карту в аппарат. Выполз чек, продавец вложил его в пакет и снова сказал, – Пасиба.
«Да, – подумал Джон, – бдительность на высоте. Надо же, собака, сразу заметил, что я не из их района. Что же будет, когда мою рожу растиражируют по всем каналам? И ведь это не этник-эриа, где чужака замечают сходу. Надо будет все это учитывать. А пока…»

А пока можно спокойно брести по улице, потягивать пивко и похрустывать чипсами. Пока Джон Деми, он же Джон Борз самый счастливый юсфул-мен в мире.
По дороге неслись автомобили, по тротуарам ходили люди, дождь перестал… Вскоре Джон добрался до входа в метро.

Уже гораздо увереннее, чем в магазине, он вставил свою карту в автоматический турникет и преспокойно прошел внутрь. Дежурный мент не обратил на него никакого внимания, толпа вынесла Джона на перрон и он, со все возрастающим чувством уверенности и единения с этими ненавистными юсфул-пиплами, понесся под землей великого и ужасного города.

Через час с небольшим на выходе в «Стандарт-Зон» «Любъйрц» – бывшие «Люберцы» – он снова вставил карту в прорезь турникета и вышел на свет Божий.

«Домой, скорее домой»

Воспользовавшись точно таким же стандартным магазином, Джон набрал побольше еды и питья и, снова предъявив свою ай-ди-карту охраннику на выходе из «Стандарт-Зон», оказался на платформе электрички. До Джук-Коу оставалось пол часа езды.

14

Наступило первое за пол года утро, когда не страшно было просыпаться: вся семья дома. Соня уже встала и кормила детей на кухне. Джон слушал их голоса, и ему уже не было так тревожно думать о предстоящей игре. Любой исход оправдан, если у детей жизнь сложится нормально.
В запасе у него было два дня. В воскресение утром он уже должен будет подать первый сигнал и начать убегать. А эти два дня надо потратить на подготовку. Прежде всего, надо поговорить с Колей Сорокой. Он мужик опытный и много всего знает.

Коля Сорока был инвалидом. Когда-то он был бортинженером, а теперь он стал инвалидом и работал в небольшой пивнушке у входа в парк.

Утром в пивнушке «От винта!» никого еще не было. Коля сидел за барной стойкой и говорил с кем-то по телефону. Поприветствовав Джона жестом, он продолжил разговор о количестве ящиков пива и коробок с чипсами. Джон сел напротив и стал ждать. Коля время от времени глазами и плечами показывал – извини, брат! Потом, не прекращая разговора, даже налил ему стаканчик пива.
Наконец, разговор закончился, и Коля протянул руку:

– Здорово, братан! Я слышал, у тебя дела стали налаживаться?
– Да, как тебе сказать…
– Что значит «как сказать»? Я видел твою семью здесь, в Образцовом поселке…
– Это верно. Но я хотел с тобой посоветоваться.
– Кафе закрыть?
– Пожалуй, да. Разговор серьезный.

Коля поковылял на своем протезе к двери, запер ее, вывесил табличку «Закрыто» и пригласил Джона в подсобку.

– Пиво захвати, – сказал он.

В подсобке, которая была еще и кабинетом и складом, они уселись возле письменного стола. Коля достал еще один стакан и две банки пива «Чубик №8».

– Я вот это больше всего люблю. Оно пшеничное, попробуй, – Коля пододвинул одну банку Джону, из другой наполнил свой стакан. – Ну, рассказывай.
Джон рассказал все по порядку. Коля слушал, возбуждаясь почти на каждом эпизоде. Его комментарии были краткими и эмоциональными: «Вот сука!», «Да я б его!», «Шоб он издох, говно такое!» и так далее.

Наконец, Джон закончил и сказал:
– Сам понимаешь – никому ни слова. Что посоветуешь?

Коля ответил:
– М-да… Кинут они тебя, ой кинут. У них же ничего святого. Это же уроды. Они за бабки удавятся.
– Коля, это понятно. Ты, конечно, прав, но я уже ввязался. Мне нужна помощь. Чем ты можешь помочь? Ну, например, я тут думал… насчет других документов.
– Документики? – Коля хмыкнул. – Это ж, брат, денег стоит…
– Деньги у меня есть.
– Ладно. Послушай… Сделаем так. Я тебя сведу с одним … инженером. Как вы с ним договоритесь – дело ваше, меня не касается. Одно могу сказать – парень надежный. Никогда не проболтается и, главное, может очень многое, – и многозначительно добавил, – О-о-чень многое!
– Давай, знакомь. Только побыстрее.
– Да прямо сейчас к нему и зайдем.

Коля с Джоном прошли через парк, и подошли к школе, в которой ужу вторую неделю учились его дети.

– Он здесь при спортзале. Тренер по борьбе. Зовут его Роман Владимирович. Он нас с тобой постарше. Мы когда-то вместе… Короче, я его знаю давно. Сюда иди – тут к нему отдельный вход есть.
Вскоре все трое сидели в маленькой комнатенке с табличкой на двери «Тренерская».
– Привет, Рома. Тут у человека к тебе дело есть. Помоги ему. Он сам тебе все расскажет, а мне идти надо – там ведь никого нет, а скоро пиво привезут.
– Хорошо, Коля, иди… Не беспокойся, мы во всем разберемся, – сказал Роман и протянул Джону руку. – Роман Владимирович.
– Джон, – ответил Джон.
– Что, и вправду Джон? – улыбнулся Роман.
– Ну, нет, конечно… Иван, вообще-то, – улыбнулся в ответ Джон, – но так привычнее.
– Да, насадили нам привычек – мало не покажется. Так что за проблема?

Джон второй раз за утро поведал свою историю. Роман Владимирович слушал, не перебивая, только один раз посмотрел на часы.
– Да, история типичная, – прореагировал Роман Владимирович, – не вы первый, не вы, увы, последний. Эта система порождала и будет порождать и не такие уродства и жестокости. Вот вы, когда работали авиамехаником, небось, думали, что так будет всегда, что ваше благосостояние в ваших руках, так?
– Так… Не один я так думал.
– Верно. Большинство, к сожалению так думает. А бороться за свои права, за свою свободу вы не думали?
– Раньше не думал, а теперь… Да и как бороться?
– Ну, так называемые «Братья» борются…
– Да где они там борются? Где-то в Стране? По лесам прячутся…
– Ну, Ваня, положим, о «Братьях» ты ничего толком и не знаешь. Не только в лесах они прячутся. Может, я тебе что-нибудь и расскажу попозже. Сейчас давай решать вопрос с документами. Сделаем мы тебе «ай-ди-кард». Завтра будет готова. Кроме того, надо тебе еще кое-что рассказать и показать. Приходи вечером на берег возле Наркомвода. Ты рыбу удить любишь?
– Да не удил никогда…
– Вот и попробуешь. Удочку я для тебя возьму. Часам к восьми приходи – вечернюю зорьку застанем.

Последние два дня Джон провел с семьей и Романом Владимировичем, рассказавшим ему много необыкновенного.

Но, кроме интересных бесед, Роман снабдил Джона как документами, так и адресами «на всякий случай».