ДЕНЬГИ: ИСТОРИЯ И СУЩНОСТЬ

 Этот вопрос подробно исследован и изложен во многих монографиях и учебниках для изучающих экономику и финансы. Для заинтересованных в более глубоком знакомстве с темой, мы приводим ссылки на некоторые источники. Здесь сообщим лишь то, что надо знать каждому гражданину.

Каждый гражданин должен в двух-трех словах уметь изложить историю и причину возникновения денег. Вот эти слова.

 

Возникновение денег

Деньги появились не сразу, но давно: с момента их появления прошло уже несколько тысяч лет. Народы в своем развитии претерпевали схожие стадии развития, двигаясь от первобытных, родоплеменных отношений, к современным государственным образованиям. У первобытных племен денег не было, люди обходились натуральным обменом. По мере расширения видов обмениваемых продуктов и изделий, стали выделяться те из них, которые были нужны многим. Такие предметы становились мерой обмена, то есть, прообразом денег, иногда их называют «товарные деньги». В Древней Греции такой мерой служил, например, бык, а у древних германцев – корова, у мексиканских индейцев – бобы какао, у жителей Древней Индии – морские ракушки определенного вида, а у древних славян шкурки куницы или белки.

(Для разрядки и, одновременно, поучительных размышлений вспомним сцену торга «товарища Саахова» со своим шофёром – «товарищем Джабраилом» из кинофильма «Кавказская пленница». Речь, напомню, идёт о племяннице Джабраила – «студентке, комсомолке, красавице» – Нине. Товарищ Саахов даёт за невесту 20 баранов, а дядя Джабраил просит 25. Используя свое положение, тов. Саахов добивается уступки и называет окончательный размер «калыма»: 20 баранов, холодильник «Розенлев» – «финский, кароший», – и Почетную грамоту. Все перечисленные ценности успешно выполнили роль денег в сделке.)

По мере развития торговли, требования, предъявляемые к тому, что служило деньгами, уточнялись и ужесточались. Стало ясно, что хороши те «деньги», которые долго не портятся, которые имеют точную и одинаково всеми понимаемую меру и которые всеми охотно принимаются «к оплате», могут делиться на части и занимают мало места, что позволяет их легко перевозить с места на место и надежно прятать и хранить. Так, вытесняя прочие «деньги», появились металлические бруски, пластины и кольца, среди которых самыми лучшими и надежными считались золотые. Золото не портится, не ржавеет, его мало, поэтому оно не падает в цене, однако, наряду с золотом, применялось и серебро, и железо, и медь.

С течением времени вид денег изменялся. Почти три тысячи лет тому назад в Древней Греции появились первые монеты, то есть металлические деньги более или менее определенной массы, снабженные отличительными знаками. Крупные греческие города чеканили свои монеты со своими знаками и изображениями.

Постепенно монетная система денежного обращения охватывала и другие страны. Многие столетия чеканка монет даже в пределах одного государства была децентрализована и не подчинялась единым нормам и правилам. Однако, по мере становления и усиления государств, расширения и усложнения торговли, в том числе, международной, требования к системе денежного обращения возрастали.

В начале XII века английский король Генрих I изобрел одну из самых необычных денежных систем в истории, названную системой «мерных реек». Эта система продержалась более семисот лет. Эта денежная система основывалась на использовании деревянных полированных реек с зарубками с одной стороны, обозначающими номинал. Затем рейка расщеплялась вдоль по всей длине таким образом, чтобы сохранить зарубки. Одна половина рейки оставалась у короля и служила защитой от подделки, а вторая пускалась в обращение. Почему же люди в свое время принимали кусок дерева как деньги? Дело в том, что деньги есть то, что люди соглашаются использовать как деньги. Чтобы заинтересовать людей в использовании новых денег, король Генрих приказал, чтобы мерные рейки использовались для уплаты королевских налогов. До сих пор ни одна денежная система не работала так хорошо столь долгое время. Британская Империя была создана на основе системы мерных реек.

История денег увлекательна сама по себе, но кроме этого, она отражает все коллизии мировой истории, поскольку деньги становились большим, нежели средством обмена товарами. Деньги приобретали все новые и новые функции, становясь не столько пассивным отражением происходящего, но фактором, активно влияющим на ход мировой истории.

