ФОРМУЛИРОВКА ЦЕЛЕЙ

 Имейте три пожизненных плана: план защищенности, план комфортности, план богатства.
Р. Кийосаки. «Советы Богатого папы по инвестированию».

Хорошо бы, для начала, определиться вот с чем.

А зачем вам нужны деньги? И – второй вопрос – сколько именно?

Наконец, третий вопросик: а что вы любите делать больше всего? И еще – подумайте, что бы вы делали, ели б на вас свалилась возможность не думать о хлебе насущном, о возможных будущих неприятностях и проблемах, то есть стали бы вы «богатым» в том смысле, который Вы вкладываете в это понятие?

На первые два вопроса ответить очень трудно. Немногие люди могут ответить на эти вопросы сходу, не задумываясь. Один такой пример, впрочем, хорошо известен – Шура Балаганов. Помните?

– Скажите, Шура, честно, сколько вам нужно денег для счастья? – ­ спросил Остап. ­ – Только подсчитайте все.

– Сто рублей, – ответил Балаганов, с сожалением отрываясь от хлеба с колбасой.

– Да нет, вы меня не поняли. Не на сегодняшний день, а вообще. Для счастья. Ясно? Чтобы вам было хорошо на свете.

Балаганов долго думал, несмело улыбаясь, и, наконец, объявил, что для полного счастья ему нужно шесть тысяч четыреста рублей и что с этой суммой ему будет на свете очень хорошо.

– Ладно, – сказал Остап, получите пятьдесят тысяч.

Дальше Вы, дорогой читатель, конечно, все помните и без цитирования. Но, на всякий случай, для полноты изложения, напомню:

– ­ Бандит! – кричала женщина. – Только отвернулась, а он...

Обладатель пятидесяти тысяч украл сумочку, в которой были черепаховая пудреница, профсоюзная книжка и один рубль семьдесят копеек денег. Вагон остановился. Любители потащили Балаганова к выходу. Проходя мимо Остапа, Шура горестно шептал:

– Что ж это такое? Ведь я машинально.

Так что, мало знать – сколько денег тебе нужно для счастья. Надо еще быть готовым грамотно воспользоваться ими, когда они появятся.

На третий вопрос ответить легче, но, когда вы начнете это делать – а я настоятельно советую это сделать и непременно письменно, – вы почувствуете трудности.

Перебирая в памяти всевозможные способы времяпрепровождения и множество приятных для вас занятий, вы обнаружите, что для большей части этих дел или безделий особых денег вовсе не нужно!

Я, например, очень люблю бродить по городу Москве, где я и живу. Люблю гулять по лесу, в особенности, по Измайловскому лесопарку, рядом с которым мне повезло поселиться. Люблю читать. Люблю писать. Люблю слушать музыку, ходить на концерты в консерваторию. Люблю домашнее застолье с друзьями. Люблю море – бродить по берегу, плавать в море, сидеть на песочке в уединенном месте и слушать чаек и шум прибоя.

Все перечисленное либо не требует вообще никаких денег, либо требует не очень больших денег: съездить на море, если не говорить об очень удаленных морях на других материках, не такая уж дорогая штука. В конце концов, можно там просто поселиться.

Но пойдем дальше – не все мои желания так дешево удовлетворяются. Хотелось бы мне иметь более комфортабельную квартиру, или дом. То, что у меня есть сегодня, меня пока еще удовлетворяет, но, в принципе, уже хочется лучшего. Чтоб достичь этого, нужны уже не такие простенькие суммы, как стоимость билета в Большой зал Консерватории или поездки на две недели в Турцию.

С этого места может начаться полет фантазии, переходящей в алчность и опасные заблуждения: «…вилла на Лазурном берегу, небольшой замок под Парижем, ранчо в Калифорнии, яхта, самолет, пароход… Да, еще и на Гавайях надо виллу иметь, ну, там еще слуг всяких, камердинеров, поваров, охрану, объездить надо вообще весь мир, еще и женщин красивых надо, автомобилей, напитков…»

Мечты идиота?

Да, как сказать…

 

Что такое богатство?

«До 12 лет я искренне верил,
что у каждого есть дом на Пятой Авеню,
вилла в Ньюпорте и паровая яхта».

Корнелиус Вандербильд-мл.

 Современная западная цивилизация, западное общество потому и называется «обществом потребления», что все известные и многие другие возможности являются для большинства постоянной мечтой и даже целью, и, в то же время, это – реальные возможности некоторой части общества.

Ведь потребности можно придумывать, производить и продавать – что и делается в «обществе потребления».

Существуют и другие общества, в которых едва удается удовлетворить самые минимальные потребности – потребности жизнеобеспечения, выживания. Эти сообщества считаются «дикими», «неразвитыми».

Есть, как думается, и некая золотая середина. В недавней нашей и мировой истории была осуществлена масштабная, и во многом небезуспешная попытка построить общество удовлетворения разумных потребностей и осознанных самоограничений. Некоторыми эта попытка считается неудачной, но вдумчивые политики и интеллектуалы не спешат с окончательными выводами. Да и задолго до «краха социализма» на Западе разрабатывались концепции «общества разумных самоограничений», достаточно указать на программные работы Эрнста Шумахера[5].

