ПСИХОЛОГИЯ ДЕНЕГ

Может быть, написанное в этом разделе – самое главное в книге. В том числе и потому, что при огромной важности «психологии денег», она не учитывается экономической и финансовой наукой. Кое-что об этой психологии знают биржевые спекулянты и финансовые мошенники, но их знания и опыт носят личный характер и в корпус экономических знаний не включаются.

Кардинальные и стремительные, политические и экономические изменения, пережитые нашей страной за последние полтора десятка лет, не без оснований называемые «шоком», и – безо всяких оснований – «терапией», поставили практически все население бывшего Советского Союза перед необходимостью экстренной психологической адаптации к совершенно новым политическим и экономическим условиям. Одной из новых реальностей, к которым, как оказалось, надо заново привыкать, стали деньги и денежные отношений. Коварство и болезненность этого привыкания еще и в том, что надо освоить не что-то совершенно новое, как, например, игра на фондовом рынке, а в том, что переосмыслить надо очень знакомое и близкое, что никогда не исчезало из жизни: деньги.

Все ужасы «переходной экономики»: инфляция, нескончаемые денежные реформы, загадочная приватизация, мошеннические финансовые пирамиды, сказочное богатство ничем не выдающихся до того людей – все это пережито нами болезненно и оставило в душах неизгладимый след – смесь стыда, обиды и разочарования. Как пишет А.Б. Фенько, «этот характерный эмоциональный осадок указывает на то, что в переходный период мы пережили насильственное лишение экономической невинности» [140]. И далее: «открывая для себя деньги как экономический феномен, мы одновременно вновьоткрываем для себя их мистическую власть и силу, коварство и привлекательность, бесконечные возможности и смертельные опасности, которые несет с собой обладание ими».

Все науки – что бы ни являлось объектом их изучения: человек, вселенная, земля, микромир, экономика, – изучают свой предмет на основе неких модельных представлений об объекте исследования. Невозможно изучать окружающий мир как таковой. Чтобы что-то узнать о наблюдаемом явлении ученые всегда разлагают сложное явление, сложный объект на составные, более простые и доступные для изучения части. Потом более или менее упрощенно пытаются описать взаимодействия этих частей друг с другом и с окружающим миром. В результате вместо самого явления во всей его бесконечной полноте и сложности появляется некая модель, упрощенно описывающая какие-то важные особенности его сущности и поведения.

В наиболее совершенном виде научный способ познания мира сложился в физике. Именно при описании явлений природы, свойств вещества и поля созданы и всесторонне исследованы физические и математические модели, обозначены границы применимости этих моделей, указаны величины, с помощью которых природа может описываться, а также способы измерения этих величин: температуры, скорости, длины, временных промежутков и многих других. При этом физики не забывают подчеркивать, что все физические законы имеют границы применимости, обусловленные рамками той модели природного явления, в которой они действуют: в микромире одни законы, в макромире другие, при движении с небольшими скоростями одни законы, при движении с высокими скоростями – другие.

Экономическая наука тоже исходит из модельных представлений о весьма сложном явлении – экономической жизни. В рамках экономических моделей, пытающихся описать экономическое явление, выявляются некоторые закономерности. Они могли бы стать большим – фундаментальными законами (как закон всемирного тяготения, например), если бы в явлениях экономической жизни не принимали активное и наиважнейшее участие люди.

Экономические модели исходят – по необходимости, а не по неразвитости – из предположения о рациональном, разумном поведении людей, участников экономической жизни. Предполагается, например, что всякий субъект экономической жизни стремится к получению прибыли, а не к убытку, что спрос рождает предложение, потому что человеку свойственно стремиться к удовлетворению возникших потребностей и т.д. И эта модель действительно «в общем и целом», «более или менее», «иногда», «при статистическом усреднении» описывает происходящие в действительности вещи.

Но экономические модели не могут и не должны описывать как экономическое явление совершенно нерациональное (часто – иррациональное) поведение человека, проигрывающего свои сбережения в казино, или принесение в жертву злым духам сотни быков, далеко не лишних в хозяйстве племени. Но если таких людей становится много, когда суммарный финансовый оборот казино или масштабы жертвоприношений становятся заметным фактором, влияющим на экономическую жизнь, тогда оказывается, что неплохо было бы знать о природе азарта и о мотивациях приносящих жертву злым духам несколько больше, чем того требуют финансово-экономические теории.

То как, что и почему вмешивается в рациональное поведение «экономического человека» стало предметом таких наук как социология, антропология и, конечно, психология.

Психология денег пока еще мало разработана. Тем не менее, для полезного разговора на эту тему материалов научных исследований, да и бытовых наблюдений достаточно.

Например то, что индивидуальное восприятие денег различно, каждый из нас может подтвердить на собственных примерах. Все согласятся с тем, что значимость 100 рублей для меня, для вас и для одинокой старушки пенсионерки может быть – и должна быть – совершенно различна. Но вы, возможно, возразите: это не психология, это социология и экономика: конечно, для бедной бабушки 100 рублей значат много, а для бизнесмена мало. Соглашусь, но с оговорками, которые выскажу попозже.

Напомню о другом. Вы встречали в жизни людей скупых и щедрых, скопидомов и мотов, азартных игроков на деньги и равнодушных к казино и лотереям, любящих деньги настолько, что про них говорят «за три рубля мать родную продаст», и других – не желающих ради денег «задницу от стула оторвать»?

Роль и значимость денег в жизни каждого весьма индивидуальна и эти различия не на сто процентов обусловлены достигнутым материальным достатком. Очень часто более важными обстоятельствами являются: этика, в том числе религиозная, национальные особенности и индивидуальная психология.

Не учитывая этих факторов невозможно, в принципе, строить правильную финансовую стратегию – как для себя лично, так и по отношению к остальным людям, да и в отношении целых стран.

Нет всеобщего рецепта счастья, нет стандартов благополучия, одинаковых для всех.

Недавно по телевизору показали 97-летнего кубинского рыбака, задумчиво курящего длинную толстую сигару на морском берегу рыбацкой деревушки, которую он не покидал ни разу в жизни. Его показали потому, что он когда-то рыбачил с Хемингуэем.

Полагаю, что его представления о достатке, комфорте и жизненном успехе искренне и по самой своей сути существенно отличаются от представлений, характерных, скажем, для мошенника Мавроди и политика Жириновского.

Проблемам психологии денег и финансового поведения посвящена, например, обстоятельная монография англо-американских психологов А. Фернама и М. Аргайла,[141] в которой рассмотрены самые разные аспекты поведения, связанного с деньгами, выявлены факторы, влияющие на представления о деньгах, способах их добывания и траты, рассмотрены явные и скрытые смыслы денег. Поскольку книга ориентирована на профессиональных психологов, углубленное знакомство с ней потребует у неподготовленного читателя серьезных усилий. Популярное изложение некоторых материалов монографии содержится в этой главе.

Возможно, именно в сфере индивидуальной, социальной, национальной и религиозной психологии лежат ответы на вопрос – почему не приживаются многие западные экономические идеи на отечественной культурной почве? Как следует вести бизнес в России? Что именно нам следует заимствовать из мирового опыта, а что – нет?[142]

Психология денег[143], о которой мы собираемся говорить, явление весьма сложное, поэтому ученые, как это принято у ученых, разложили его на несколько аспектов, направлений исследования. Вот основные:

  • отношение к деньгам, их получению и использованию; сакральный и профанный[144]смысл денег; культурные, этические и религиозные аспекты отношения к деньгам;
  • повседневные привычки, связанные с тратами и сбережениями, крупными приобретениями и уплатой налогов, подарками и благотворительными пожертвованиями, отдыхом и азартными играми;
  • психические расстройства, связанные с деньгами;
  • специфика психологии очень богатых людей, изучение соотношения богатства и счастья;
  • исследования формирования представлений о значении, свойствах и происхождении денег у детей;
  • правила распоряжения деньгами, складывающиеся в семьях;
  • деньги в профессиональной сфере: проблемы оплаты труда, чаевых, штрафов; изучение удовлетворенности работой и причин забастовок .

В конечном счете, именно проблемы психологии денег побудили меня написать эту книгу, а вас прочитать ее. Именно социокультурные различия, помноженные на причины экономические, пробуждают такие эмоции, как тревога, напряженность, боязнь безработицы, нищеты, утраты защищенности, что побуждает одних к уходу от действительности, других к преступлению, третьих к активизации своей деятельности, к поиску путей и способов выживания. Раз вы читаете эту книгу – вы из этой когорты: активных, стремящихся к адаптации в новых условиях и достижению успеха – то ли финансового, то ли психологического.

Оба успеха хороши, если ваша «психология денег» хороша.

 

Отношение к деньгам

Всюду деньги, деньги, деньги,
Всюду деньги, господа.
А без денег жизнь плохая –
Не годится никуда!

Казалось бы, мы с вами закончили рассмотрение вопроса о сущности и функциях денег, однако вот еще один интересный взгляд[145]:

«Для клептоманов или женщин, разоряющих мужчин, деньги символизируют утраченные интроецированные[146] объекты; они стремятся к деньгам, чтобы тут же от них избавиться. Люди с депрессивным характером, которые страдают от эмоционального голода, рассматривают деньги как потенциальную пищу. Для одних деньги символизируют их сексуальную состоятельность, и они воспринимают потерю денег как кастрацию. Другие в минуту опасности начинают жертвовать крупные суммы денег в целях профилактической самокастрации. Третьи тратят деньги совершенно импульсивно, без всякого учета их реальной стоимости. Почти каждый из нас действует в ущерб своим интересам, когда речь идет о бесценных объектах. А за некоторые головы, напротив, может быть назначена цена. Всеобщая эквивалентность денег – это иллюзия: на кровавые деньги покупают совсем не то, что на честно заработанные, а деньги, полученные в дар от короля, – это не то же самое, что выигрыш в лотерею».

Да, отношение к деньгам[147] у разных людей разное. Установлено, что существуют отличия половые – женщины и мужчины по разному относятся к деньгам, – возрастные, национальные, религиозные и др. Более того, один и тот же человек, изменяясь по мере своего личностного, духовного роста, меняет и свое отношение к деньгам. Наконец, отношение человека к деньгам находится в зависимости как от своего личного материального положения, так и от состояния экономики страны в целом.

Я постараюсь не перегружать книгу подробным пересказом весьма, интересных исследований, авторы которых пытались выяснить, какое место занимают деньги в жизни различных групп населения, какие они вызывают ассоциации, как влияют на отношения с близкими – все эти вещи интересующиеся могут прочитать в цитированной литературе. Здесь я приведу лишь наиболее важные данные. Вот, например, фрагмент анкеты (распространялась в англо-американской среде через журнал «Psychology Today»), на которую давали ответы представители двух групп: первая, представители которой считают, что «им хватает денег» и вторая, в которой «не хватает денег» ( в процентах от опрошенных).

 

Те, кому

«хватает»

Те, кому

«не хватает»

Я думаю, что у большинства моих друзей

 

 

-больше денег, чем у меня

17

59

-столько же, как у меня

42

32

 

 

 

Каковы ваши долги

 

 

– достаточно велики

4

44

– невелики

37

26

 

 

 

Чего вы больше всего боитесь

 

 

– ничего

24

6

– не иметь достаточно денег

10

63

– потерять любимого человека

43

56

– не преуспеть в жизни

19

52

– не продвинуться по службе

14

40

– заболеть

41

51

 

 

 

Что беспокоило вас в прошедший год

 

 

– постоянные заботы и тревоги

7

50

– усталость

24

49

-одиночество

16

47

-ощущение своей никчемности

6

34

– головные боли

10

33

– бессонница

10

28

– чувство вины

6

26

– проблема веса

13

25

– отсутствие интереса к сексу

12

25

– чувство безысходности

4

24

Да-а-а... Интересная картиночка: выходит, те «кому хватает» хоть и устают, но даже голова у них болит реже, и вины они не испытывают, и забот у них меньше...

Но самая большая ошибка, которую вы только можете сделать, размышляя над результатами в таблице, это подменить понятия и подумать так: «богатые» хоть и устают, но даже голова у них болит реже – и так далее.

Не «богатые», а те, кто «считает, что ему хватает денег» – это далеко и принципиально не одно и то же! «Хочешь быть счастливым – будь им!» – завещал нам Козьма Прутков.

Очень много данных свидетельствуют о том, что мужчина и женщины по-разному смотрят на деньги.

Женщины чаще мужчин по поводу денег: тревожатся, впадают в депрессию, безнадежность или гнев, завидуют, негодуют паникуют, страшатся, стыдятся, испытывают чувство вины, злобы или печали. А вот мужчины чаще женщин испытывают по поводу денег сомнения, уважение, почтение и любовь.

Пожалуй, эти данные подтверждают не только то, что женщины более эмоциональны в целом, но и то, что даже к деньгам у женщин преобладает эмоциональное, а не рациональное восприятие: женщины больше мужчин беспокоятся о деньгах вообще.

В целом же мужчины придают деньгам больше ценности, чем женщины, хотя среди некоторых народов, где роль прямого мужского соперничества весома, ценность денег в глазах таких мужчин снижается.

Много различий выявляется в разных группах в восприятии денег в будущем. Люди постарше сильнее обеспокоены будущим, чем люди молодые.

Более состоятельные сильнее обеспокоены будущим, чем те, кто победнее.

Политические консерваторы видят будущее более ярким и светлым, нежели представители «левых», лейбористских кругов, считающих, что все будет только хуже (данные по Великобритании).

Это важно: понимать, что люди действуют в соответствии со своими представлениями о будущем. А это, в частности, выражается в том, как они тратят, сберегают и вкладывают деньги.

Предлагая читателям книги максимальный спектр возможностей, мы считаем книгу полезной и для «левых», и для «правых».

Но каждый при этом поступит так, как велит ему его строй и уровень развития личности, темперамент, представления о политико-экономических тенденциях и о масштабах и степени угрозы его финансовому благополучию.

 

Некоторые особенности национального отношения к деньгам

Никто не сможет дать нам с вами каких-то конкретных, простых рекомендаций, касающихся отношения к деньгам представителей разных национальностей. Представители любых народов могут быть и щедрыми, и жадными, и любить деньги, и не любить деньги, и пойти ради денег на преступление, и не пойти ради денег на преступление. Но, несмотря на это, стоит отметить, что, при всем многообразии человеческих типов в пределах одной нации, национальные особенности отношения к деньгам, все-таки, существуют. Поэтому стоит познакомиться с некоторыми наблюдениями на сей счет[148].

Например, в одном не слишком, однако, полном исследовании выявлено, что бельгийцы откладывают «на черный день» около четверти заработанного. Итальянцы 18 % своего дохода откладывают про запас. Японцы – 15 %, далее по убывающей идут датчане, ирландцы, французы, швейцарцы, англичане и немцы. Шведы откладывают из каждого заработка около 7 % суммы. Американцы тратят 95 % заработанного, австралийцы и того больше. Голландцы только 2 % дохода приберегают ежемесячно «на всякий случай»[149].

По отношению к тому, каким путем были добыты деньги, Америка и Европа существенно отличаются. Так, в США человек, честно зарабатывающий деньги каким угодно непрестижным трудом, вправе рассчитывать на ничуть не меньший почет в обществе, чем видный ученый или крупный политик. Француз же явно предпочтет гонорар писателя жалованью прислуги, даже если второе значительно больше первого.