 

Определение и функции денег

В экономической науке принято важным, фундаментальным понятиям давать определения. Для наших целей это не обязательно, но и не вредно, поэтому мы будем приводить некоторые общепринятые определения. Определений всегда бывает много, они отражают как современный, изменившийся по сравнению с предыдущими периодами развития науки, взгляд на предмет исследования, так и борьбу различных научных школ. Определение понятия «деньги» может быть, например, таким.

Деньги – обладающий абсолютной ликвидностью универсальный товар, используемый в качестве всеобщего эквивалента, посредством которого выражается стоимость всех других товаров.

Иногда деньги определяют чуть-чуть по-другому:

Деньги – это особый товар, стихийно выделившийся из товарного мира, служащий всеобщим эквивалентом, а также инструментом, с помощью которого строятся экономические отношения.

Есть и другие определения денег. Заинтересованные читатели могут поразмышлять над этим, обращаясь к специальной литературе. Интересный взгляд на деньги развит в так называемой «информационной теории денег»[8].

Информационная теория денег рассматривает деньги как некоторый специфический вид информации, который в современном обществе является одним из важнейших. Именно с помощью денег осуществляется управление экономической деятельностью, социальной жизнью общества, да и на международном уровне денежные отношения приобретают все большее значение.

Информационная теория денег важное значение придает форме денег, справедливо полагая, что не существует информации без ее носителя. И от вида носителя зависит возможность использования информации. Если информация записывается на камне, то это один способ использования информации и одна цивилизация. И совсем другие возможности использования информации дает такой носитель, как электронный, и это создает и совсем иную цивилизацию.

Информационная теория денег различает в зависимости от вида носителя следующие виды денег:

  1. Физические деньги. Носителем денег являются благородные металлы (золото, серебро). Для этих денег характерно то, что их эталоном стоимости является стоимость самого денежного элемента. Проверка подлинности физических денег, установление достоверности осуществляется по их физическим признакам ? весу, химическому составу и т.д.
  2. Номиналистические деньги. Для этих денег характерно, что стоимость производства самих денежных элементов не имеет отношения к их денежным номиналам[9]. Носителем является бумага. Их подлинность и достоверность осуществляется средствами государственного принуждения и контроля.
  3. Счетные деньги. Этот вид денег вообще не имеет денежных элементов, они выражаются в виде записей (счетов) в специальных учреждениях ? банках. Достоверность счетных денег осуществляется средствами банковского администрирования и не требует государственного вмешательства.

Деньги с разными носителями обладают различными свойствами и возможностями их использования. Анализируя развитие денежных систем в истории, автор информационной теории денег показывает, что вытеснение одних денег другими по мере развития денежных систем, является одним из фундаментальных противоречий и двигателей исторического развития вообще. В конце концов, будущее денег ? это тотальные счетные безналичные электронные деньги, возможно, с небольшой добавкой наличных денег для мелкорозничной торговли.

Информационная теория денег не входит в учебную программу студентов финансово-экономических специальностей. Мы, однако, будем при изложении некоторых вопросов использовать некоторые, полезные для наших целей, положения этой теории.

Сразу вслед за определением денег, студентам-экономистам дают определения трех видов стоимости денег: реальную, – стоимость того материала, из которого сделаны деньги плюс издержки производства денег; представительную стоимость – то есть их экономическую силу, способность быть обменными на количество других товаров, что в большой степени зависит от субъективно-психологических факторов, и номинальную, или нарицательную стоимость – то есть то, что указано на самих деньгах. Деньги называются полноценными, если номинальная стоимость совпадает с реальной.

Изучая деньги всесторонне и глубоко, необходимо выделить их функции. Обычно выделяют следующие основные функции денег:

  1. Деньги как средство платежа.
  2. Деньги как средство обращения.
  3. Деньги как средство накопления и сбережения.
  4. Деньги как мера стоимости.
  5. Деньги как «мировые деньги».