Так что вопрос – чем измерить подлинное богатство и в чем оно заключается? – до сих пор занимает людские умы. И ответов на этот вопрос нам предоставлено множество.

Подавляющее большинство людей «западной» ментальности всё, в конечном счете, сведут к размерам вашего капитала. А когда вы им скажете, что деньги и счастье – не одно и то же, когда вы им напомните, что «богатые тоже плачут», они вам могут ответить, что лучше я буду плакать с деньгами, чем плакать без денег, что лучше быть несчастным миллионером, нежели несчастным нищим.

Аргумент кажется абсолютно непробиваемым… И, все таки, и все-таки… Есть в этой позиции некий изъян, и не один. Например то, что далеко не всем по плечу тяжесть «миллиона долларов». Мы об этом поговорим подробнее чуть позже, а сейчас вернемся к нашему вопросу «чем измерить подлинное богатство, в чем оно заключается?» и посмотрим на другие варианты ответов.

Самые распространенные ответы, идущие вразрез с «западной» позицией, подлинное богатство видят в высокой духовности, наполняя это понятие по-разному, в зависимости от приверженности той или иной религии. Мы не будем здесь касаться этого сложного и глубокого вопроса. Чуть чуть коснемся его во второй половине книги. Он хорошо и всесторонне изложен в философско-религиозной литературе. Цель нашей работы земная и утилитарная – мы, все-таки, о деньгах собрались говорить и писать. О земном и продолжим.

Я очень люблю один старый и популярный анекдот:

«Лежит под бананом негр и ничего не делает. Мимо него каждый день проходит американец-предприниматель. Наконец, нервы американца не выдерживают, и он обращается к негру:

– Вот потому ты и останешься на всю жизнь бедняком! Что же ты валяешься здесь целыми днями и ничего не делаешь?

– А что надо делать? – спрашивает негр.

– Да хотя бы взял, собрал вот эти бананы, отнес их на базар, продал бы и имел деньги!

– А потом что? – продолжая лежать, спрашивает негр.

– А потом, на эти деньги купил бы тачку, собрал тачку бананов, продал бы их и имел бы больше денег.

– А потом?

– Потом купил бы тележку, потом купил бы грузовичок, потом завел бы целый парк грузовиков, нанял бы рабочих, они собирали бы бананы, много тонн бананов, ты бы нанял менеджеров, они бы их продавали, а ты имел бы кучу денег и лежал себе и ни хрена не делал! – раздраженно закончил американец.

– Да-а-а?.. – медленно протянул негр. – Но ведь я и так лежу и ни хрена не делаю».

Это, на самом деле, очень глубокая шутка. Здесь сталкиваются два совершенно несовпадающих представления о путях достижения счастья. На самом деле, американский предприниматель не столь, конечно, примитивен, чтоб из всех возможностей, которые дают деньги, выбрать одну: лежать и ни хрена не делать. Это он так, чтоб быть понятным сказал. Сказал, и нарвался на иной менталитет: негр-то вовсе не шутит. Он, и правда, доволен и счастлив. И не спешите его записать в дикари необразованные. Не спешите. Подумайте о себе, подумайте искренне.

«Тот, кто не может располагать двумя третями дня лично для себя, должен быть назван рабом», – говорил Фридрих Ницше. В западной литературе, посвященной зарабатыванию денег, можно встретить такую оценку богатства: «вы тем богаче, чем дольше вы можете делать то, что вам нравится, не зарабатывая для этого денег». Эту мысль приписывают Бакминстеру Фуллеру – знаменитому инженеру и архитектору, создателю «геодезической сферы».

У этой замечательной мысли, я бы сказал, у этой жизненной формулы есть несколько областей корректного применения, как сказали бы физики-математики.

На одном конце «шкалы возможных состояний» – сверхбогатый человек, какой-нибудь там Гилл Бейтц, у которого столь много денег, и столь определенные, неизменные, разумные потребности, что простая арифметика доказывает: он никогда не истратит своих денег. Он богат окончательно.

На другом конце – странствующий монах. Пусть, для определенности – дзен-буддистского толка. У него нет ничего. Но ему ничего и не нужно. Он тоже богат окончательно.

Посередине между этими людьми расположились шесть миллиардов землян, в том числе, видимо, и мы с вами, дорогой читатель.

 

Потребности

 Деньги – не всё: на всё их обычно не хватает.

Посмотрим, что про потребности пишут в словарях.

«Потребность (в психологии) – состояние индивида, создаваемое испытываемой им нуждой в объектах, необходимых для его существования и развития, и выступающее источником его активности.»