Американец при виде миллионера, проезжающего в роскошном автомобиле, думает о том, как бы побольше заработать денег, чтобы оказаться на его месте. А француз в аналогичной ситуации – как бы вытряхнуть миллионера из авто и заставить идти по улице, как все. Наверное здесь проявляют себя истоки французского свободолюбия и тяги к справедливости, выраженной в знаменитом девизе французских коммунаров: «Свобода, равенство, братство». В глазах большинства французов проблема успеха в жизни неоднозначна: только треть из них верят, что успех является результатом честолюбия и ловкости. Почти половина французов испытывают недоверие к тем, кто нажил состояние. Поэтому французские миллионеры часто избегают появляться на телеэкранах и обложках иллюстрированных журналов. Достаточно специфично отношение французов к деньгам и богатству. У большинства из них есть качество, которое они считают большим достоинством – бережливость. Скопить средства, стать в старости рантье – мечта многих.

Существуют исследования экономического поведения миллионеров разных стран. На этих примерах тоже можно кое-чему поучиться.

 

Американские миллионеры

«В Америке много миллионеров» – трудно придумать более банальное утверждение. Впрочем, так оно и есть: из 105 миллионов американских семей примерно 4 миллиона – семьи-миллионеры. Большинство таких семей ведут экономичный образ жизни, предпочитают делать покупки в магазинах и супермаркетах, предназначенных для среднего класса, ездят в автомобилях, средняя стоимость которых порядка $25 тысяч. Только 25% семей миллионеров предпочитает покупать автомобили последних моделей. У большинства миллионеров жены еще более скупы, чем они сами. Они методично планируют семейный бюджет, не тратятся на глупости и обязательно откладывают деньги на черный день. Большинство миллионеров никогда не берут костюм ценой больше 400 долларов, обувь – больше 140 долларов, а часы – больше 250 долларов. Кто же тогда покупает дорогую одежду и ездит на дорогих машинах? Чаще всего это менеджеры среднего звена, адвокаты, врачи, служащие крупных корпораций со среднегодовым доходом от 50 до 200 тыс. долларов.

50% таких семей миллионеров не меняла места жительства за последние 20 лет. Миллионеры сравнительно равномерно рассеяны по стране, хотя имеется несколько городов (Нью-Йорк, Сан-Франциско, Лос-Анджелес и Даллас), где их сконцентрировано довольно много. Но даже в таких городах не существует специальной инфраструктуры их обслуживания и снабжения.

По сообщению журнала «Форбс» в 2003 году суммарная оценка состояния 400 богатейших людей Америки достигла $955 миллиардов. Основатель «Майкрософт» Билл Гейтс с $46 миллиардами возглавляет список сверхбогатых людей. Третье место занимает соучредитель «Майкрософт» П. Аллен с $22 миллиардами. На второй строчке легендарный инвестор У. Баффетт с $36 миллиардами.

95 человек из списка проживают в Калифорнии и 47 – в Нью-Йорке (в 1982 году в списке было 56 человек из Калифорнии и 81 – из Нью-Йорка), т.е. за эти годы произошел сдвиг распределения богатства в западном направлении.

Самый молодой в списке 31-летний Даниел Зифф (сын У. Зиффа, бывшего владельца издательской империи). Самый старый – 95-летний инвестор Макс Фишер.

Большинство американских миллионеров очень много работает, они настойчивые, ответственные и имеют семьи. На долю 11% богатых американцев приходится две трети ($460 миллиардов) всех налоговых поступлений. Средний класс Америки обеспечивает лишь 10% налоговых поступлений.

Стать миллионером – вовсе не американская мечта. Это цель, жизненная программа, а не мечта. И эта цель во многих реализованных случаях действительно достигалась как скучное, рутинное выполнение рекомендаций и правил.

Одно из правил американского миллионера – открытая проповедь индивидуализма и эгоизма: работай на себя, люби себя и в жизни ждет тебя успех. Конечно, этим правилом достижение цели не ограничивается. Желающих узнать об этом подробнее отсылаю к популярным и легко написанным книгам Роберта Кийосаки[150]. В действительности в Америке на себя, то есть не по найму, удается работать всего 20 % населения. Часть из них – миллионеры. Среди них финансовые спекулянты, инвесторы, промышленники, врачи, адвокаты.

Миллионерами в США становятся постепенно. Средний возраст американского миллионера – 57 лет. Он женат всю жизнь на одной женщине, 20 лет живет в одном и том же доме (не в самом фешенебельном районе). У него трое детей. Жена – чаще всего домохозяйка или учительница. Есть лишь одна из немногих статей расходов, на которую они не скупятся – образование детей и внуков.

Американские экономисты Т. Стэнли и У. Данко для ответа на вопрос: богаты ли вы, разработали эмпирическую оценку. Вот формула, характеризующая богатство.

Нужно сравнить два числа.

Первое – это состояние человека (сумма стоимости его дома, машины, банковских вкладов, инвестиций, и т.п.) за вычетом его долгов, в первую очередь долгов по кредиту.

Второе – это число, равное его возрасту (в годах) умноженному на сумму годового дохода и поделенному на 10.

Если первое число больше второго, можно считать, что человек богат.

По этой формуле типичный средний американец 40 лет с годовым доходом $70 тысяч, живущий в доме, стоимостью $300 тысяч, обладающий другим имуществом, включая банковские вклады, на сумму порядка $100 тысяч, а также обязательств по долгам (залог дома, машины и прочего, купленного в кредит) на сумму $400 тысяч характеризуется следующими числами.

Первое число = $300 + $100 – $400 = $0.

Второе число = $70x40/10 = $280.

Так что, согласно этой формуле он не богат. Но, наверное, и не беден – живет же как-то.

А давайте, для интереса, по этой формуле оценим «типичного россиянина».

Предположим, он живет в приватизированной квартире, стоимостью 30 000 долларов, у него есть старый «Жигуль» (~3 000 долларов), сбережений «на черный день» еще три тысячи – и все. Долгов, скорее всего, у него тоже нет. Зарплата около 300 долларов в месяц и ему тоже 40 лет. Тогда первое число равно 30 000 + 3 000 + 3 000 = 36 000, а второе: (300х12)х40/10 = 14 400.

Богат, получается: 36000>14400. Даже если у него отнять «Жигули», все сбережения и переселить во вдвое более дешевую квартиру – все равно, по американской формуле – богат!

В чем же дело? – А все дело в долговых обязательствах…

 

Английские миллионеры

В отличие от своего заокеанского коллеги английский миллионер чаще всего получает свое богатство в наследство. 93% британских миллионеров получили богатство по наследству.

Среди современных британских богачей выделяются 3 элитарные группы:

  • традиционная аристократия, то есть титулованные землевладельцы;
  • потомки лондонских финансистов XIX века;
  • наследники предпринимателей из Северной Англии, разбогатевших на текстильной промышленности.

Все они исповедовали англиканство и отдавали детей в одни и те же школы и университеты. В результате между этими группами возникла тесная связь, а к началу XX века они полностью слились и образовали так называемый класс собственников.

Для британцев богатство не является целью само по себе, а представляет собой способ вступления в высшее общество с его особым жизненным стилем. Еще с XVIII столетия существовала практика продажи титулов за деньги, поэтому богатые становились аристократами. Убеждение, что «старые» деньги, полученные в наследство, имеют больше ценности, чем заработанные лично, до сих пор составляют суть британского менталитета.

Типичный английский миллионер живет в загородном поместье (оно у него, как правило, не единственное), держит слуг, включая горничных, садовников, личного врача и парикмахера. Он тратит деньги на произведения искусства, лошадей, яхты и путешествия.

Образ жизни богатых англичан подчинен множеству ритуалов – регулярное появление на балах и обедах, аристократические виды спорта (охота и поло), присутствие на ежегодных скачках в Эскотте и на Уимблдонском турнире.

Британское высшее общество образует замкнутую касту, скрепленную родственными связями, браками и участием в совместных финансовых предприятиях. Доступ в этот узкий круг символизируется членством в привилегированных закрытых клубах. В этот мир почти невозможно проникнуть извне. Удачливый предприниматель или служащий, выигравший миллион в лотерею, никогда не станет его членом. Для этого нужно родиться в определенной семье и учиться в Итоне или Хэрроу, Оксфорде или Кембридже. Именно там завязываются личные и деловые знакомства, определяющие финансовый и светский статус. Чтоб не оскоромиться не будем упоминать наших олигархов, стремящихся пролезть в высшее британское общество. Скажем лишь, что даже сам Аль-Файед лондонский миллиардер египетского происхождения, владелец отеля «Ритц» и универмага «Хэрродс», отец Доди Аль-Файеда, друга принцессы Дианы, вместе с которым она погибла в автокатастрофе, – даже он и его семья не допущены в аристократическое общество. Мухаммед Аль-Файед утверждает, что автокатастрофа была подстроена агентами британских спецслужб с целью предотвратить намечавшийся брак его сына с принцессой Дианой, которая являлась матерью наследника британского престола.

 

Немецкие миллионеры

Если в Америке около 4% населения – миллионеры, то в Германии их чуть более одного процента, и это немало. Среди них есть люди, которым капиталы достались по наследству. Есть высокопоставленные менеджеры крупных концернов, чьи годовые доходы также измеряются семизначным числом. Но большую часть миллионеров составляют те, кто начинал с нуля.

Вот их среднестатистический портрет.

Во-первых, все они создавали собственное дело, располагая на старте минимальными финансовыми возможностями.

Во-вторых, именно это «дело», а не деньги сами по себе было и остается смыслом их жизни.

В-третьих, у всех в избытке есть то, что называется предпринимательским духом, то есть инициативность, упорство, фантазия, готовность к риску, воля...

В-четвертых, они считают: быть первым на рынке – это не почетное звание, а постоянная и очень жесткая борьба за свое место под солнцем.

В-пятых, практически все миллионеры, стоящие во главе своего дела, трудоголики. Они почти не пользуются отпусками. Миллионеры-предприниматели в большинстве своем сталкиваются с проблемами в семейной жизни, часто не видят, как вырастают дети. Дело поглощает их целиком без остатка.

В-шестых, все они с детства мечтали стать миллионерами.

Немцы считают, что деньги важны и даже очень. Они необходимы для того, чтобы расширять дело, отвоевывать новые позиции на рынке... Но при этом, деньги – лишь средство, инструмент достижения этой глобальной цели, но никак не сама цель. Некоторые даже проводят в жизнь такую мысль, что к деньгам надо относиться легко.

Одеваются миллионеры просто. В строгом костюме и при галстуке их можно встретить только на официальных приемах или во время важных переговоров. Чем богаче человек, тем меньше он бросается в глаза внешне; Зато предприниматели средней руки и особенно менеджеры крупных концернов почти всегда выглядят как миллионеры в телевизионных фильмах: дорогие костюмы, шелковые галстуки, золоченые «роллексы», шикарные машины. Для миллионеров значительно важнее быть, а не казаться. «Мне не нужны прогулки на яхтах или пребывание на горных курортах, чтобы, как говорится, подзарядить свои аккумуляторы, – говорит известный немецкий миллионер Сикст. – Работа для меня – это и зарядка, и разрядка. Деньги же как таковые меня давно не интересуют. Конечно, они нужны для дела, но для жизни требуется не так уж и много».

 

Канадские миллионеры

В Канаде насчитывается более 200 тыс. миллионеров, то есть людей, располагающих накоплениями в сумме более миллиона долларов (не считая недвижимости, стоимости средств производства и прочих материальных ценностей). К представителям элиты наследственных богатеев в Канаде относятся около 10 тыс. семей.

В целом же канадские миллионеры по своему менталитету и жизненным установкам близки к американским. В основном это люди, которые, что называется, «сделали сами себя». Среди них немало частнопрактикующих специалистов (прежде всего, юристов и медиков), владельцев малых и средних бизнесов, деятелей индустрии развлечений, фермеров.

Большинство канадских миллионеров – это пенсионеры. Средний возраст – 60 лет. Свободного времени у них много. Чем они занимаются? Как выяснилось, 25 % миллионеров предпочитают читать или слушать «говорящие книги»; 24 % предпочитают путешествовать; 23 % играют, как положено обеспеченным людям, в гольф, либо посещают культурные мероприятия; а 19 % – возделывают сад.

 

Российские миллионеры

Принято считать, что типичный англичанин стремится разбогатеть для того, чтобы поддерживать определенный жизненный стиль, а типичный американец копит деньги, чтобы быть уверенным в завтрашнем дне. Фигура же «нового русского» носит гротесковый характер, описываемый формулой «из грязи в князи». Не даром она воспета во множестве анекдотов. Любовь к показному блеску и бьющей в глаза роскоши, низкий общекультурный уровень, агрессивность – именно этими чертами и запомнились миру первые представители русской экономической элиты. Теперь и малиновые пиджаки, и растопыренные пальцы, даже анекдоты про них – пройденный этап. Демонстрация богатства осталась только в среде шоу-бизнеса, «попсы», жителей «гетто миллионеров» – Рублево-Успенского шоссе.

«Настоящие» наши миллионеры играют уже в другие игры. Мы не будем об этом много рассуждать, поскольку для целей нашей книги и этой главы, в которой мы рассказываем об особенностях отношения к деньгам представителей разных национальностей, имеющегося опыта жизни наших миллионеров недостаточно для полезных обобщений. А всякого рода иной информации полно в разных журналах, например, в том же «Форбсе».

Так что лучше рассмотрим вопрос о представлениях наших соотечественников, касательно того, что есть богатство, а что суть бедность и как большинство к этим состояниям относится.

 

Что такое богатство – 2    

Православный взгляд

Есть одно популярное, но отвратительное по своей сути высказывание: «Если ты такой умный, почему же ты такой бедный?» Это любимый упрек хамоватого деляги-полуживотного с неразвитым интеллектом и отсутствием морали, бросаемый им в лицо скромно живущему интеллектуалу.

Мы уже говорили в первой части нашего рассуждения о том, что такое богатство, об относительности понимания богатства разными культурами, разными религиями и разными эпохами. Продолжим этот разговор, обращаясь к теме нестяжательства в его традиционном русском понимании.

Сначала – формальная справка о нестяжательстве в православии. Нестяжательство возникло в России в конце XV начале XVI века как религиозно-политическое движение. Приверженцы этого движения выступили с требованием отказа церкви от «стяжания», – то есть от приобретения церковью, особенно монастырями, земельных и имущественных ценностей. Свое требование нестяжатели обосновывали тем, что считали стяжание земельных и имущественных ценностей церковью противоречащим идеалам Евангельской морали и наносящим ущерб церковному авторитету. Идейное обоснование нестяжательства содержится в трудах Нила Сорского, Вассиана (Патрикеева), старца Артемия и других деятелей церкви. Так, в своем труде «Монастырский устав» Нил Сорский утверждает о том, что приобретение монастырями собственности не совместимо с монашеским обетом, потому что этот обет призывает монахов вести аскетический образ жизни, отречься от всего мирского, а также использовать только личный труд, как источник существования.

Ученик Нила Сорского, Вассиан Косой, выступил с предложением конфисковать земельные наделы у монастырей и организовать земельный фонд для того, чтобы наделить землями мелких и средних феодалов. Нестяжательство, как церковно-политическое движение, имело социальное обоснование. Оно соответствовало интересам крупного боярства и удельных князей, которые пытались сохранить свои владения, а потребность дворянства в земельных наделах удовлетворить за счет присвоения церковных земель.