Все функции, кроме, быть может, последней, понятны на обыденном уровне. Мы каждодневно пользуемся, как минимум, четырьмя из пяти функций денег. «Мировой функцией денег» мы тоже, разумеется пользуемся, но не непосредственно, если только мы не ведём самостоятельную внешнеэкономическую деятельность, а опосредованно – оплачивая рублями, скажем, бананы, за которые московский оптовый торговец заплатил долларами другому оптовому торговцу в Бразилии, который, в свою очередь, оплатил труд бразильских крестьян уже третьими деньгами – бразильскими песо.

«Деньги как средство платежа и обращения» – это самая обыденная функция денег, то есть то, что мы делаем ежедневно, обменивая деньги на товары в магазинах и оплачивая деньгами различные услуги. Чтоб деньги могли выполнять эту функцию они должны быть признаваемы обеими сторонами в процессе обмена и платежа как подходящие обеим сторонам эквивалентные ценности.

«Деньги как средство накопления и сбережения». Чтоб соответствовать этой функции, деньги должны как можно дольше сохранять свою ценность – не портиться физически и не обесцениваться морально.

Рассуждая о деньгах, как мере стоимости товаров, финансисты и экономисты обязательно углубятся в разъяснения смыслов таких понятий как «стоимость« и «цена«. При этом отметят, что стоимость товара определяется затратами на материалы и труд по производству этого товара, включая стоимость тех денег, которые привлекались производителем для его изготовления, а также затратами на упаковку, транспортировку, хранение, рекламу...

«Ценой» же назовут стоимость товара, выраженную в деньгах. Цена определяется множеством факторов, среди которых есть и собственно стоимость товара, но, кроме стоимости, как меры затрат на производство товара, на цену повлияют – и, зачастую в высокой степени, – спрос и предложение, а также стоимость тех денег, которые привлекались продавцом, для закупки и распространения товара, а также традиции, верования, мода и многое, многое другое, что следует учитывать, анализируя такое сложное понятие как цена чего-либо.

Отметим, что сказанное выше не является ни точным, ни окончательным определением стоимости и цены. Определение этих понятий и, в особенности, взаимосвязь между ними остаются предметом постоянных дискуссий среди экономистов всего мира[10].

Для наших целей, однако, и не вполне точные определения пригодны. Мы без лишних умствований понимаем, что такое «деньги, как мера стоимости»: батон нарезной – 5 рублей, бутылка пива – 30 рублей, автомобиль ВАЗ-2112 – около 8000 долларов США... (Одновременно забавно и печально, что некоторые вещи многие из граждан нашей страны – и миллионы людей в других развивающихся странах – оценивают в чужой национальной валюте. Потому, говорят, что «так удобнее». О важных сторонах этого явления мы поговорим позднее.)

Сколько рублей в одном долларе на текущий день нам сообщат по телевизору. А «в телевизор» эти данные поступают из Центрального банка. А Центральный банк устанавливает ежедневные курсы валют исходя из... [11]

То, что деньги служат нам мерой стоимости разных товаров, понятно и на обыденном уровне. А вот что служит мерой самих денег, чем и как определяется ценность денег?

Раньше, – до середины семидесятых годов ХХ века, – когда многими государствами выпускающими деньги, устанавливался «золотой», или «серебряный» паритет, то есть точный весовой эквивалент металла, который действительно можно было получить на руки, обменивая деньги в банке, сравнивать деньги между собой было проще. Сейчас, когда деньги уже не привязаны к золотому стандарту, ситуация усложнилась. И эта сложность носит не абстрактно-научный характер, а является реальной проблемой для каждого из нас: в чем лучше хранить деньги? В рублях? В долларах? В евро? В золотых изделиях? В запасах сала и картошки?

Вопрос не прост и поиск ответа на него тоже не прост. Придется узнать кое что из истории возникновения «золотого стандарта» и отказа от него, узнать как сравнивали разные валюты раньше и как их сравнивают теперь.

 

Измерение денег

Ограничим наш экскурс в историю измерения денег последними двумя-тремя тысячелетиями европейской истории – для наших практических целей этого будет вполне достаточно. О предшествующих тысячелетиях существования денег и способов их измерения и сравнения в разных далеких от нас странах, мы говорить не будем. Сейчас для нас не так уж важно знать как определялась сравнительная ценность китового уса, выполнявшего функции денег на островах Фиджи, и, скажем, съедобной крысы, выполнявшей ту же функцию на острове Пасхи. Хочется верить, что эти островитяне попросту не встречались друг с другом и не вели меновой торговли, а вот сходную по своей сути проблему эквивалентного обмена шкурок пушных зверей (Россия) на шелковую ткань или фарфоровые изделия (Китай) наши предки решали и имели достаточно точные и принятые несколькими сторонами «обменные курсы».