Не удивляйтесь, это часто бывает... Заменив одно слово («потребность») другим («нужда») сумели создать видимость научного определения понятия. Впрочем, не будем несправедливо строгими. Там (в словарной статье) дальше есть еще кое-что – более важное. Например то, что потребности являются источником активности личности, и что потребности человека обусловлены процессом его воспитания в широком смысле, т.е. приобщением к культуре. Подчеркивается, что при этом мотивация поведения человека не полностью определяется потребностями. На мотивацию влияют и многие другие факторы. Поэтому при поверхностном взгляде можно спутать подлинные потребности с ложными, которые, однако, человек стремиться удовлетворять, прилагая к этому огромные усилия.

Так что считать потребностями, достойными удовлетворения, а какие потребности считать вредными, не достойными удовлетворения? Подробнее об этом мы поговорим в последующих главах, где расскажем об исследованиях этой проблемы. В этой же главе, так сказать, для начала, посмотрим, что пишет об этом, например, известный предприниматель Артем Тарасов, ссылаясь на некоего «профессора Кедрова»[6]:

  1. Защищенность.
  2. Еда.
  3. Товары и услуги
  4. Жильё.
  5. Работа.
  6. Здравоохранение.
  7. Образование.
  8. Социальная помощь.
  9. Проведение свободного времени.

Что касается меня, я с этим, в целом, согласился бы, но переставил пункты местами – исходя из приоритетности потребностей: еда – жилье – защищенность – образование – работа – здравоохранение – соцпомощь – товары и услуги – досуг... Во всяком случае, мне кажется, что образование, т.е. доступ к духовным ценностям, к знаниям важнее многого иного. Впрочем, не будем на этом зацикливаться, мы к этим понятиям и их иерархии – разной в различных жизненных обстоятельствах – еще вернемся в главе Потребности-2».

Но, видимо, все-таки, первейшая наша потребность – быть сытым, одетым и иметь жильё. Наверное, всё это в целом можно назвать защищённостью, если есть уверенность в том, что жильё не отнимут, еды будет в достатке каждый день и одежда не исчезнет. Конечно, уровень простого физического выживания – это минимум-миниморум, который большинство из нас не сочтет для себя достойным. Хочется – чтоб считать себя «защищенным», быть на каком-то «среднем» уровне.

В денежном выражении, этот «средний» уровень для многих у нас в стране расположен в интервале от 100 до 1000 долларов на человека в месяц[7]. Сотню долларов в месяц признают «хорошим» уровнем обеспеченности одинокие старики и старушки, живущие в провинции на суммы вдвое меньшие, или пенсионеры некоторых более бедных, чем Россия стран. (В Молдавии или Грузии, например, «хорошей» считается пенсия в 20 долларов ежемесячно, каковой, впрочем, не хватает на оплату минимальных коммунальных услуг.) Большая часть городских пенсионеров России сочтет, все-таки, «хорошим» уровнем месячный доход долларов в 300-400 на человека. Московские пенсионеры оценят уровень своей защищенности в интервале 500-1000 долларов. Амбициозные, ориентированные на уровень среднего класса из стран «золотого миллиарда» полагают, что будут чувствовать себя защищенными при ежемесячных доходах 5-10 тысяч долларов в месяц.

Если говорить о еще больших притязаниях на защищенность с помощью денег, то я в затруднении...

Чувствует ли себя защищённым некто Михаил Ходорковский?

Читатель, если у тебя будет случай спросить у него – спроси. И нам потом расскажи.

Так что, попытка определить некую смету, покрывающую список потребностей, вряд ли может иметь успех, если иметь в виду рекомендации для всех сразу. Достижение уровня «защищенности» после выхода на пенсию, кто-то определит для себя следующими параметрами: собственное жильё и ежемесячный доход 300-400 долларов (или 9 000 -12 000 рублей по курсу периода 2003-2004 годов). Для кого-то это будет маловато, а кто-то сочтет лишним.

Затраты на еду, товары и услуги, жилье – да все остальное в этом списке – тоже индивидуальны и зависят от очень многих факторов: возраст, вкусовые пристрастия, регион проживания, наличие или отсутствие огорода или приусадебного участка, состояние здоровья и связанная с ним диета, подверженность рекламе и стремление следовать каким-либо стереотипам, состав семьи, природные склонности и таланты.

Мы только обозначили вопросы, на которые необходимо давать ответы в ходе составления персонального и семейного финансового плана, либо просто размышляя о жизни в будущем. Чтобы найти на них ответы надо познакомиться со многими вещами.

Так что, давайте быстренько прочтем эту книгу, усвоим минимально необходимый набор сведений, освоим некоторые навыки, разработаем план и – вперед!

 

[5] E.F. Schumacher. “Small is Beautiful”, Hartley&Marks Publishers, - Vancouver, 1999 – 286 p.

[6] Тарасов А., Миллионер. – М.: 2004 – 671 с. Является ли «профессор Кедров» вымышленным персонажем книги, либо имеет реальное земное воплощение – не знаю.

[7] Искренне прошу прощения у русских читателей за то, что пользуюсь долларовой оценкой доходов и расходов. Надеюсь, причины этого читатели поймут, прочитав книгу. И осудят за это не меня одного.