Несмотря на то, что в церковной среде нестяжательство пользовалось определенной популярностью, были у этого движения и серьёзные противники. Так, например, против этого движения выступил Иосиф Волоцкий и его последователи «иосифляне». Этот церковный деятель сумел убедить великого князя Иоанна III отказаться от поддержки нестяжателей. При этом нестяжатели были им представлены противниками усиления великокняжеской власти. Собор 1503 года специально рассматривал нестяжательство, как церковно-политическое явление и оценивал его идейно-религиозную суть. Решением этого собора нестяжательство было осуждено, а за церковью была сохранена их земельная собственность. Однако, несмотря на решение собора, борьба между стяжателями и нестяжателями не была прекращена и длилась много лет. Популярность идеи нестяжательства в народе была очень велика. Учение нестяжателей повторно рассматривалось на соборе 1531 года. На этом соборе нестяжательство было подвергнуто суровой критике и окончательно осуждено.

В историографии XIX-XX века, одержимой идеей социальной конфронтации, преувеличивались расхождения между двумя течениями: нестяжательством и иосифлянством. Между тем оба они развивали единую программу «игумена земли Русской» пр. Сергия Радонежского, сочетавшего монашеский подвиг, духовную аскезу со служением родной земле, ее народу. В реальной действительности древнерусские монастыри стали одновременно и подлинными очагами духовности, и процветавшими центрами феодального хозяйства и средневекового искусства, и оборонными твердынями.

Именно в этом, как нам кажется, состоит подлинная гармония: в диалектическом единстве двух начал – нестяжательства, как нравственного идеала, и активной, в том числе экономически, жизненной практики.

В народной душе нестяжателство, как важная часть представлений о справедливом мире, в котором духовные мотивы преобладают над материальными, оставалось долго. Продолжает идея нестяжательства жить и сейчас – в форме воспринимаемого большинством принципа «жить по средствам».

Жить по средствам – понятие, далеко выходящее за рамки экономики. Оно говорит о жизнеустройстве. В период перестройки и последующие годы «реформ» мы оказались жертвами большого обмана, которым мы в массе нашей соблазнились и не хотим его видеть[151]. А раз соблазнились, то говорить об этом непросто, а слушать неприятно.

 

Современность: монах или делец?

Вся российская реформа только потому и стала возможной, что всех нас, весь наш народ, долго соблазняли – и наконец соблазнили – жить не по средствам. И жить не по средствам в главном, в самом существенном. Это вопрос не экономики, а культуры, духа. Нас соблазнили отказаться от одного из главных устоев русской жизни – непритязательности и нестяжательства в бытовом, а не чисто церковном его толковании.

Из модели «общество как семья», обусловленной не только и не столько традицией, сколько природными факторами, вытекал и принцип хозяйства – думать обо всей семье и жить по средствам. На этом строилась вся наша цивилизация.

В какой-то момент началась модернизация нашей жизни. Исчезли, например, стеклянные молочные бутылки. Появилась удобная упаковка из пластика. Опустошил – в мусор[152]. Мы стали переходить к «цивилизации упаковки» – а, тем самым, – не понимая этого, – к разрушению России как семьи. Оплатить упаковку можно только через изъятие соответствующих ресурсов и, как следствие, обеднение части народа – таковы реальные возможности нашей промышленности и наших ресурсов.

Молочные бутылки – мелочь, для примера. В целом на Западе совокупные затраты на упаковку потребительских товаров примерно равны стоимости этих товаров. И экономика развитых стран Запада выдерживает это соотношение, в основном, не за счет обеднения народов своих стран. Почему это для Запада так, а для России не так, мы здесь говорить не будем. Порекомендуем заинтересованному читателю обратиться к соответствующей литературе[153].

 Россия как семья в ХХ веке могла, увы, жить только скромно – иногда есть сласти, но из простого бумажного пакета. Решив тратиться на упаковку, производитель должен будет так поднять цены на эти сласти, что их будет хватить лишь меньшинству.

В этом суть того поворота, на который согласился русский народ. Согласился по незнанию, по лени, под влиянием обмана – неважно. Важно не то, почему согласился, а то, что не видно никакой воли к тому, чтобы осознать тот выбор, во весь голос заявить о нем – признать его или отвергнуть.

Вот как об этом периоде нашей истории пишет лауреат Нобелевской премии в области экономики, профессор Колумбийского университета Джозеф Штиглиц в статье «Разрушение России», опубликованной в английской «Гардиан» 9 апреля 2003 года[154]:

«Никакое переписывание истории не сможет изменить того факта, что неолиберальные реформы в России привели к чистейшему экономическому спаду.

 Длящийся два десятилетия переходный период, в течение которого значительно увеличиваются бедность и социальное неравенство, когда немногие богатеют, а все остальные нищают, нельзя назвать победой капитализма или демократии.

До 1998 года цена рубля была завышенной, в силу чего внутренние производители были лишены возможности конкурировать с зарубежными. МВФ не хотел, чтобы Россия девальвировала свой рубль, и давал миллиарды долларов, чтобы поддержать обменный курс рубля. МВФ и министерство финансов США опасались, что любые изменения обменного курса приведут к новому витку инфляции, потому как у России практически не было резервных производственных мощностей.

Эти результаты были вполне предсказуемыми: попытки финансового вливания в 1998 году ни к чему не привели, а вот девальвация рубля дала результат. Оказалось, что в России существуют огромные излишки производственных мощностей, и вскоре началось замещение импорта, хотя финансовые волнения еще не успели улечься. Через год после девальвации показатели импорта упали почти на 50%, поскольку потребителей вынудили покупать продукты питания и товары российского производства.

Позднее возросшие мировые цены на нефть обеспечили дальнейший бум в экономике, позволив создать фонды для инвестиций и расширения производства.

В конечном итоге, нам следует озаботиться не просто темпами экономического роста, но типом общества, которое сейчас создается в России. У так называемых российских «реформаторов» огромная концентрация собственности в России, которая возникла в 1990-х годах, не вызывала озабоченности, пока обеспечивался дальнейший прирост экономики.

Но имеется и другой взгляд на рыночную экономику, базирующийся на большем равноправии, которое использует силу рынков для того, чтобы обеспечить процветание не немногим гражданам, но всему обществу. То, что Россия в переходный период не сумела этого достичь, не должно вызывать удивления. Эта цель реформаторами и не ставилась. Величайший парадокс в том, что их взгляды на экономику были настолько неестественными, настолько идеологически искаженными, что они не сумели решить даже более узкую задачу увеличения темпов экономического роста. Вместо этого они добились чистейшего экономического спада. Никакое переписывание истории этого не изменит».

Как видим, даже зарубежный экономист понимает, – что есть самое главное: тип общества, который мы строим! А тип всякого общества, не в последнюю очередь, определяется представлением членов этого общества о богатстве.

Суть русского народного понимания богатства: « Лишнее не бери, карман не дери, души не губи», или: «Лишние деньги – лишние заботы».

Традиционный русский человек-труженик отвергал стяжательство и накопительство, однако с достоинством принимал и богатство и деньги: с одной стороны – «Денежка не бог, а бережет», но при этом – «Деньгами души не выкупишь», «Пусти душу в ад, будешь богат». Представление русского человека о счастье не связывалось с богатством, главным в счастье виделось быть нравственно чистым и покойным душою. В русских народных сказках победу всегда одерживает ловкий, смекалистый, честный, а не богатый и предприимчивый. Богатство, оторванное от нравственности всегда отвергалось на Руси: «От трудов праведных не наживешь палат каменных».

Накопительство, неправедное, паразитическое стяжательство, скупость – порицаются: «скупому человеку убавит Бог веку», а бережливость – поощряется народной моралью: «копейка рубль бережет».

В сознании большинства русских людей до сих пор – труд важнее богатства и труд – источник богатства и собственности. Поэтому собственность, не являющаяся результатом труда не только безнравственна, но попросту не легитимна, с точки зрения большинства, – какие бы писанные законы не были утверждены в обществе.

Не учитывать состояние духовных и моральных ценностей большинства нельзя: либо не получится устойчивого благополучного общества, и все придет к разрушению, либо надо избавиться от этого большинства путем его уничтожения.

Еще раз процитируем Нобелевского лауреата: «В эпоху Ельцина российское руководство сделало две серьезные ошибки в области экономической политики. Одной из них было создание стимулов, которые вели, скорее, к изъятию прибыли, чем к достижению благосостояния. Другая заключается в том, что были не использованы те немногие позитивные достижения, которые оставила после себя эпоха коммунизма. Это касается, например, интеллектуального капитала, который особенно заметно сократился в области техники и естественных наук, так как многие из самых одаренных людей эмигрировали из страны. И это касается также демонтажа принципа относительного равенства, имеющего серьезные политические последствия. <…> Поэтому уже давно назрела необходимость, наконец-то, поставить на политическую повестку дня вопрос относительно незаконной приватизации 90-х годов, в которой кроются корни различия в благосостоянии людей в России. Это не только вопрос справедливости, но и в далекой перспективе – также вопрос экономического благоразумия»[155].

Вопрос экономического благоразумия – вот как! Следовательно, «экономического благоразумия ради» надо исходить из того факта, что у нашего народа давно сложилась и не хочет изменяться – как бы ни пытались его сознание изменить «телевизионные деятели искусств» – определенная, трудовая система жизненных ценностей, система, в которой труд занимает первое место, а богатство находится на втором плане.

Очень характерно, что понятие «добро» как нравственная категория и «добро» как имущество и вещи выражаются одним словом. Отсюда пословица «Жить поживать и добра наживать» означает не только имущество накопить, а и совершать в жизни добрые дела[156].

Так кем же быть – монахом или дельцом? И не тем и не другим, точнее, и тем и другим. Надо оставаться нравственной, духовной личностью, живя в реальном мире, работая и зарабатывая деньги, заботясь о материальном благополучии себя самого, своей семьи, близких.

Один из великих современных мистиков – Ошо[157] – называл такой тип личности Зорба-Будда:

«На Востоке люди осудили тело, осудили материю, назвали материю иллюзорной, «майей» – она не существует в действительности, только кажется, что она существует, она сделана из того же вещества, что и сны. Они отреклись от мира, и поэтому Восток остается бедным, больным, голодающим.

Половина человечества принимала внутренний мир, но отрицала внешний.

Другая половина человечества принимала материальный мир и отрицала внутренний. Обе они – половины, а никто не скажет, что половина может быть удовлетворена.

Вам необходимо быть цельным, богатым в теле, богатым в науке, богатым в медитации, богатым в сознании. Для меня только цельный человек свят. Я хочу, чтобы Зорба и Будда встретились. Один Зорба пуст. Его танец не имеет вечной значимости, это мимолетное удовольствие. Скоро он устанет от этого. Пока у вас нет неистощимых источников, доступных вам из самого космоса: до тех пор пока вы не станете более экзистенциальными, вы не можете стать цельными.

Это мой дар человечеству: цельная личность.

Это образ цельного человека «Зорбы-Будды», который может пить вино, танцевать на пляже, петь под дождем, и в тоже время наслаждаться глубинами понимания и мудрости, доступными мудрецу».

 

Богатство и бедность в представлениях россиян[158]

 Итак, в русской традиции скромность, нестяжательство являются добродетелью, в то время как богатство – это нечто сомнительное и осуждаемое, противоречащее идее аскезы, вошедшей в живую ткань культуры русского народа.

Современные исследования показывают, что сегодня, когда нас перековывают из социалистов-коммунистов в капиталистов-индивидуалистов, а с экранов телевизоров изо дня в день настойчиво внушается мысль, что ценность любого человека определяется, прежде всего, качеством и количеством тех предметов, которыми он владеет, взгляды россиян могли претерпеть изменение.

 Похоже, что реальная картина восприятия богатства и бедности в современном российском самосознании воспринимается достаточно философски, с пониманием их относительности и временности в условиях России, где «от тюрьмы и от сумы не зарекаются». Ниже мы приводим данные, полученные в ходе социологических опросов.

Вот, например, каково отношение россиян к тем пословицам и поговоркам, в которых аккумулирована народная мудрость восприятия бедности и богатства, чтобы убедиться: с того времени, как они появились, их поддержка большинством населения по-прежнему сохраняется.

Доля россиян согласных и не согласных с пословицами и поговорками о бедности и богатстве, (в процентах).

Пословицы и поговорки

Согласны

Не согласны

 

Население в целом

Богатые

Бедные

Население в целом

Богатые

Бедные

Трудом праведным не наживешь палат каменных

76,3

44,9

83,6

23,7

55,1

16,4

Бедность – не порок, а несчастье

77,7

73,6

80,5

22,3

26,4

19,5

Богатство – вода, пришла и ушла

66,0

54,8

63,9

34,0

45,2

36,1

Чем беднее – тем щедрее, чем богаче – тем скупее

75,3

30,0

83,6

24,7

70,0

16,4

Богачи едят калачи да не спят ни днем, ни в ночи

65,3

51,2

68,6

34,7

48,8

31,4

Богатством ума не купишь

85,7

84,2

82,8

14,3

15,8

17,2

Не в деньгах счастье

64,9

67,0

55,9

35,1

33,0

44,1

Выводы:

  • большинство бедных не считают честный, праведный труд основой благополучия и богатства, а богатые думают именно так.
  • большинство бедных считает, что бедность есть синоним щедрости, доброты, а богатство – скупости и жадности; богатые не согласны видеть в бедных людях источник добродетели.

Очень важно то, что даже сейчас, после стольких лет разорительных реформ, повлекших за собой массовое обеднение населения страны, большинство ее жителей по-прежнему убеждено в том, что «не в деньгах счастье». В данном случае так полагает и большинство богатых, и большинство (хотя и меньше) бедных.

Причем это не формальная декларация, а реальная жизненная установка многих россиян: отвечая на вопрос о том, на что бы они согласились, чтобы получить миллион долларов, 28,4 % заявили, что вообще не стремятся иметь миллион долларов, и еще почти 50 % не согласились ни на что из предложенного им списка различного рода «жертв», которые надо принести ради достижения этого:

 

Население в целом

Богатые

Бедные

Вообще не стремятся иметь миллион долларов

28,7

18,3

29,5

Отказаться от своих убеждений и нравственных принципов

5,1

4,7

7,3

Позволить себя унижать

1,2

0,7

2,2

Взяться за работу, связанную с нарушением законности

8,0

9,7

8,4

Сменить вероисповедание

4,1

5,0

2,9

Поменять гражданство и уехать в другую страну

22,7

35,3

22,4

Отказаться от любимого человека

0,9

0,3

2,4

Не согласились бы ни на что из вышеперечисленного

47,9

43,7

46,4

Видите: основная масса россиян, хотя, и не отказалась бы в идеале от миллиона долларов, все же не согласна пожертвовать ради этого хоть чем-то действительно значимым для себя. Единственным, на что оказалась готова ради миллиона почти четверть населения – это поменять российское гражданство и уехать в другую страну. Причем среди тех, кто хотел бы побывать за границей, но кому этого пока не удалось, данный показатель доходит до 40 %, а среди тех, кто уже побывал, примерно соответствует среднему уровню. Учитывая это, неудивительно, что основную массу стремившихся получить миллион долларов такой ценой составили среднеобеспеченные россияне, а не бедные или богатые.