То, что имеет к нам непосредственное отношение, началось примерно 3000 лет тому назад в странах Средиземноморья. Известно, что ассирийцы и греки в эти времена начали использовать металлические деньги, измеряя и сравнивая их по весу и составу – материалу, из которого они сделаны. Самыми популярными металлами были золото, серебро и медь. Ну еще и электрум – природный сплав золота и серебра. Долго ли, коротко ли, но, в конце концов, у каждой вещи появилась своя цена, выражаемая в количестве металлических денег. Так, например, один бык у древних греков стоил один «талант», и талант этот в медном выражении означал 60 фунтов меди. А соседствующие и торгующие с греками вавилоняне – по взаимной договоренности, основанной на длительной практике торговли и сравнительных измерениях, – знали, что одна их вавилонская «бильта» примерно равна «таланту». «Бильта» же делилась на 60 «мин», а «мина» на 60 «сиклей».

История металлических денег длинна (бумажные деньги в Европе появились совсем недавно – в XVIII веке) и драматична. Совершенствовалась их форма – постепенно большая часть монет в мире стала круглой. Достигла высочайших образцов художественного мастерства чеканка изображений и надписей на монетах, возникли точные и повсеместно распространенные способы измерения количеств благородных металлов, содержащихся в монетах. Опережая методы контроля за качеством монет, развивалось противозаконное фальшивомонетничество и «законное» фальшивомонетничество: так называемая «порча денег«. Эти пользовались многие императоры, монархи и феодалы, чеканившие свои монеты: чтоб преодолеть свои финансовые трудности, они сознательно уменьшали количество золота или серебра в монете, оставляя ее внешний вид и номинальную стоимость прежней. Это явление носило массовый характер.

Порчу денег широко практиковали, например, римские императоры. При Нероне (54-68 гг.н.э.) вес золотой монеты уменьшился на 10%, а серебряного денария на 12%, кроме того, его проба уменьшилась из-за добавления 10% меди. При императоре Трояне (98-110 гг.) уменьшение серебряной пробы денария продолжилось, а содержание медной лигатуры (составной части сплава) возросло до 15%. Император Каракалла (211-217гг.) санкционировал увеличение доли меди в денарии до 50%. Впоследствии содержание серебра в монете упало до 5%, а император Аврелиан (270-275гг.) превратил денарий в чисто медную монету. Так что еще в Древнем Риме существовала инфляция, о которой нам придется еще не раз говорить и очень много раз испытывать на себе ее неприятное влияние.

Помимо инфляции, «порча денег» выявила некий весьма важный закон денежного обращения: плохие деньги вытесняют хорошие.

И это понятно: если одновременно имеют хождение деньги достоверно состоящие из чистого золота высокой пробы и «порченные», «почти золотые» деньги, все будут стараться удержать чистое золото в своей копилке, а «порченными» расплатиться, вбросить их в оборот. Постепенно все хорошие деньги оседают в кубышках, а плохие оборачиваются на рынке.

Дополнительное социальное следствие из этого закона: богатые выигрывают, бедные проигрывают. У богатого есть накопления, есть резервы, позволяющие ему отбирать для накоплений хорошие деньги, расплачиваясь плохими, а у бедного вовсе нет, или очень мало накоплений, поэтому на его долю всегда, в конце концов, останутся лишь плохие деньги.

Кстати говоря, этот закон – «плохие деньги вытесняют хорошие» действует до сих пор и будет действовать впредь. Проявлением этого закона является наша с вами сегодняшняя проблема: так в чем же хранить сбережения? – о которой мы говорили выше и к решению которой будем продвигаться на протяжении всей книги.