Не могу здесь не привести материалы похожих исследований американского социолога Торндайка в конце сороковых – начале пятидесятых годов ХХ века. Он провел анкетирование среди студентов, преподавателей и безработных, окончивших колледж. С помощью анкеты сопоставлялись виды страданий, неудач и лишений и размеры приемлемой денежной компенсации. 1) За какую сумму вы согласились бы лишиться переднего зуба? – Преподаватели и студенты согласны за 5 тыс. долларов, а безработные – за 4,5; 2) За какую сумму вы согласились бы потерять всякую надежду на загробную жизнь? – Студенты и преподаватели согласны за 6,5 тысяч долларов, а безработные за…50 (!) тысяч; 3) За какую сумму вы согласитесь потерять зрение? – Никто не согласился быть слепым ни за какую сумму; 4) За сколько бы вы согласились плюнуть на портрет своей матери? – Студенты и преподаватели согласны за 10 тысяч, безработные – за 25 тысяч долларов».

No comments.

 

Отношение к богатым

Нынешнее отношение наших сограждан к богатству и богатым можно проиллюстрировать двумя примерами.

Во-первых, богатые в массовом сознании россиян – это стремящиеся к власти энергичные и инициативные люди, жадные к деньгам, безразличные к судьбе своей страны и не слишком порядочные. Как видим, особой симпатии этот портрет не вызывает, но и классовой ненависти тоже не пробуждает, особенно если учесть, что большинство уверено: «не в деньгах счастье» и «богатством ума не купишь», зато расплачиваться за богатство приходится достаточно дорого – ведь «богачи едят калачи, да не спят ни днем, ни в ночи», кроме того, ненадежно в России никакое богатство, поскольку «богатство – вода, пришла и ушла».

 Во-вторых, на прямой вопрос: «Как вы относитесь к людям, которые разбогатели за последние годы?» – основная масса опрошенных ответила, что не лучше и не хуже, чем ко всем остальным. При этом у четверти россиян они вызывают различные положительные чувства, и у такой же доли населения – отрицательные:

 

Население в целом

Богатые

Бедные

Не лучше и не хуже, чем ко всем остальным

40,5

38,9

34,9

С подозрением, неприязнью

15,5

1,0

21,6

С интересом

13,9

18,5

11,5

С презрением

5,3

1,7

8,0

С уважением

10,1

29,7

6,8

С завистью

4,0

1,0

5,8

С симпатией

2,5

5,3

3,1

Затруднились ответить

8,2

3,9

8,3

Вывод: среди наиболее бедной части россиян негативные чувства к богатым испытывают 35,4%, чуть меньше (34,9%) безразличны, а 21,4% относятся вполне благожелательно: с интересом, уважением и симпатией.

Жаль, что под рукой нет аналогичных исследований, проведенных в странах с таким же колоссальным имущественным расколом общества, как в России. Возможно, тогда бы мы удивились высокой степени терпимости (или нетерпимости?) нашего народа...

 

 Отношение к бедным

А как же воспринимаются в современном российском самосознании бедные? Из нижеприведенных данных видно, что доминирующим отношением к бедности у россиян является сочувствие.

Как россияне относятся к людям, обедневшим за последние годы, в %

 

Население в целом

Богатые

Бедные

Не лучше и не хуже, чем ко всем остальным

22,1

27,7

21,2

С подозрением, неприязнью

0,5

0,3

0,6

С сочувствием

51,3

43,6

52,8

С чувством жалости

17,4

15,8

14,8

С уважением

0,8

1,0

1,8

С презрением

0,6

0,7

0,6

С чувством безразличия

2,4

5,9

2,9

Затруднились ответить

4,9

5,0

5,3

Для основной массы наших сограждан бедные – это люди в основном добрые, терпеливые, совестливые, законопослушные и трудолюбивые. Впрочем, портрет бедных в массовом сознании очень заметно различается в зависимости от уровня доходов людей. И если для 40 % наименее обеспеченного населения страны главным качеством бедных выступает доброта, то для 20 % наиболее обеспеченных граждан – пассивность и инертность. То есть богатые видят причину бедности не в объективных условиях, а в недостатках самих бедняков.

 

Представления о богатстве и бедности

Как показало цитируемое нами исследование, для большинства россиян богатым является человек, среднемесячный душевой доход в семье которого составляет немногим более 20 тысяч рублей.

Кое-кто назовет этот уровень слишком низким, кто-то согласится признать богатым имеющих гораздо меньшие доходы. Следует учесть, что среднедушевой доход на члена семьи у половины населения страны составляет, по их самооценкам, не более 2000 рублей в месяц, т.е. ровно в 10 раз меньше указанной «черты богатства». Так что, решающее влияние на представления людей о том, с какого уровня доходов начинается богатство, оказывает их собственное материальное положение, а не абстрактный «мировой уровень».

Чем выше собственный доход, тем выше и планка «черты богатства», причем, как правило, различия между ними достигают десятикратного размера: для тех, чей доход составляет 2500 рублей это 25000 рублей, при 3000 рублей душевого среднемесячного дохода это 30000 рублей и т.д. При этом для очень низких доходов (до 1200 рублей на человека) разрыв составляет уже всего 7 раз, и богатыми кажутся даже те, кто имеет 7-10 тыс. рублей в месяц на члена семьи. При доходах более 5 тыс. рублей в месяц разрыв этот, напротив, становится 20-кратным: увеличение возможностей потребления открывает все новые и новые горизонты потребления.

Как же, с точки зрения россиян, живут те, кого они считают богатыми?

Наиболее характерными особенностями их жизни большинство наших соотечественников считает качество жилищных условий, возможность провести отпуск за границей, доступность приобретения дорогой мебели и бытовой техники, уровень медицинского обслуживания, возможность для детей добиться намного большего, чем может большинство их сверстников, возможность получения хорошего образования и проведения досуга.

А что же россияне понимают под бедностью? Большинство наших сограждан считает, что «черта бедности» проходит чуть выше 1500 рублей на одного члена семьи в месяц.

Характерными признаками образа жизни бедных для большей части жителей России выступают плохое питание, недоступность приобретения новой одежды и обуви, плохие жилищные условия, недоступность качественной медицинской помощи, отсутствие возможностей получить хорошее образование, удовлетворить первоочередные нужды без долгов, провести свое свободное время так, как хочется, а детям – добиться того же, что и большинству их сверстников.

Как оказалось, доля россиян, находящихся в подобных условиях, составляет сегодня 23,4 %, т.е. практически четверть населения страны. По социологическим меркам, это и есть настоящие бедные в современной России. Причем только у половины их представителей уровень доходов действительно не превышает 1500 рублей, а у другой половины душевые доходы составляют от 1500 до 3000 рублей. В отдельных же случаях (6,5 %) их среднедушевые ежемесячные доходы были даже выше 3000 рублей, но это не спасало их от реальной бедности (в основном такие случаи относились к Москве, где особенно высока стоимость жизни).

Подход авторов цитируемого исследования, основывающийся на реальном образе жизни, а не на формально указанных душевых доходах, является, на наш взгляд целесообразным, поскольку позволил и группу богатых людей выделить не только по уровню дохода, который они часто занижают или вообще не указывают, но и по образу и уровню жизни.

При этом для идентификации богатых были использованы критерии, характеризующие их образ жизни: высокое качество жилья, в частности, проживание в коттедже или особняке и наличие второго жилья, наличие большого объема дорогостоящего имущества, в частности, новой иномарки, домашнего кинотеатра, импортных тренажеров, кондиционеров, антенны спутникового телевидения, посудомоечных машин и т.п., активное пользование разнообразными платными услугами (образовательными, медицинскими, рекреационными, зарубежными туристическими поездками и т.п.), наличие сбережений, достаточных, чтобы прожить на них не менее года, и т.д.

В целом по России образ жизни, который соответствует массовым представлениям о богатых слоях населения, ведет, судя по результатам проведенного исследования, около 5 % населения, т.е. почти 7 миллионов человек вместе с членами их семей. Еще раз подчеркнем: это именно та группа населения, которая соответствует понятию «богатых» в общественном сознании россиян, хотя в европейских странах многих из них отнесли бы скорее к верхнему слою среднего класса.

 

Причины бедности

Сравним взгляды россиян и европейцев на причины нахождения людей за чертой бедности. Среди причин нынешнего тяжелого положения людей, оказавшихся за чертой бедности, в массовом сознании наших соотечественников доминируют невыплаты зарплаты на предприятии и задержка пенсий, длительная безработица, недостаточность государственных социальных пособий, болезнь, инвалидность, и лишь на пятом месте стоят алкоголизм и наркомания. В Европе же причины бедности связываются, прежде всего, с самим человеком, его неустроенностью и личными недостатками, в первую очередь – с алкоголизмом и наркоманией.

Как россияне относятся к людям, обедневшим за последние годы, в %

(допускалось до пяти ответов)

Причины бедности

Европа

Россия

Длительная безработица

54,0

41,2

Невыплаты зарплаты на предприятии, задержка пенсий

-

46,8

Семейные неурядицы, несчастья

26,7

25,0

Болезнь, инвалидность

23,8

36,8

Алкоголизм, наркомания

57,1

35,0

Низкий уровень жизни родителей

12,7

20,5

Проживание в бедном регионе (районе, городе, местности)

8,6

17,3

Отсутствие поддержки со стороны родственников, друзей, знакомых, местного сообщества в целом

20,4

20,1

Недостаточность государственных пособий по социальному обеспечению

21,0

37,1

Лень, неприспособленность к жизни

9,7

22,6

Наличие большого числа иждивенцев

4,8

17,2

Плохое образование, низкая квалификация

17,6

22,5

Они – мигранты, беженцы

6,4

5,5

Нежелание менять привычный образ жизни, готовность скорее ограничить себя во всем

4,5

19,3

Им просто не везет

-

13,7

 

Причины богатства

Исследование показало, что бедные в своих оценках причин благополучия богатых заметно больший упор делают на те факторы, которые либо не связаны в их глазах с личными достоинствами и усилиями наиболее благополучных сограждан (например, наличие связей), либо носят ярко выраженный негативный характер – возможность брать взятки, непорядочность, связь с криминалом. В свою очередь, богатые подчеркивают именно личностные качества, способствовавшие росту благополучия их знакомых – деловую хватку, умение использовать все шансы, готовность работать без оглядки на время и здоровье, наличие высокой квалификации. Позиция населения в целом в этом вопросе уравновешивает эти крайности и носит достаточно толерантный и взвешенный характер.

Представления россиян о причинах благополучия богатых слоев населения, в %

(допускалось до пяти ответов)

 

Население в целом

Богатые

Бедные

Деловая хватка

67,4

83,8

59,8

Наличие связей

65,9

67,9

65,7

Умение использовать шансы

43,7

56,9

40,5

Везение

34,5

37,2

29,7

Трудоголики

30,3

53,1

21,5

Имевшиеся ранее сбережения

29,3

32,1

29,8

Наличие высокой квалификации

26,3

42,4

18,1

Возможность брать взятки

20,5

6,9

21,7

Непорядочность

16,5

6,2

21,7

Связь с криминалом

15,9

7,6

19,6

Заметим, что речь идет об оценке респондентами причин благополучия тех людей, которых они знают лично, а не об их точке зрения на источники богатства вообще, которая формируется под влиянием СМИ. В этом плане можно считать, что полученные в ходе исследования данные являются экспертной оценкой населения тех факторов, которые действительно позволили определенной части россиян разбогатеть за последние годы.

 

Русские и деньги

На бытовом уровне мы довольно часто говорим о представителях каких-то народов «они любят деньги». Это, разумеется, может быть эмоциональной реакцией на какие-то конкретные обстоятельства, попыткой объяснить сложное явление простыми средствами.

Условия современной России хороши для проведения измерений различий в национальном отношении к деньгам, поскольку в России живут десятки разных народов, переживших одинаковую историческую судьбу. Основная масса населения, воспитывавшаяся в годы советской власти, ориентировалась на то, что материальные ценности вторичны, что накопительство и «вещизм» – это мещанство, что стремиться надо к высоким духовным идеалам, среди которых коммунистический идеал всеобщего земного братства – самый главный идеал и общая цель. Коммунистические идеологи пытались осуществить синтез материализма и атеизма с идеализмом в идеологической сфере. Что из этого получилось, а что нет – разговор для отдельной книги и не одной книги. Здесь мы об этом заговорили в той лишь связи, что все население, представители всех народов «духовно окормлялись» в общей для всех системе коммунистических ценностей. Однако, одни народы зашли по этому духовному пути далеко, другие не так далеко, а третьи вообще шли по другому пути – не мешая (или мешая) остальным строить коммунизм.

Надеюсь, мы дождемся надежных исследований и измерений отношения к деньгам представителей разных народов, населяющих Россию. Но даже без них мы можем отметить, что значительная масса россиян, особенно, проживающих в провинции, скорее равнодушна к деньгам, нежели устремлена к обогащению. Является ли это следствием склонности к православному, либо коммунистическому аскетизму – вопрос требующий изучения. Независимо от результатов исследований важно понимать и учитывать, что по-видимому, большинство русских в своей внутренней, не всегда осознаваемой и формулируемой подсознательной программе, не ставит своей жизненной целью обогащение, достижение все возрастающего материального благополучия. Большая часть русских не ведет себя по программе «экономического человека», который должен всегда искать личной выгоды, всегда заботиться об извлечении прибыли, отождествлять жизненный успех с размерами богатства и его внешними признаками.

Верно, конечно, что так называемая активная часть населения у всех народов не превышает 5-10 процентов от общего числа. Видимо, аналогичная картина и среди россиян. Но остальные, «неактивные» 90% тоже отличаются друг от друга. Есть «неактивные», всегда готовые «подработать» и стремящиеся к этому, во всяком случае, не отказываются, когда предоставляется подходящий случай. Среди русских вы часто встретите почти равнодушное отношение к предложению подработать: «да мне не надо», «а зачем?», «мне пока и так хватает». Кто-то из этого уже давно сделал вывод об особой лени чуть ли не всех русских, но это настолько очевидная ошибка, что не стоит ее и комментировать. Ленивые есть среди всех народов, немало их и среди русских. Мы говорим о другом явлении: о внутренней установке на зарабатывание денег при всяком приемлемомом случае и об отсутствии таковой установки. Впечатление такое, что эти россияне близки в своем мироощущении к религиозным типам, действительно пребывающим в гармонии с окружающей действительностью, обеспечив весьма скромный уровень материального благополучия. И этот тип не склонен тратить время и усилия на извлечение дополнительной прибыли в расчете на будущее.

Чем он руководствуется на подсознательном уровне? «Бог даст день, Бог даст и пищу»? «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»?

Понимание особенностей российской ментальности особенно важно при построении политико-экономических планов и целей развития государства. Но и для читателей этой книги, цель которой – помочь выстраивать собственные, индивидуальные планы, понимание особенностей национального характера и своего места среди окружающих вас людей чрезвычайно важно.

 

Сакральное и профанное[159]

Если вы в разговоре об экономике или политике поднимете вопрос: что такое деньги, вам ответят, что это средство обмена, мера стоимости – ну и так далее, по перечню функций денег.

В разговоре философско-психологическом этот вопрос повлечет за собой рассуждения о многих других, не экономических функциях денег: они способны проникать в наши самые иррациональные и глубинные личностные пласты и пробуждать жадность, ревность, зависть и страх. Большинство людей верит, что многие из их повседневных проблем можно было бы разрешить, если бы у них было достаточно денег. Но, что самое интересное: высказывания «не все можно купить за деньги», или «не все продаётся» имеют очень глубокое восприятие в душах большинства людей и не теряют своей значимости не протяжении всей истории человечества и у представителей всех известных культур.