Свежий пример, иллюстрирующий действие этого закона. Недавно (конец 2004 – начало 2005 года) вся страна бурно обсуждала вопрос о замене льгот пенсионеров и инвалидов денежными компенсациями. В конце концов льготников, естественно, обманули: «плохие» деньги вытеснили «хорошие». «Хорошими» деньгами в данном случае были как раз льготы: бесплатный проезд на транспорте, скидка в оплате чего-либо, выраженная в процентах, бесплатные лекарства и т.д. Все эти льготы были достоверным, достаточно надежным, свободным от инфляции способом получения тех или иных благ. Поездка на транспорте конкретна и воспользоваться ею я-пенсионер могу наверняка, если только транспорт ходит. Рецепт на получение бесплатного лекарства более достоверен, нежели деньги, выданные на его приобретение. То, что в какой-то момент бесплатного лекарства в аптеке просто нет, а за деньги в соседней аптеке оно имеется, отражает лишь форму сговора, с помощью которого плохие деньги вытесняют хорошие. А вот деньги, которые мне обещают выдать для оплаты этих льгот, гораздо хуже, нежели сами льготы: я могу получить деньги с опозданием, цена поездки и лекарства может измениться и т.д.

Так абстрактные, казалось бы, законы денежного обращения вторгаются в нашу жизнь.

Вернемся к проблеме измерения и сравнения денег. Ясно, что до тех пор, пока не появились бумажные деньги, пока можно было более или менее точно установить содержание золота или серебра в любой конкретной монете – как бы она ни называлась и кем бы она ни была выпущена, – проблема измерения и сравнения была чисто технической: взвесь, определи объем и узнай содержание золота. Еще до появления бумажных денег их основная функция – быть заменителем драгоценных металлов – стала все чаще выполняться медными деньгами. Развитие торговли, увеличение объема денег, требуемого для существования товарных рынков возрастало, для удовлетворения этих потребностей драгоценных металлов не хватало, да и постоянная порча денег подталкивала к поиску новых решений. Так постепенно в практику вошло правило использовать монеты в соответствии с их номиналом, а не в соответствии с количеством содержащегося в монете благородного металла. Это стало возможным тогда, когда авторитет и реальная власть того, кто чеканил подобные монеты, были достаточными для того, чтоб люди согласились (или не могли отказаться) пользоваться медными монетами в качестве заместителей монет золотых.

Отсюда был один шаг до введения в оборот бумажных денег.

Исторической справедливости ради надо сказать, что бумажные деньги (как и сама бумага) впервые появились в Китае. Их подробно описал еще Марко Поло, проживший в Китае с 1274 до, вероятно, 1291 года.

В Европе первые бумажные деньги выпустили, видимо, шведы в 1656 году. В 1690 первые бумажные деньги появились в Северной Америке – в штате Массачусетс. Во Франции бумажные деньги появились в 1718 году, в Австрии в 1762, в Пруссии в 1765, в России в 1769 году [12].

Возникновение бумажных денег чрезвычайно важный момент в истории человечества. Если золотая или серебряная монета сама по себе обладала примерно той стоимостью, на которую она претендовала в ходе товарообмена, то бумажные деньги никогда не обладают той стоимостью, которая на них написана. Массовое хождение бумажных денег означало повсеместное признание общей договорённости, некого условия считать специальным образом изготовленный бумажный документ равным определенному количеству золота. Это количество золота, а также соотношение двух разных денежных единиц по весу их договорного золотого обеспечения называется «золотой паритет«. Золотой паритет (или золотой стандарт) означал, что владелец бумажных денег в любой момент мог обменять их в банке на заранее известное количество золота.

Режим золотомонетного стандарта впервые законодательно был оформлен в Великобритании в 1816 году. В 70-х годах на золотой стандарт перешли многие другие европейские страны – Германия, Франция, Италия, Бельгия, Голландия и др. В России же в ходе реформы 1839-43 гг. был введен не золотой, а серебряномонетный стандарт, просуществовавший почти до конца века[13].

В качестве примера скажем, что в 1900 г. доллар США приравнивался к 1,50463 г, в 1934 г. – 0,888671 г, в 1973 – 0,736 г золота. В России по реформе министра финансов С. Ю. Витте (1895 – 1897 гг.) золотое содержание рубля установлено в 0,774234 г. А в СССР, например, в 1950 г. (март) рубль содержал 0,222169 г, а в 1961 г. (с изменением масштаба цен) – 0,98741 г золота. Отметим, что золотой стандарт рубля существовал до осени 1992 года, но об этом мало кто знает. Во-первых потому, что и раньше фактический прямой обмен рублей на золото не существовал как практическая возможность, во-вторых к осени 1992 года население было настолько сбито с толку политическими и экономическими катастрофами, что этот момент – отказ от золотого стандарта остался незамеченным большинством граждан.

Фиксированное весовое содержание металла определяло масштаб цен. Быть масштабом цен – одна из функций денег. Если деньги как мера стоимости относятся ко всем товарам, возникают и изменяются в зависимости от количества труда, затраченного на производство товара и иных факторов, определяющих стоимость, то деньги как масштаб цен устанавливаются государством и в прежние времена выступали как фиксированное весовое количество металла. С изменением стоимости этого металла изменялся и масштаб.

Для того, чтоб люди доверяли бумажным деньгам видоизменялись сами государства и системы государственные управления: появлялись специальные службы, следящие за соблюдением правила выпуска, обращения и обеспечения денег. Так что сила денег огромна: деньги видоизменяют всё, к чему имеют отношение. А как только деньги стали мировой денежной системой, они стали жить по законам любой системы: каждая система обладает своей собственной внутренней логикой и энергетикой саморазвития, стремясь не только к самосохранению, но и верховенству в иерархии других взаимодействующих с ней систем.

 

Международные денежные системы

Страны, принимавшие золотой стандарт, соблюдали следующие условия: устанавливали определенное золотое содержание своей денежной единицы; строго поддерживали соотношение между своими физическими запасами золота и количеством выпущенных денег; не препятствовали свободному экспорту и импорту золота.

Система золотого стандарта обеспечивала стабильность валютных курсов, что способствовало росту объемов международной торговли. Эта система жёстко ограничивала правительства в их стремлениях финансировать свои расходы за счет выпуска необеспеченных золотым стандартом денег, поскольку золото – редкий металл и увеличить его количество нелегко. Этот фактор существенно сдерживал инфляцию. Однако, после первой мировой войны в мировом балансе сил произошли изменения, подорвавшие систему золотого стандарта. Во-первых, правительства и некоторые банки получили возможность расширять обращение бумажных денег, что привело к росту инфляции во многих странах. Во-вторых, упало значение Великобритании как мирового банкира. Многие страны, накопив в ходе войны значительные запасы английских фунтов стерлингов, разменивали их в лондонских банках на золото, перекачивая тем самым золотой запас Великобритании в свои страны. Это привело к тому, что в 1931 г. Великобритания отказалась от обязательств обмена бумажных банкнот на золото. В последующий период многие страны осуществили девальвацию своих валют, произошел ряд экономических кризисов, возникли существенные колебания валют. Все это, а также Вторая мировая война привели систему золотого стандарта к краху.

Одним из итогов Второй мировой войны стало то, что самой богатой и могущественной страной мира стали США.

В этой связи потребовалось создание неких новых международных валютных отношений, отвечающих сложившейся экономической и политической обстановке. Новая валютная система, то есть свод правил, договоренностей стран-участников, была юридически оформлена на Бреттон-Вудской (Бреттон-Вудс – город в США) конференции ООН в 1944 г. в виде устава Международного валютного фонда (МВФ). Главное, о чем договорились: сохранить за золотом статус средства окончательного урегулирования международных расчетов, однако, ограничить масштабы его непосредственного использования в международных расчетах. Вместо этого договорились внедрить в мировой денежный оборот так называемые резервные валюты – доллара США и, в ограниченных размерах, английский фунт стерлингов. Договорились также об обратимости, конвертируемости национальных валют на основе фиксированных валютных паритетов в долларах или в золоте. Наконец, страны-участницы договорились ограничивать отклонения курсов валют от паритетов в пределах 1%, а межгосударственное валютное регулирование должно было осуществляться через МВФ.

В результате установились стабильные, подвергающихся незначительным колебаниям валютные курсы . Страны-члены МВФ зафиксировали курсы своих валют в долларах или золоте, а доллар был увязан с золотом (35 дол. за 1 унцию золота).