 В этой связи различаютсакральный и профанный смысл денег. Профанные, то есть обыденные, лишенные мистического смысла и силы объекты взаимозаменяемы и оцениваются чисто утилитарно. Сакральные объекты, наделенные скрытым мистическим смыслом и волшебной силой не могут обмениваться на обычные объекты. Обмен священных объектов на деньги как бы разрушает их сакральный статус, поскольку подвергает их недопустимому контакту с областью профанного. В этой связи деньги могут рассматриваться как неподходящий подарок, поскольку представляют собой слишком точную меру любви. Иудейская и христианская этика относится к деньгам диалектично: с одной стороны, верующих призывают быть бескорыстными, альтруистичными и аскетичными – «легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в царство небесное[160]«, а с другой – быть трудолюбивыми, бережливыми и правильно вкладывать имеющиеся средства: «не зарывать таланты, (то есть деньги – в контексте Библии) – в землю». Священное и профанное часто смешиваются и меняются местами.

Вот какими свойствами люди наделяют деньги.

Женщины – в большинстве – думают о деньгах как о способе приобретения вещей, а мужчины – как о способе приобретения власти. Поэтому деньги, с которыми имеют дело женщины, – это профанные деньги, за исключением тех, которые тратятся на личные удовольствия (в последнем случае они – по мнению самих же женщин – олицетворяют зло). Деньги, которыми пользуются мужчины, частично сохраняют свой сакральный характер.

Широко распространено мнение, согласно которому деньги, заработанные трудом, не приносящим внутреннего удовлетворения, являются целиком профанными, а доходы, извлекаемые из любимого дела, воспринимаются как сакральные.

Деятельность рантье менее почетна, чем труд ремесленника и рабочего или богатство аристократа. Добровольная бесплатная работа священна, а точно такая же работа, выполняемая за деньги, профанна. Для некоторых людей плата за ведение домашнего хозяйства и уход за детьми кажется неприемлемой, поскольку профанирует священный долг. (Однако проституция и публичное политическое «служение обществу» успешно трансформируют сакральный акт в формальный деловой обмен.) Таким образом доходы, которые принесло страстное увлечение, священны, так же как и деньги, заработанные тяжелым трудом и не сулящие большого богатства. Художник может выполнить коммерческий заказ и получить мирские деньги, а может выполнить работу для души и получить священные деньги. Деньги же, приобретенные без труда, рассматриваются как зло и угрожают поработить человека, даже если он пытается использовать их на добрые цели. Сакральное может быть профанировано: например, подарок может терять свою ценность, если человек слишком озабочен его ценой. Превратить сакральные дары в деньги, продав их, большинством считается особым злом.

Пожертвования – это сакральный дар только тогда, когда имеет место личная жертва, а не выгода в форме известности или снижения налогов.

Деньги разрушают сакральность предметов и отношений и превращают их в товар, иначе говоря, оскверняют их. «Добрые самаритяне» относили свою помощь к дарам, а не платной услуге, поэтому за дар помощи можно отплатить другим даром.

«Подарки, путешествия, сувениры, семейные фотографии, домашние животные, коллекции, фамильные ценности, дома, произведения искусства, а также предметы, связанные со знаменитыми людьми, событиями, многие относят к сфере священного» – пишут известные исследователи проблемы Белк и Валендорф.

Так что, не надо излишне иронизовать и – тем более – осуждать некоторые свои (и ваших знакомых) привычки: не выбрасывать программки театральных спектаклей, хранить распашонки выросших детей, дедушкину треснувшую чашку или бабушкино медное кольцо. Все это – сакральные ценности.

Это нормальные чувства и нормальные поступки нормальных людей.

 

Этика денег

– Девушка, вы вступаете в интимные отношения за деньги?
– Нет!
– Отлично!!! А то у меня как раз денег с собой нет...

Напомним себе и другим, что этика – это система норм нравственного поведения, а нравственным мы считаем то, что соответствует нашей морали, а мораль...

Вы себе, возможно, и не представляете, как много бумаги и чернил извело человечество, создавая, обосновывая и распространяя всяческие системы морали. В конечном счете, все они, эти системы, возились вокруг одних и тех же вопросов: что считать злом, а что добром, в чем предназначение человека, что есть справедливость, совесть и, наконец, в чем смысл жизни.

Получилось так, что, несмотря на усилия великих и малых религий, размышления Сократа, Аристотеля, Эпикура, Канта, Ницше и Карла Маркса, кладези премудростей в литературах всех народов – у человечества нет общей, всеми воспринимаемой системы морали, и это здорово затрудняет нашу жизнь. Затрудняет – мягко сказано: из-за расхождения во взглядах на добро и зло люди убивали, убивают и, видимо, еще долго будут убивать и грабить друг друга.

Но ничто и никто не остановит наших попыток все пытаться оценивать с точки зрения морали: «крошка сын к отцу пришёл, и спросила кроха: что такое «хорошо» и что такое «плохо»?

Что в деньгах «хорошо» и что в них, разэдаких, плохо? Наиболее известную попытку ответить на эти вопросы лет 10-15 назад предпринял психолог Тэнг ( Tang). Сначала он формулировал и отбирал всякие высказывания о деньгах («деньги – важный фактор в жизни»; «деньги – это хорошо»; «деньги бесполезны» и т.п.), потом свел их в одну таблицу и провел социологический опрос, предлагая согласиться, или отвергнуть эти утверждения. Высказываний и утверждений было много, но тридцать из них Тэнг выделил в качестве основных, причем ему удалось распределить их на шесть неких смысловых групп или факторов. Не приводя все тридцать высказываний, приведем сокращенный вариант таблицы Тэнга:

  1. Добро («я высоко ценю деньги», «деньги на дороге не валяются» и т.п.).
  2. Зло («деньги – корень зла», «деньги – это бесчестье», и т.п.).
  3. Достижения («деньги – символ успеха», «за деньги можно купить все» и т.п.).
  4. Уважение или самооценка («благодаря деньгам люди вас уважают», «иметь деньги почетно» и т.п.),
  5. Бюджет («я очень осторожно трачу деньги», «я тщательно рассчитываю свой бюджет» и т.п.).
  6. Свобода или власть («деньги дают свободу и независимость», «деньги – это власть» и т.п.).

Собрав множество ответов, полученных от людей разных возрастов, разного пола, отличающихся по уровню благосостояния, роду деятельности и даже проживающих в разных странах, Тэнг пришел к следующим выводам.

Люди с высокими доходами считают, что деньги характеризуют достижения, тогда как молодежь чаще рассматривает деньги как зло. Те, кто имеет более низкий уровень денежных притязаний, оказываются в большей степени удовлетворенными жизнью и испытывают меньший уровень стресса. Выявлено, что те, кто испытывает внутреннее удовлетворение от работы, считают, что деньги – это символ свободы и власти. Те кто трудятся не из внутренних, а внешних побуждений, не считают деньги символом свободы, но не считают их и злом. Сравнение денежной этики рабочих Америки, Великобритании и Тайваня показало, что американские рабочие набрали наивысшие баллы по самоорганизации, самооценке и внутреннему удовлетворению от работы, китайские рабочие показали самый высокий уровень протестантской трудовой этики и уважения к деньгам, но самый низкий уровень внутреннего удовлетворения от работы. Британские рабочие единодушны во мнении, что деньги означают власть, и при этом имеют самый низкий уровень внешней удовлетворенности работой Американские рабочие набирают больше всех баллов по пунктам с высокой «ориентацией на себя» («добро», «бюджет»). То есть трудящиеся индивидуалистического общества (США) действительно являются большими индивидуалистами, нежели живущие в коллективистской культуре.

Мне не известны подобные исследования, проводимые в нашей стране, однако имеющихся данных достаточно, чтобы еще раз вспомнить банальную истину: сколько людей, столько и мнений, столько и различных оценок, даваемых деньгам. Нам с вами, желающим научиться оптимальным образом распоряжаться деньгами приведенные исследования лишний раз напоминают: не стригите всех под одну гребенку и не измеряйте всех по своей мерке. Если вы, положим, уверены, что деньги – мерило вашего успеха, ума, таланта, не ожидайте такого же отношения к деньгам со стороны окружающих. И, – что самое главное, – не считайте людей с другими взглядами на деньги, необразованными, недоразвитыми, отсталыми, дикими, несовременными и пр.

Вы – такие, они – другие. И так будет всегда.

***

Выводы: индивидуальное отношение к деньгам – в том смысле, о котором мы говорили в начале раздела, – безусловно, влияет на то, как вы используете деньги: скопидом вы, или транжира; доставляют вам деньги беспокойство или радость, священны для вас деньги, или же они обыденны.

Рекомендации: изучайте себя, пытайтесь анализировать свое индивидуальное отношение к деньгам. Поняв это, не старайтесь жить и действовать так, как это делают люди с иным отношением к деньгам, с другими «монетарными аттитьюдами». Примите себя таким, какой вы есть и постепенно корректируйте те ваши природные черты, которые сочтете недостатками. Если же вы будете ломая себя стремиться к невозможному, вас ждут разочарования и болезни.

 

Денежный невроз

Невроз – это столкновение между желаемым и действительным. По данным некоторых исследователей денежный невроз относится к числу самых распространенных. Конфликт возникает из-за того, что за деньги не удается купить любовь и привязанность, внутренний покой, самоуважение, высокий социальный статус, психологическую безопасность и пр. Беда в том, что пока у людей нет достаточного количества денег, они уверены, что все это за деньги можно купить, вопрос лишь в количестве денег. Разочарование, а, возможно, и невроз, наступят неизбежно, если человек считает, что деньги равны любви или самоуважению.

В зарубежной психологической литературе описано много типов денежных невротиков:

  1. Скряга занят накоплением. Он не склонен считать себя жадным, очень боится потерять деньги, никому не доверяет, обычно имеет затруднения с эффективным использованием накопленного.
  2. Расточитель почти бесконтрольно тратит деньги, особенно находясь в подавленном состоянии. Денежные траты приносят ему кратковременное удовольствие, которое потом может смениться чувством вины. Отдельная форма расточительства – так называемая магазинная зависимость (shopping dependence), когда расточитель шляется по магазинам и осуществляет ненужные или несвоевременные покупки, иногда даже не считаясь со своими реальными финансовыми возможностями.
  3. Магнат полностью поглощен деланьем денег, связывая это с достижением власти, статуса и одобрения.
  4. Охотник за распродажами одержим поиском товаров, продающихся со скидками, он покупает их с радостью, даже если они ему не нужны. Этот же тип людей обожает торговаться и чрезвычайно раздражается, если цену сбить не удается.
  5. Азартный игрок вечно в поиске возможности поиграть и испытывает радостное возбуждение от мысли о возможности выигрыша.

Известно много других неврозов, связанных с уплатой налогов, страхами утраты сбережений, составлением завещания и т.д. Есть и вовсе редкие виды неврозов. Персонал корпоративных информационных служб сегодня часто страдает от разновидности невроза, известного как DUH (Dementia Upgradia Habitua – «синдром стремления к обновлению»). У людей формируется ощущение, что единственная возможность сохранить конкурентоспособность своего предприятия – постоянно обновлять аппаратное и программное обеспечение и приобретать самые лучшие его продукты. А поскольку и оборудование, и программы непрерывно совершенствуются, синдром DUH приводит к тому, что информационная система предприятия пребывает в состоянии перманентного обновления, а ее руководитель в состоянии перманентного невроза.

Выявлено, что на развитие и распространенность тех или иных неврозов существенное влияние оказывает социально-экономическое положение страны, господствующая мораль, приверженность определенным политическим или религиозным взглядам.

Лучше прочих эти проблемы, видимо, изучены в Англии, в стране укоренившейся протестантской этики, согласно которой зарабатывание денег и накопителство поощряются, а расточительство осуждается. Статистика подтверждает повышенный процент денежных неврозов на почве расходования денег, но не на почве скопидомства.

Впрочем, следует отметить, что не все исследователи относят указанные проблемы и стереотипы поведения к неврозам. Многие считают, что в большей степени это влияние морали и идеологии, а не патологии. О патологиях ниже, а здесь еще несколько важных для нас наблюдений, выводов и рекомендаций.

Замечено не только исследователями, но и всеми нами, что в периоды экономических потрясений и депрессий, такие же потрясения и депрессии охватывают и людей, затрагивая не только мир их эмоций и размышлений, но в прямом смысле тела и души. Люди стали меньше жить и больше болеть: в нашей новейшей истории зафиксировано два мощных всплеска смертности: в 1991-1992 годах и после дефолта 1998 года. Возросло количество смертей от инфарктов и инсультов, увеличилось количество самоубийств, нервных и психических расстройств. Естественно, наибольшее отрицательное воздействие испытывают на себе слои населения, ставшие бедными. Но не только экономические проблемы ввергают людей в состояния депрессии и невроза, но и резкие переоценки социального статуса человека. В нашей стране, как мне кажется, именно это является основным фактором повышения смертности: когда вся предыдущая жизнь человека, все его достижения объявляются не только ненужными, но даже вредными, его идеалы и ценности осмеяны, когда ему, оскорбленному и униженному, предписано доживать в условиях, близких к нищете, приводят к устойчивым депрессивным состояниям.

Нам с вами, живущим в обществе, большая часть которого родилась и выросла в Советском Союзе, надо учитывать существенные особенности этого общества и глубинные отличия от западных.

Принципы коллективизма, определенная иерархия материальных и духовных ценностей, сочетание морального и материального поощрения, в котором первое иногда было значимее второго, ценовая политика, увязанная с одной стороны, с трудозатратами, а с другой – с системой социальной защиты и государственных дотаций – все это глубоко укоренилось в умах большинства населения. И если раньше профессор советского вуза мог недоумевать по поводу того, что водитель городского автобуса получает больше него, но, недоумевая, соглашаться с тем, что, во-первых, на меньшую зарплату трудно найти желающих, а, во-вторых, никто не запрещал ему самому пойти и сесть за баранку. Но, более важным было другое: профессор советского университета зарабатывал достаточно и материально жил достойно, но, кроме этого, он был безусловно на вершине социальной лестницы и общественного уважения. Да еще и занимался любимым делом.

Теперь же профессор (хочется продолжить ряд определений и назвать современного профессора, профессором антисоветского вуза, что, быть может, было бы вовсе не шуткой) получает столь мизерную зарплату, что он и его семья находятся в зоне физиологического выживания, да и морально ему утешится уже нечем: студентам его наука, как правило, не нужна, поскольку студенты по специальности работы не найдут, государство занято бесконечными «реформами образования», объявляя тем самым все, что делает это профессор, если не ненужным, то уж нуждающимся в переделке, да и сами вузы в большинстве своем находятся в подвешенном состоянии в ожидании ликвидации за ненадобностью. И вот ведь беда: за баранку водителя автобуса, который, как и прежде, зарабатывает больше профессора (только раньше процентов на 10-20, теперь процентов на 300) уже не сядешь: годы не те.

Так что наши денежные неврозы происходят на фоне социального унижения. И это надо учитывать, борясь за свое физическое и душевное здоровье[161]. Не надо негодовать по поводу той или иной цены, пытаясь понять ее истоки, апеллируя к возможной стоимости материалов и трудозатрат. Цена в условиях экономической разрухи и беспомощности государства практически целиком определяется предельным уровнем платежеспособного спроса: она будет самой большой, какую только продавцу удается получить. Не надо изводить себя бесконечными сравнениями с теми, кто «больше получает ничего не делая», не мучайте себя сравнениями с самим собой в прошлом. Примите настоящее мужественно и с улыбкой: жизнь прекрасна во всех своих проявлениях. И постарайтесь спокойно разобравшись в ситуации, изучив новую, изменившуюся обстановку, познакомившись с новыми видами нашей социально-экономической флоры и фауны, выработать правильную стратегию поведения, сформулировать реальные цели и постараться их достичь, используя правильные технологии и рекомендации.

 

Денежное безумие и мировая литература

В мире нет ничего хуже денег. Деньги опустошают города; они заставляют мужчин скитаться вдали от дома; они соблазняют и развращают честных людей и превращают целомудрие в товар; они учат подлости и нечестивости.
Софокл

О, сколько мы читали историй о людях, одержимых страстью накопления денег, но живущих, при этом в бедности, знаем о безрассудных транжирах, проматывающих целые состояния, слыхали о грабежах, убийствах, и всех прочих видах преступлений и подлостей, совершаемых ради денег.

После любви и смерти, деньги, видимо, занимают третье место в перечне привлекательных для литературы тем. При этом читатели довольно часто представляют себе писателей как борцов с мещанством, героически отстаивающих духовные ценности, как авангард аскетов, противостоящих напору бездушного материализма и рыночных «ценностей». А уж поэты – и вовсе существа почти бестелесные, не от мира сего.

По правде говоря, такие действительно есть. Но среди тех записных поэтов, которые некогда «бескорыстно» собирали стадионы и не щадя себя писали по стиху почти в каждый номер газеты «Правда», среди тех, кто был постоянно унижаем награждением премиями и предоставлением дач и квартир, бестелесных возвышенных пиитов, питающихся акридами и диким медом, кажется, нет. Людям, однако, свойственно верить, что великих писателей нельзя купить, что совесть большого художника всегда противостоит денежному искушению.

Но мы не об авторах, а о литературе и литературных образах.

Писателям часто удается – в отличие от экономистов – показать символическую силу денег, их магическую силу, показать масштабы и глубину тех поступков, на которые способны люди ради денег.

Половина мировой литературы, почти вся драматургия, театр и кино живут за счет рассказывания и показывания историй, происходящих с персонажами в связи и по поводу денег. С точки зрения простой человеческой нравственности, несомненно, человек, убивший другого человека из-за денег – безумец, которого надо либо казнить, либо изолировать. Юристы и психиатры не столь категоричны. У них выработаны другие критерии, согласно которым человека можно считать безумным, нормальным, или «пограничным», социально опасным, или безопасным.

Вот примеры «безвредного» безумия. Миллиардер Говард Хьюз жил, что называется, хуже собаки: замкнулся, ни с кем не общался, опустился физически и морально – паранойя. Помещик Плюшкин – персонаж «Мертвых душ» – имея весьма значительное состояние, жил как запредельно нищий, скупой, обездоленный человек. Другая крайность: некто Вив Николсон из Англии, выиграв в лотерею огромную сумму, как с цепи сорвалась: тратила, тратила и тратила, покупая все, что только ни попадало ей на глаза. Через несколько лет вновь стала безденежной.

Пример уже не совсем безвредного безумия дают нам азартные игроки. Не все, конечно, «игроманы» – безумцы. Патологический игрок характеризуется следующими признаками: 1) он обычно использует любой шанс сыграть; 2) игра вытесняет все другие интересы; 3)игрок полон оптимизма, поражения и проигрыши ничему его не учат; 4) такой игрок никогда не останавливается, если выигрывает; 5) начиная осторожно, по ходу игры он рискует все больше и больше; 6) во время игры испытывает сильное напряжение и волнение.

Теорий и объяснений природы игрового азарта множество как в специальной литературе, в том числе популярной (Фрейд), так и в художественной (Достоевский, Гоголь). Чего там только ни прочтешь: игрок движим желанием проиграть и насладиться положением жертвы, получить удовольствие от жалости к себе; игрок восполняет неполноценные отношений со своими родителями в детстве; азартная игра – это заменитель риска, недостаток которого испытывает игрок в обычной жизни; игра – протест против религиозных догм, так как демонстрирует беспомощность перед фортуной; люди, не имеющие возможности принимать самостоятельные решения в жизни и на работе, делают это в казино. Ну, а что в этой связи написал Зигмунд Фрейд, развивая тезисы об «анальном» и «оральном» типе личностей, интересующиеся читатели прочтут самостоятельно.

Но вот ведь в чем проблема: нередки случаи, когда нормальные во всех других отношениях люди ведут себя совершенно иррационально, когда дело касается денег.

Кошмарная волна ничем не ограниченной экспансии игровых автоматов захлестнула Россию. Самое поразительное, это многочисленные факты проигрыша всей пенсии каким-нибудь дедушкой – и даже бабушкой! – на далеком полустанке, где шустрые пахари денежной нивы установили свои железные коробки, поглощающие монеты и купюры в обмен на убогое зрелище вертящихся изображений вишенки, козлика, розочки или игральной карты. Это уже беда сродни эпидемии, сродни спаиванию народов, организм которых не приспособлен к перевариванию спирта, сродни распространению наркотиков. С этим надо бороться административно, надо защищать людей, оказавшихся лишенными иммунитета к болезням игрового азарта.

Но есть и менее социально опасные, но небезопасные персонально ситуации. Наверняка вы сами не раз замечали, как люди тратят деньги, понимая и соглашаясь с тем, что этого не надо делать. Или, наоборот: скупятся и экономят там, где этого делать не надо.

Вот я сам, например, недавно делал ремонт в офисе. Я не скупился и платил рабочим сколько попросят. По мнению знатоков, меня обдирали нещадно, заламывая вдвое большие, чем следовало, суммы. И мне не было ни жалко, ни обидно платить за сделанную работу. Но если б вы знали, как я страдал и противился, когда надо было выбросить на помойку старый ковролин! Я убеждал всех и каждого, что он еще почти новый, что из него можно нарезать много хороших ковриков, я упрашивал всех знакомых принять от меня в дар отличный американский ковролин...

Но это не предел моей патологии: годами лежащие на антресолях обрезки никому не нужных досок и старых плинтусов, общая стоимость которых, буде они новыми, никак не превысила бы одной тысячной стоимости ремонта, так и остались на антресолях! Единственное, на что я втайне согласился: если арендаторы попросят – не меня, Боже упаси! – мою жену освободить антресоли, пусть она разрешит им это сделать, но так, чтоб я этого не видел и вообще об этом не знал.

Вот еще одна весьма распространенная форма денежной патологии. Включите телевизор – в любое время и любую программу. Вам не придется долго ждать, чтоб услышать подробный рассказ какой-нибудь телекинозвезды о своих сексуальных похождениях и способах эротического удовлетворения. Но попробуйте ее – или кого-нибудь другого – спросить о том, сколько они зарабатывают! «Это неприлично!» – завопят они.

Почему так? Почему деньги – запретная, табуизированная во многих случаях тема? Люди боятся вызвать зависть? Люди суеверны: не говори о деньгах, а то они исчезнут? Боятся налоговой службы?

Как бы то ни было, ложь и лицемерие окружают деньги. Лицемерное отношение к деньгам распространено во все времена и во всех странах. В большинстве случаев их значение публично не превозносится, но почти все стремятся к обладанию ими; повсеместно о человеке судят по его богатству, но вслух говорят о других качествах.

А причем тут литература, обозначенная в заголовке? А вот причем: выбросьте из мировой литературы все, что, так или иначе связано с деньгами, с материальными ценностями и имущественными проблемами. Много ли останется?

«Три медведя»? – нет: «Кто ел из моей тарелки? – имущественный спор.

«Сказка о рыбаке и рыбке» просто учебник персонального финансового планирования на примере неправильных целей, формировавшихся практически в точном соответствии с иерархией ценностей, описанной Маслоу сто лет спустя.

«Вишневый сад», «Бесприданница»? – и говорить не о чем...

Западноевропейская литература почти вся о деньгах или сокровищах: «Шейлок», «Гобсек», «Граф Монте-Кристо»...

«Колобок» вот, кажется, не об этом. Да и то: были бы у Колобка деньги, он с Лисой по другому договорился бы.

Так что психологическое значение денег огромно. Именно оно – то значение, которое мы лично придаем деньгам, – формирует нашу жизнь, заставляет нас к чему то стремиться и чего-то избегать. А писатели – «инженеры человеческих душ» – все это описывают, осмысливают, дают нравственную оценку. И здоровое общество всеми имеющимися в его распоряжении инструментами – политическим устройством и политическими целями, экономикой, искусством, наукой, распространением информации, сопровождающейся нравственной оценкой – всеми этими инструментами может и должно формировать правильное денежное поведение и указывать, что считать нормой, что патологией, а что допустимой эсцентричностью.

 

Психологические значения денег: безопасность, власть, любовь, свобода

Безопасность

Здесь имеется в виду эмоциональная безопасность, а не строительство высоких заборов, установка сигнализации и содержание бригады телохранителей. Ощущение безопасности дороже, правильнее сказать, нужнее организации надежной охраны: что толку окружать себя взводом автоматчиков и прятаться в глубоком бункере, если и там продолжать оставаться в тревоге и чувствовать себя незащищенным.

Страшен не волк, а сам страх перед волком.

На самом деле деньги не могут гарантированно обеспечить безмятежное состояние безопасности, но очень многие люди думают иначе. Это весьма распространенный стереотип мышления: считать деньги символом безопасности. Но в психике таких людей изначально заложена мина: чем больше денег для обеспечения безопасности накоплено, тем больше страх потерять их. В конце концов, этот страх захватывает человека целиком, и он полностью лишается ощущения безопасности, к которому стремился.

 

Власть

Могут ли деньги дать власть? Да, конечно: включите телевизор и дождитесь ближайшей сводки новостей. Там будут непременно названы фамилии людей, вся деятельность которых, как бы она ни называлась, сводится к переплавке власти в деньги и денег во власть. Психологами изучены и классифицированы основные типы людей, для которых стремление к власти является смыслом и целью жизни:

манипулятор; эти люди используют деньги для эксплуатации тщеславия и жадности окружающих. Они не испытывают угрызений совести в связи с тем, что эксплуатируют других людей в своих интересах, однако со временем их отношения с людьми рушатся, а сами они в конце концов утрачивают целостность личности;

создатель империи; такие люди мнят себя независимыми и способными всего добиться. Стремясь к своим целям, они пытаются сделать зависимыми других. В конце жизни, даже добившись своих целей, они, как правило, страдают от одиночества;

крестный отец; люди этого типа стремятся достигнуть господства над другими путем подкупа и контроля. Поскольку они покупают верность и преклонение окружающих, они привлекают слабых и ненадежных. Они убивают инициативу и независимость в других и остаются в окружении посредственных подхалимов.

 

Любовь

Можно ли купить любовь?

Нет!

Можно купить услужливость, вежливость, выражение почтения, лесть, можно купить секс, можно купить женщину или мужчину, собаку или лошадь, но любовь купить нельзя. Однако, на свете немало людей, которые считают иначе. Для них деньги – это именно то, чем можно заменить привязанность, верность, любовь и уважение. Их подразделяют на типы:

– покупатель любви. Это не только те, кто покупает проституток. К этой категории относятся и те, кто напоказ занимается благотворительностью. Это и те, кто, чувствуя себя нелюбимыми и неуважаемыми, угождают другим своей щедростью, балуют их, как бы снижая тем самым чувство собственной отверженности и ничтожности.

– продавец любви. Это, опять же, не только проститутки и сутенеры. Гораздо больше продавцов любви среди тех, кто хочет продать свое расположение, свою преданность и ласку. Но это не просто взяточники, делающие что-то за деньги, а, скорее, психотерапевты и помощники в делах.

В психологической литературе рассматривают еще один тип – похититель любви. Этот тип людей полагает, что деньги дают им возможность похищать чужую любовь, не тратя собственно денег. То есть деньги, ореол богатства играют роль искусственной приманки, блесны, очаровавшись блеском которой жертва подвергается обману.

Единственное средство излечения от всех этих недугов – настоящая любовь, которая может прийти и к богатому, и к бедному.

 

Свобода

Это наиболее распространенное мнение: приравнивать деньги к свободе. За деньги можно избавиться от многих препятствующих обстоятельств жизни, с их помощью покупается свободное время, за деньги можно избавиться от рутины повседневности и посвятить себя увлечениям, отдыху или творчеству.

О том, «что есть свобода» размышляли многие и сказано по этому поводу немало. И, в основном, правильно: подмечено множество важнейших и второстепенных качеств этого ёмкого понятия – свобода. Один из весьма привлекательных признаков свободного состояния человека – возможность не делать, чего не хочется делать. Поскольку деньги очень часто могут дать возможность откупиться от того, чего делать не хочется, их и отождествляют с самой свободой. Однако, как утверждают психоаналитики, нередко покупатели свободы и независимости, верящие в возможность купить освобождение от чьих-то приказов и распоряжений, в своей подлинной сути подсознательно борются с собственным желанием, стремлением как раз быть зависимым, быть подчиненным и управляемым. Именно страх перед этими желаниями они пытаются вытеснить верой в освободительную силу денег.

В теме «деньги и свобода» присутствует еще один аспект: прямо противоположный предыдущему: деньги это рабство. Разделяющие эту точку зрения люди отвергают деньги и материальные ценности как причину порабощения многих людей, часто такие люди становятся революционерами, политическими радикалами и даже экстремистами.

Завершая более чем краткий и поверхностный обзор обширной темы психологического значения денег, приведем десять психологических факторов, которые, по мнению психологов Голдберга и Льюиса[162], «часто приводят к денежным проблемам»:

1)      ошибка игрока: расчет на большой выигрыш после проигрыша;

2)      алчность и жадность: союзник манипуляторов и мошенников;

3)      страх: мешает разумному риску;

4)      зависть: отвлекает внимание, может стать причиной упущенных возможностей и пустой тратой энергии и эмоций;

5)      гнев: может подрывать деловые отношения и срывать переговоры;

6)      я-концепция: убежденность людей в том, что они не способны стать богатыми;

7)      довольство: человек довольствуется тем, что ему преподнесла судьба;

8)      честность: неготовность пожертвовать некоторыми принципами ради выгоды;

9)      сострадание: эмоциональная мягкость, отзывчивость и заботливость, которые могут привести к неверным экономическим решениям;

10)    сентиментальное отношение: привязанность к имуществу и верность традициям, которые заставляют людей не настолько ценить богатство, чтобы стремиться разбогатеть.

Я не могу оставить этот перечень без комментариев. Первые пять пунктов –недостатки и пороки, которые действительно приводят к проблемам, и не только к денежным. Шестой пункт описывает некий внутренний психологический тормоз, заниженную самооценку, которая может приводить к проблемам, если человек жаждет денег, но не стремится к этому, считая себя неспособным стать богатым. Это разлад с самим собой, невроз. А вот последние четыре пункта в этих десяти заповедях сомнительны. Если человек довольствуется тем, что ему преподнесла судьба, у него нет денежных проблем. Тот, кто довольствуется – доволен. Он не станет богатым? – возможно, но «денежных проблем» у него нет – что бы мы со стороны об этом ни думали. Последние три пункта – призыв к отказу от едва ли не лучших человеческих качеств: честный не станет воровать, сострадающий не отнимет у бедного, хранящий верность традициям черпает в этом больше богатства и удовлетворения, чем в деньгах. Так что последние три пункта не «факторы, приводящие к денежным проблемам, а нравственные барьеры, препятствующие беспринципному обогащению любой ценой.

 

Деньги и имущество

На приобретение имущества мы тратим так много, что в основном, именно для этого деньги нам и нужны.