Так доллар стал главной валютой мира, цена на золото в каждой стране-участнице МВФ устанавливалась в долларах, да и остальные мировые цены стали указываться в долларах – единственной в мире валютой, свободно обмениваемой на золото.

Бреттон-Вудская система играла положительную, прежде всего, для США, роль в первые двадцать лет своего существования. Однако, по мере восстановления разрушенных войной экономик европейских стран и Японии, укрепления их национальных валют, сложившаяся система переставала удовлетворять всех участников соглашения.

Политические противоречия Бреттон-Вудской мировой валютной системы проявились в полной мере в 1967 году, когда Франция, возглавляемая Де Голлем пошла на обострение отношений с США: она не только вышла из НАТО, но и обменяла накопленные 4,704 млрд. долларов в США на золото (4,2 тыс. тонн), став вторым после CША государством по размерам накопленных золотых резервов и ввела собственный свободно конвертируемый золотой франк. За Францией последовала ФРГ, которая ввела золотую марку.

Это привело к краху Бреттон-Вудской мировой валютной системы в 1971-1973 годах, так как золотые запасы США подошли к критической нижней точке (12.5 тыс. тонн) и свободный размен долларов на золото был прекращен администрацией Президента США Никсона.

Кризис Бреттон-Вудской системы заставил вести поиски новой системы. Проблема активно обсуждалась ведущими экономистами мира, было предложено множество различных вариантов, в том числе, предлагалось вернуться и к усовершенствованной системе золотого стандарта, предлагалось также ввести некую новую общую международную валюту.

Понадобилось несколько лет исследований и дискуссий для того, чтобы выработать принципы новой международной валютной системы. Только в 1976 году в Кингстоне (Ямайка) стараниями стран-участниц Международного валютного фонда большинством был утвержден проект реформы, а в 1978 году окончательно введена, так называемая, Ямайская валютная система.

В основе Ямайской валютной системы – отказ от золотого стандарта. Теперь, по замыслу стран-участниц, ни одна валюта не должна иметь золотого содержания. Все участники соглашения переходят от фиксированных валютных курсов, в основе которых лежало золотое содержание валют, к плавающим валютным курсам, свободно изменяющимся под воздействием спроса и предложения на валютных рынках. При этом, однако, для этих колебаний устанавливаются определенные коридоры. Рынок золота, по планам участников соглашения, из основного денежного рынка должен превратиться в обычный товарный рынок. В качестве единого международного средства безналичных расчетов вводилась совершенно новая форма: стандарт СДР. Аббревиатура СДР не очень правильная, но вошедшая в практику транслитерация (то есть прямая замена латинских букв на кириллицу) английского названия: Special Drawing Rights, которое можно перевести как «специальные права заимствований». СДР представляет собой исключительно расчетную, можно сказать виртуальную, валюту Международного валютного фонда, не имеющую какого-либо материального воплощения и/или реального эквивалента[14].

На сегодняшний день, то есть четверть века спустя после введения Ямайской валютной системы, мировое сообщество, видимо, снова стоит на пороге разработки чего-то нового. Выявилось немало проблем у самой платежной системы по стандарту СДР, изменилась политическая и экономическая карта мира, прекратила существование мировая социалистическая система, появился претендент на «вторую мировую валюту» (евро). Золота в странах Евросоюза сегодня больше, чем в США, а в самих США – хронический дефицит платежного баланса по текущим операциям, рост краткосрочной внешней задол­женности, уменьшение золотого запаса страны, инфляция.

Однако, формально лишенный этого статуса после введения Ямайской валютной реформы, доллар фактически остается ведущим международным платеж­ным и резервным средством. Это обусловлено пока еще более мощным экономическим, научно-техническим и воен­ным потенциалом США по сравнению с другими странами, их огромными заграничными инвестиция­ми.

Тем не менее, укрепление валютно-экономических позиций Евросоюза и Японии обозначило тенденцию перехода от стандарта СДР (фактически – долларового стандарта) к многовалют­ному стандарту.

Мы кратко описали общемировой процесс развития валютной системы. Но, как вы заметили, почти все, о чем мы говорили происходило «там», на западе. У нас в стране, которая большую часть ХХ века называлась Советский Союз, вроде бы, никаких «бреттонвудских систем» не было. А что же было?