Поэтому, с точки зрения правильного финансового планирования умение разумно оценивать необходимость приобретения того или иного имущества составляет центральную проблему.

Теперь, когда мы с вами познакомились со шкалой потребностей, когда мы многое узнали из области психологии денег и способны распознать собственные психологические установки и взгляды по отношению к деньгам, когда мы научились смотреть на понятие «богатство» с разных точек зрения, попробуем взглянуть на наше имущество с учетом этих знаний.

У нас много разных видов личного имущества: дом или квартира, земельный участок, дача, мебель, автомобиль, одежда, домашняя утварь, посуда, бытовая техника, телевизор, музыкальный центр, компьютер, книги, картины, фотографии, семейные архивы, старые письма, коллекции марок, значков или спичечных этикеток, сувениры, безделушки, детские игрушки... Всего не перечесть.

Что-то из имущества является жизненно необходимым и обеспечивает наши базовые потребности, физиологическое выживание. К ним, например, в условиях России относится не просто дом, но отапливаемый дом, не просто одежда, но достаточно теплая одежда, ибо, как сказано в одном исследовании: «Россия – единственная страна в мире, где на протяжении 9 месяцев в году человек погибает в течение нескольких десятков минут без применения специальных средств защиты». Сказано жутковато, но ведь правда: при температуре ниже плюс 6-7 градусов человек в одних шортах и майке долго не протянет. «Специальные средства защиты» – это наша зимняя одежда, обувь и головные уборы, а также отапливаемое жильё.

Так что в структуре наших расходов всегда есть составляющая – и немалая – которой нет у подавляющего большинства жителей нашей планеты. Абсолютное большинство людей на свете могут, в принципе, всю жизнь обходиться тонкостенными неотапливаемыми домами и шортами с майкой.

К числу вещей, необходимых в повседневной жизни, большинство отнесет и мебель, и одежду, и посуду, и телефон с телевизором, и стиральную машину. Кто-то, как шофёр Юра, о котором я рассказываю в главе «Наставление №3», вместо мебели, стиральной машины и телевизора купит автомобиль, считая, что это важнее. Кто-то всему предпочтет компьютер, а кто-то шубу из норки. Так что граница между вещами необходимыми и предметами роскоши размыта индивидуальными предпочтениями. А предпочтения определяются средой обитания, индивидуальным уровнем развития личности и профессией, источником средств существования и их размером.

Влияние окружающей среды в прямом смысле хорошо видно, скажем, на примере необходимости иметь теплую одежду. Можно привести еще примеры: для африканского зулуса самым главным предметом в жизни будет, конечно, копьё, для китайского рыбака – джонка и рыболовная сеть, для Жириновского – микрофон. В одной популярной песне приведены другие предметы наипервейшей необходимости: «Как для геолога карта, как для пилота штурвал, стильный, оранжевый галстук мне верным спутником стал...»

Ни с чем не сравнимое по силе своего воздействия на наше сознание и подсознание оказывает реклама. Именно реклама формирует в головах очень многих людей представление о том, что является предметом первой необходимости, без чего невозможно рассчитывать на уважение окружающих, да и вообще жизнь немыслима. Отсюда множество личных и семейных трагедий. Основной водораздел – между подростками и родителями. Здесь воздействует сразу несколько факторов: во-первых, существует объективный «конфликт поколений», который существовал во все времена, во-вторых, он усиливается средствами массовой информации, которые обслуживают только и исключительно продавцов товаров и идей (политики, представители власти). Проблема осложняется материальной зависимостью детей и подростков от родителей. Хочется сделать «дью», пириснг, тату, «не дать себе засохнуть», попить «правильного пива», – а денег на это родители не дают!

Это действительно очень большая и сложная проблема: уметь находить в семье компромиссы в отношении того, что считать предметами первой необходимости, что отнести к желанным предметам роскоши, что объявить ненужным в обозримом будущем, что считать чисто символической ценностью, но продолжать сохранять (семейные архивы, коллекции, фотографии и т.п.), а от чего следует избавляться.

Те семьи, которые умеют находить эти компромиссы – счастливы, кто не может их найти – страдают, ссорятся или распадаются.

Чтобы понимать друг друга в этих сложных вопросах, надо вспомнить описанные нами различные, совершенно индивидуальные типы и виды отношений к деньгам и ценностям. Если для вашего мужа связка старых школьных тетрадей почему-то дорога, не заставляйте его выбрасывать ее на помойку или сдавать в макулатуру: для него это сакральная ценность. Такого рода имущество можно назвать «одушевленным». Оно не измеряется деньгами, но его утрата может нанести глубокую душевную травму и усилит противоречия между вами. Постарайтесь хотя бы изобразить понимание того, что эти старые тетрадки, которые никто не рассматривает уже десятки лет несут для вашего супруга некие дорогие воспоминания и вы согласны с тем, что их надо хранить. И вот что еще полезно: подумайте-ка, что сделает ваш муж с содержимым вашей косметички, если ему предоставить полную свободу действий?! И ведь он тоже будет искренне недоумевать – зачем вам весь этот никчемный мусор таскать за собой да еще тратить на это деньги?

Если с имуществом, обеспечивающим физиологическое выживание семьи или индивида, серьёзных споров не возникает – большинство составит практически совпадающий список предметов действительно «жизненно важной необходимости», то в список предметов «первой необходимости» попадут уже те вещи, которые следует отнести не к имуществу, обеспечивающему физиологическое выживание, а к имуществу, улучшающему качество жизни. Именно в этой категории следует находиться таким предметам, как холодильники, стиральные машины, прочая бытовая техника, а также телевизор, радио, спортинвентарь и средства для проведения досуга, автомобиль, велосипед и даже книги, о которых одни скажут, что «без них не могут жить», а другие – «уж ежели зло пресечь, собрать бы книги все, да сжечь».

К этой же категории отнесем и те виды имущества, которые мы назвали одушевленными: коллекции, семейные архивы, памятные сувениры, подарки – они тоже улучшают качество жизни, наполняя ее приятными воспоминаниями, вызывая положительные эстетические эмоции.

Есть, наконец, еще одна категория имущества: вещи-символы. У примитивных народов такого рода вещи-символы предназначены для обозначения принадлежности к определенному племени, обозначению своего социального статуса и т.д. В нашем обществе подобными вещами-символами являются профессиональные форменные одежды и знаки различия, награды, некоторые виды значков, жетонов и украшений («обручальное кольцо – не простое украшение, двух сердец одно решение...» – поется в некогда популярной песне). Есть вещи-символы, обозначающие принадлежность к болельщикам спортивного клуба – сине-белый шарф поклонника «Динамо»; молодежной субкультурной группировке – колодезная цепь на поясе и волочащиеся по земле брючины; скуфья, кипа – религиозной конфессии и т.д.

Существует, однако, еще одна роль вещей-символов: обозначать имущественный, а, следовательно, социальный статус владельца. Любой автомобиль «не роскошь, а средство передвижения», но, при этом, он многое говорит о своем владельце.

Пришлось мне как-то побывать по делам в Государственной Думе. Приехал я со своим приятелем на его машине – «Жигулях» четвертой модели. Приятель остался ждать меня в машине, а я прошел внутрь. Важный думский деятель, с которым я встречался, приказал своему помощнику, пока мы беседуем, отнести в мою машину необходимые документы – он не сомневался, что я приехал на машине. На вопрос, как найти машину, я ответил, что на стоянке возле входа в метро стоит синяя «четверка». Номера машины моего приятеля я не помнил, но помощник уверенно сказал, что и так найдет.

Помощник ушел, мы проговорили минут сорок, потом помощник вернулся с документами обратно. Выяснилось, что он все это время искал синюю «Ауди» модели А4. Он и представить себе не мог, что такой солидный человек как я может ездить на «Жигулях». (Знал бы он, что вообще-то я, как правило, езжу в метро, а машину и водить-то не умею.)

Не только у нас в стране марка автомобиля является важнейшим символом принадлежности к определенному классу. Американский служащий, получив повышение по службе и прибавку к зарплате, первым делом думает о замене своего автомобиля на новый, отвечающий его новому статусу. У нас наблюдается тот же процесс, ярко описанный в бесконечной серии анекдотов про «шестисотый «Мерседес» и «Запорожец». Есть даже специальные таксомоторные компании, которые предоставляют клиенту престижный автомобиль с якобы личным шофером, а, если надо, то и с длинноногой секретаршей, чтобы продемонстрировать свой невероятно высокий статус и богатство. Для «понта», проще говоря. Надо сказать, этот «понт» довольно часто срабатывает: с человеком, у которого «правильный прикид» и который «хорошо упакован», люди соответствующего уровня понятий легче идут на деловой контакт, не задают «лишних» вопросов.

Ловкие торговцы, заметив свойство людей оценивать друг друга по вещам-символам, многократно усилили значимость этого, и расширили перечень подобных вещей-символов. Они научились убеждать людей делать покупки ради престижа, для повышения своего социального статуса. И люди делают это, покупая все больше и больше, дороже и дороже, престижнее и престижнее, стремление к бесконечному росту обозначаемого дорогими вещами социального статуса ненасытно. Установлено, что как раз те, кто считает, что именно и в первую очередь количество и качество имущества свидетельствуют об успехе, чувствуют себя менее счастливыми и чаще испытывают разочарования, нежели те, для кого престижность имущества не так важна. Причина в том, что, стремясь к высокой оценке самого себя со стороны окружающих путем приобретения дорогих вещей, человек, на самом деле, ищет признания в нематериальной сфере: его волнует самореализация, обретение смысла жизни, счастья, мудрости. Но признания именно этих качеств по той лишь одной причине, что человек владеет «Роллс-Ройсом» не происходит.

 

Отношение к имуществу у разных групп

Так же как к деньгам, к имуществу по разному относятся разные группы населения. Мы приведем некоторые данные, полученные английскими и американскими исследователями в ходе изучения различий между мужчинами и женщинами, богатыми и бедными, молодыми и старыми.

 

Мужчины и женщины

Женщины высоко ценят драгоценности, фотографии, картины, растения, текстиль и столовое серебро, а девочки-подростки – одежду.

Мужчины выше всего ценят автомобили, телевизоры, музыкальные центры, трофеи, а мальчики-подростки – спортинвентарь.

Выводы авторов исследования: мужчины больше ценят в вещах их практическую полезность, а женщины дорожат тем, что связывает их с семьей, друзьями, а также тем, что может положительно воздействовать на жизнь семьи.

 

Классовые различия

Как мы уже говорили, собственность многими рассматривается как мерило социальной принадлежности. В принципе, этот взгляд подтверждается социологическими исследованиями. Выявлено, что деловые люди ценят вещи как символы своей собственной истории и заслуг, а безработные ценили свои вещи за их непосредственную полезность и денежную стоимость.

В одном исследовании подросткам показывали видеозапись молодого человека и молодой женщины, которые в одном случае находились в богато обставленном доме и в соответствующей одежде, а во второй видеозаписи они же находились в довольно бедной обстановке и скромной одежде. Как и ожидалось, людей снятых в богатом доме оценили как более интеллектуальных, образованных, сильных личностей, а тех же людей, снятых в бедном доме посчитали сердечными, искренними, романтичными...

 

Возрастные различия

В возрасте 10-11 лет дети больше всего дорожат плюшевыми мишками, спортивным инвентарем, а девочки еще и куклами. Калифорнийские подростки 14-18 лет на первое место ставили музыкальную аппаратуру, автомашины, спортинвентарь, а девочки – ювелирные изделия. У британских студентов в число пяти наиболее ценимых предметов чаще всего входила музыкальная аппаратура, фотографии и сувениры, дневники, музыкальные инструменты, одежда и книги.

 

У пожилых на первом месте оказались фотографии, мебель, книги и произведения искусства; у мужчин – мелкие бытовые приборы и автомобили, а у женщин – ювелирные изделия и столовое серебро.

***

Посмотрим, как дела с имуществом обстоят в практической реальной жизни сегодняшних граждан России[163]. Вот что отвечала 1600 россиян в течение трех лет на вопрос «есть ли у вас, вашей семьи в настоящее время какие-либо сбережения, накопления?»:

 

2002

2003

2004

Есть

26

24

24

Нет

68

69

68

Затруднились ответить

6

7

8

Вывод грустный: более двух третей общества живут от зарплаты до зарплаты, от пенсии до пенсии, никаких накоплений не имеют.

Теперь посмотрим, что опрошенные ответили на вопрос «в какой форме сейчас, на ваш взгляд, наиболее выгодно и безопасно хранить свои сбережения, накопления?»:

 

2002

2003

2004

На счете в Сбербанке

31

31

32

В наличных деньгах

37

31

34

На счете в коммерческом банке

4

7

5

В акциях предприятий

3

6

4

Отданными в долг друзьям и знакомым

1

3

3

Другое

-

6

8

Затруднились ответить

24

16

14

 Видите: примерно поровну разделились две трети опрошенных, предпочитающих хранить деньги в Сбербанке и дома. Коммерческим банкам и акциям доверяют очень немногие. И вот что важно: почти одна шестая не знает что ответить – это увеличивает уверенность автора в том, что книгу он писал не напрасно. Потому что затруднения с ответом на этот вопрос есть следствие финансовой неграмотности, а мы ее искореняем.

 

Типология личности

Психология выделяет несколько различных характеристик человека, позволяющих определить, к какому типу личности относится человек. Этот раздел психологии называется соционикой[164].

В процесса анализа, выявления типа личности людей, обычно, сперва делят на интровертов и экстравертов. Упрощенное понимание этих типов обычно трактуется следующим образом. Экстраверт – открытый, общительный человек, он как тратит, так и получает свою психическую энергию в результате общения с людьми. Интроверт – наоборот, человек направленный вовнутрь самого себя, человек скорее замкнутый, нежели общительный. Более глубокий, и более правильный смысл этого деления на типы состоит в том, что экстраверт придает большее значение объектам, состояниям, а интроверт – процессам и явлениям. Отсюда экстраверт считает, что отношения между людьми есть следствие неизменных качеств этих людей, интроверт полагает, что отношения между людьми влияют на их качества и определяют их.

Экстраверт считает, что каждый может улучшить свой социальный статус улучшая самого себя. Он считает, что, если человек занимает в обществе скромное место, – значит ему просто недостает каких-либо качеств.

Интроверт уверен, что каждый может повысить свою ценность в глазах окружающих при помощи улучшения своих отношений с окружающими. Если кто-то не ценится – значит он неправильно сформировал свои отношения с окружающими.

В чистом виде эти типы практически не встречаются. Каждый человек и экстраверт и интроверт, но почти всегда можно определить что в человеке преобладает и составляет основу его личности.

Дальнейшее подразделение на типы следующее. Кроме экстравертности и интровертности в людях подмечены еще три пары признаков. В литературе они называются по разному. Последуем наиболее распространившейся терминологии, несмотря на ее крайнее неблагозвучие и затруднения в смысловом восприятии: Сенсор-Интуит, Логик-Эмоционал, Тактик-Персивер[165].

 

Сенсор-Интуит

Все мы непрерывно получаем разнообразную информацию из окружающего мира. Причем у всех одновременно работают все пять органов чувств: зрение, слух, обоняние, осязание и вкус. (Кроме инвалидов, разумеется: да облегчат Господь, люди и общество их страдания!) Но те, кого называют «сенсорами» только, или, в основном, именно этими данными и ограничиваются, на них и полагаются, а те, кого называют «интуитами«, полагаются в большей степени на некое «шестое чувство», интуицию. (В литературе можно встретить и такие варианты терминов: сенсорик и интуитивист.)

Образно про отличия сенсоров от интуитов говорят, что в то время как сенсор видит деревья, интуит видит лес. Увидев цветок, сенсор опишет его строение, лепестки, оттенки красок, а интуит вспомнит, что такие цветы росли во дворе его бабушки...

Сенсор обладает ощущением ритма жизни, он чувствует ее течение и ее полноту. И этот свой ритм он стремится навязать окружающим. Интуитивный тип не обладает столь ясным жизненным ритмом. Сенсор умеет заботиться не только о других, но и о себе: свои материальные интересы он умеет отстаивать хорошо. Интуит же чаще ожидает, пока о нем позаботятся другие.

Поскольку сенсор обычно прямолинеен в своей логике, а интуит мыслит ассоциативно, интуиты способны видеть пути и возможности, которые для других неочевидны. Следует отметить, что ни один из этих типов не обладает очевидными преимуществами во всех жизненных ситуациях. Если интуит чаще всего изобретатель нового, не способный к внедрению и доводке изобретения, то сенсор охотно и качественно может не только доводить чужие изобретения до практического применения, но и находить новые приложения давно изобретенных вещей. В большинстве вопросов сенсоры для достижения цели предпочитают совершать конкретные действия, интуиты сначала поразмышляют о природе проблемы, ее причинах, а потом подумают о том, как их устранить. В бизнесе сенсоры склонны к использованию уже известных и проверенных рецептов достижения успеха, интуиты же могут придумать нечто оригинальное. Сенсор любит эффективно использовать приобретенные навыки, интуит от монотонной работы, которую он умеет делать, удовольствия не получает и будет искать что-то новое. Однако, и тех и других может ждать как успех, так и разочарование.

Как утверждают американские психологи, в США сенсоров около 65%, а интуитов 35%. Жаль, что у нас нет данных о других странах, но «интуитивно» мне кажется, в России «интуитов» куда больше...

 

Логик-Эмоционал

По этим теминам можно догадаться, что речь идет о разных подходах к принятию решений – логическом или эмоциональном. (Иногда в литературе эмоциональный тип называют этическим.) Сенсор-интуит – это способы восприятия, получения информации, логик-эмоционал – способ принятия решения. Так же, как и в предыдущих случаях, не надо думать, что два эти полюса встречаются в нормальной жизни. Если эмоционал начисто лишен логики, он просто не относится к числу здоровых людей. Равно как и жесткий логик тоже не лишен эмоций в процессе принятия решения. Отнести себя – или того, кого вы изучаете – к тому или иному типу несложно. Достаточно проследить процесс принятия вами решения. Если вы стремитесь найти и взвесить все доводы «за» и «против», если вы пытаетесь моделировать исход событий на основе причинно-следственной связи явлений и поступков, вы, скорее всего, логик. Если же вы больше сосредоточены на размышлениях типа – «как это решение повлияет на меня», пытаетесь вжиться в ситуацию и попытаться «оказаться в чужой шкуре», чтобы понять ситуацию изнутри – в, скорее, эмоционал.

Логики смело и самостоятельно решают конкретные проблемы, когда приходится иметь дело с отдельными людьми, – и всегда удивляются неспособности эмоционалов решать такие объективные задачи.

Эмоционалы – наоборот, самостоятельны в отношениях с людьми, в регулировании их эмоциональной жизни, – и удивляются неумению логиков пользоваться людьми оказывать на них свое влияние. По этой причине эмоционалов чаще привлекают профессии, заключающиеся в оказании помощи людям: врачи, преподаватели, торговцы. Логики ищут себя там, где находит применение их способность оценивать ситуацию и принимать обоснованные решения: бизнес-менеджеры, руководители компаний. Логикам, однако, легче работать с неодушевленными предметами, нежели людьми, в то время как эмоционалы именно в общении раскрывают себя полностью. Поэтому успешных бизнесменов и управленцев можно найти как среди логиков, так и среди эмоционалов. Если в обществе в целом количество логиков и эмоционалов примерно равное, то среди мужчин преобладают логики, равно как среди женщин – эмоционалы.

 

Тактик-Персивер

Эти аспекты личности описывают способы, которыми люди выстраивают свою жизнь. (Иногда эти типы называют рациональный-иррациональный. Но это очень верно, поскольку понятие «иррациональный» близко связано с понятиями «мистический», «арациональный», то есть лишенный разумных оснований. В то время как плохо переводимый, а потому и оставленный в таком ужасном для русского уха звучании термин «персивер», происходит от английского глагола perceive, что означает воспринимать, понимать, осознавать; постигать. То есть «пресивер» можно было бы перевести как «осознаватель» или «постигатель». Термин «тактик» тоже нуждается в оговорках, поскольку в нашем понимании «тактик» несет в себе почти исключительно положительный смысл. Однако вдумаемся – «Маршал Жуков был не только отличным тактиком, но и стратегом» – значит, стратегическое мышление есть более высокий и дальновидный тип мышления.)

Тактик, или рационалист быстро принимает решения, и руководствуется в дальнейшем избранным алгоритмом действий, не особо обращая внимание на то, что обстоятельства уже изменились. Персивер наблюдает, анализирует, остается в курсе дела, но старается не принимать решений «до самого последнего момента». Тактик ощущает дискомфорт от того, что не принял решения, персивер от того, что поторопился его принять. Этим двум типам бывает сложно найти общий язык и каждый из нас легко вспомнит множество примеров на эту тему из собственного опыта. Тактик действует по плану, персивер – по обстоятельствам. Тактики часто восхищаются умением персиверов видеть несколько сторон проблемы, изменять свое мнение. Персиверы же бывают восхищены умением тактиков принимать решения, точно выполнять обязанности и добиваться поставленных целей. Тактик спринтер, персивер – стайер.

В большинстве людей есть и тактик и персивер и обычно они находятся в гармонии: то один, то другой выходит на первое место и помогает нам планировать свою жизнь. Конечно, кто-то один является основным аспектом этой стороны нашей личности, а второй меньше влияет на наш выбор. Поэтому, как правило, можно определить кто вы: тактик, или персивер. Если вы еще сомневаетесь кто вы, обратите внимание вот на что. Если вы любите накапливать бумаги, подолгу не выбрасывать разные записи и материалы, думая, что когда-нибудь они могут понадобиться, вы почти наверняка персивер (как и я сам, между прочим). Персиверы почти ничего не выбрасывают. Тактикам-рационалистам легче выбросить, чем сомневаться.

Описав эту великолепную четверку пар типов личности, мы сделали сложный мир людского разнообразия несколько более простым и понятным. Мы можем относить себя к тем или иным группам и нам будет легче критически оценивать свои поступки, принимая решения исходить из своей неизменной природы, а не на основе подражания кому-то.

Чтобы еще точнее разбираться в этой проблеме придется, правда, все эти восемь типов перемешать друг с другом и описать все возможные сочетания этих признаков в одном человеке: экстраверт, сенсор, логик, тактик; интроверт, сенсор, логик, тактик; эстраверт, сенсор, эмоционал, тактик; интроверт, сенсор, эмоционал, тактик; эксраверт, сенсор, логик, персивер; интроверт, сенсор, логик, персивер и так далее.

Предметно интересующихся описаниями типов и способами их выявления в себе и других отсылаем к книгам, указанным в ссылке в начале параграфа.

Это весьма полезное занятие – познавать самого себя. Особенно, если вы хотите планировать собственное финансовое будущее.

 

[140] А. Б. Фенько. Психология денег. http://fio.ifmo.ru/archive/group21/c4wu12/myths.htm

[141] А.Фернам, М. Аргайл. Деньги. Психология денег и финансового поведения. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2005. – 352 с.

[142] И. Андреева. Экономическая психология. - СПб.: Питер, 2000. - 512 стр. В книге рассмотрен широкий круг вопросов психологии предпринимательской деятельности, инвестиционного поведения, поведения на рынке труда, психологии рекламного воздействия.

[143] Список литературы по психологии денег и некоторые тексты в электронном виде можно найти, например, на сайте: http://selfmoney.narod.ru/index.htm

[144] Сакральное (лат. sacrum – священный) - аспекты реальности, выходящее за рамки привычного и обыденного. Для верующих сакральное выступает как сущностное ядро жизни, трансформирующее их поведение. Сакрализация - наделение предметов, вещей, явлений, людей "священным" содержанием. Профанное (лат. profanum – непосвященный; отсюда: профан – несведущий человек ) – мирское, светское, земное, реальное, обычное, повседневное.

[145] Т. Вайсман. «Деньги как мотив», (1974).

 Цит. по А. Б. Фенько «Психология денег». http://fio.ifmo.ru/archive/group21/c4wu12/myths.htm

[146] Интроекция - включение индивидом в свой внутренний мир воспринимаемых им взглядов, мотивов и установок других людей. Интроекция – это невротический механизм, посредством которого мы принимаем в себя нормы, установки, способы действия и мышления, которые в действительности не являются нашими собственными.

[147] В психологии принято говорить о монетарных аттитьюдах- варварское транскрибирование английского attitudes of money. Под «аттитьюдом» или «социальной установкой» обычно понимают предрасположенность хорошо или плохо реагировать, воспринимать какой-либо объект или событие. Именно в таком смысле в этой главе следует понимать «отношение к деньгам» - как не всегда полностью осознаваемое восприятие денег, их значимости и влияния.

[148] Использованы результаты, полученные международной группой независимых экспертов проводящих исследования в 24 странах мира на протяжении многих лет. (Цит. с сокр. и доп. по материалам сайта http://www.igor-vagin.ru)

[149] К этим данным надо отнестись критически. Высокий уровень расходов не говорит ни о беспечности, ни о легкомыслии. Эти данные, в лучшем случае, отражают структуру расходов. Если, согласно этим данным, среднестатистический американец тратит почти все деньги, это не означает, что он не хотел бы накопить их: просто он вынужден большую часть заработка выплачивать по многочисленным и разнообразным кредитам. Но и эти деньги он не полностью отдает банкирам – ведь он постепенно выкупает свой дом, а эти траты близки к накоплениям по своей сути. В страноведческой литературе, например, подчеркивается, что голландцы – жадные: «Скуповаты почти все, прагматичны и расчетливы. Бережливое отношение к деньгам - голландский национальный отличительный признак. Владелец небольшого ресторана в Нью-Йорке рассказал, что если трое посетителей заказывали один кусок торта и один кофе, то он сразу спрашивал их: «Вы из Голландии?». Так что и «средний» голландец, откладывает только 2% возможно, лишь потому, что больше не может.

[150] Р. Т. Кийосаки, Ш.Л. Лектер. Квадрант денежного потока. Мн.: «Поппури», 2003. – 336 с. Или другие книги тех же авторов: «Богатый папа, бедный папа», «Советы богатого папы по инвестированию», «Богатый ребенок, умный ребенок» и др. Все их читать не обязательно – достаточно прочитать только одну, поскольку основные – он же полезные - мысли на 75% повторяются во всех книгах этих авторов.

[151] Здесь и в следующем параграфе использованы рассуждения и цитаты из книги: С.Г. Кара-Мурза. Манипуляция сознанием. М.: Алгоритм, -2000, - 688 с.

[152] Теперь, правда, миллионы тратятся на попытки – пока безуспешные – решить проблему утилизации пластиковых бутылок и упаковок. Да и само производство пластика не относится к числу экологически безвредных.

[153] Паршев А.П. Почему Россия не Америка. М.: Крымский мост, 2000, - 416 с.; Паршев А.П. Америка против России. М.: АСТ-Астрель, 2002, - 370 с.; Валянский С.И., Калюжный Д.В. О Западе, который пыжился, пыжился, а Россия сама по себе. М.: АСТ-Астрель, 2004 – 541 с.; Валянский С.И., Калюжный Д.В. Русские горки. Возвращение в начало. М.: АСТ-Астрель, 2004, - 570 с.; Валянский С.И., Калюжный Д.В. Русские горки. Конец Российского государства. М.: АСТ-Астрель, 2004, - 556 с.

[154] Цит. по http://eup.ru/Documents/2003-04-14/1670E.asp, перев.: В.Синица.

[155] Дж. Штиглиц. Обложить олигархов налогами. //"Der Standard", Австрия, 11 декабря 2003 г. (Цит. по http://www.rusref.rusblog.ru/indexpubstol.htm )

[156] Платонов О. А. Русская цивилизация. М.: Роман-газета, 1995. – 224 с.

[157] Ошо, наст. имя Бхагаван Шри Раджниш (1931-1990). Индийский мистик, философ. На протяжении многих лет выступал с лекциями, затрагивавшими все основные религиозные традиции мира. Его глубокое знание восточной и западной философии, явность мысли и глубина доказательств позволили ему и его слушателям перешагнуть вековую пропасть между Востоком и Западом. Его выступления, оформленные в книги, оставляют сотни томов, они переведены на многие языки. См., например, http://www.osho.ru/

[158] По материалам исследований института Социально-политических исследований РАН: http://www.ispr.ru/SOCOPROS/socopros702.html. В исследованиях допускалось более одного ответа, поэтому сумма ответов может быть более 100 %.

[159] Использована монография А. Фернама и М.Аргайла. «Деньги. Психология денег и финансового поведения» и обзор зарубежных исследований по данной проблеме А. Б. Фенько «Психология денег».

[160] Известное изречение "Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в царство небесное" поражает своей странностью. Сравнение, однако, будет ясно, если вспомнить, что у греков наряду со словом "kamelos" - "верблюд" имелось "kamilos" - "канат, толстая верёвка". Вероятность подмены тем больше, что долгое е произносилось как i, kamelos звучало как kamilos. Правильнее было бы: «Легче канат протянуть через игольное ушко...» (Цит. по А.В. Якушеву: http://avy.ru/religion/facts/?page=1)

[161] Еще раз хочу напомнить цель этой книги: рассказать о финансово-экономической среде нашего с вами обитания, показать особенности ее функционирования и научиться оптимальным образом адаптироваться к обстановке сегодня и подготовиться к максимально комфортному существованию в будущем. Рекомендациям по справедливому переустройству общества мы в этой книге внимания уделять не будем. Это не означает, что я призываю читателей к полному уходу от действительности, к социальной пассивности, к позиции премудрого пескаря. Вовсе нет, просто эта книга – о другом.

[162] Цит. по А. Фернам и М. Аргайл. Психология денег, стр. 164.

[163] Данные Аналитического центра «Левада-центр».

[164] Рекомендую прочитать научно-популярную работу П.Тайгера и Б.Баррон-Тайгер «Читать человека как книгу», вышедшую в 2001 году русском переводе и статью А.А. Шияна «Основы информационно - психологической безопасности для менеджера», опубликованную на сайте http://socio.dp.ua, материалы которых использованы при написании настоящей главы. Упомянем, что разработке типов личности мы обязаны, в первую очередь, таким ученым, как Юнг, Аугустинавичуте, Майерс и Бриггс. Подробнее о соционике и ее творцах можно прочитать на сайте www.socionics.ru

[165] В некоторых источниках эти же по своему смыслу и содержанию признаки обозначают понятиями «интуиция – сенсорика», «логика – этика», «рациональность – иррациональность». Мне кажется важным уточнить, что понятие «персивер» не эквивалентно понятию «иррационалист». Поэтому, несмотря на то, что слово «персивер» непонятно и неблагозвучно, лучше растолковать его смысл, нежели заменить его более понятным, но не соответствующим описываемому смыслу, словом «иррационалист».