 

Деньги в России и СССР

Действительно, Советская Россия с первых дней своего возникновения отделилась – насколько это возможно практически – от мировой системы денежного обращения и начала создавать свою собственную финансовую систему.

Хотя деньги царской России и обеспечивались золотом, денежная система страны к началу Первой мировой войны уже не была достаточно устойчивой. Экономика страны развивалась далеко не гармонично, и во многих областях промышленности существенно отставала от наиболее развитых стран, дефицит государственного бюджета был значителен, а внешняя задолженность чрезмерной.

В годы Первой мировой войны был принят ряд мер по обеспечению военных нужд, в частности, был прекращен обмен банкнот на золото, были выпущены кредитные билеты для финансирования военных расходов государства, количество которых правительство было вынуждено увеличивать. В результате Россия вступила на путь длительной инфляции, которая привела к тяжелым последствиям.

Пришедшее к власти 2 марта 1917 года Временное правительство стало лихорадочно печатать все большее и большее количество бумажных, ничем не обеспеченных денег. Количество денег, находящихся в обращении в октябре 1917 г. по сравнению с довоенным периодом увеличилось более чем в 9 раз, и к 1 ноября 1917 г. составило 22,4 млрд.. руб. Цены на хлеб к этому времени возросли по сравнению с 1914 г. в 16 раз, на картофель – в 20 раз, сахарный песок – в 27 раз, мясо – в 5 раз. В период Октябрьской революции рубль стоил всего лишь 6 довоенных копеек[15]. В обращении кроме кредитных билетов и новых денежных знаков – «керенок», выпущенных Временным правительством, использовались различные денежные суррогаты (чеки, боны, марки, облигации государственных займов, обязательства казначейства).

Денежная система России погибала. Погибала и сама Россия, продолжавшая вести войну, в то время как в стране шла революция.

Пришедшие 25 октября (7 ноября) к власти большевики ясно понимали роль денег и банков в управлении государством.

Госбанк был захвачен в ходе Октябрьского вооруженного восстания. Большевистский Нарком финансов В.Р. Менжинский направил в Госбанк комиссаров, которые, преодолев саботаж старых работников, наладили работу. Овладев Госбанком, Советская власть, не мешкая, национализировала и частные банки: 17 декабря 1917 г. был издан декрет о национализации частных банков. В тот же день банки были захвачены, однако, ревизия банковских сейфов показала, что большая часть ценностей уже вывезена за границу.

В январе 1918 г. были аннулированы государственные займы, заключенные царским правительством. Общая сумма долговых обязательств России равнялась 60 млрд. руб., из них 16 млрд. руб. составлял внешний долг. К концу 1918 г. было принято постановление о ликвидации иностранных банков в России, что означало окончательный разрыв всех связей с иностранным капиталом, лишение его возможности использовать свои вклады в банках страны. Все ключевые позиции в области финансов перешли к Советской власти.

Народный банк РСФСР, созданный в декабре 1917 г. на базе Госбанка и национализированных частных банков, сосредоточил всю работу по кредитованию, финансированию хозяйства, всё руководство денежным обращением. Некоторое время в стране, помимо Народного банка, продолжали функционировать кредитные учреждения кооперации: не были национализированы Московский народный банк, финансировавший крупные буржуазные кооперативы, различные кредитные общества взаимопомощи.

Правительству Советской России требовались средства: для финансирования национализированной промышленности, для Красной Армии, для народного образования, для борьбы с эпидемиями и контрреволюций.

При этом практически единственным источником доходной части бюджета являлась эмиссия: печатались все новые и новые объёмы денег. Деньги обесценились и это в корне подорвало денежную систему, поэтому натуральный продуктообмен стал господствующим в масштабах всего государства.

К концу гражданской войны взимание денежных налогов вообще приостановилось, а главным источником доходов для государства в условиях «военного коммунизма» стала продразверстка[16]. В 1920 г. Совнарком издал декреты, которые отменяли денежные расчеты внутри государственного сектора за топливо, сырье, готовые промышленные изделия, грузовые перевозки, пользование средствами связи. В этой связи потребность в банковских операциях попросту отпала, поэтому в январе 1920 г. Народный банк РСФСР был ликвидирован, а при Наркомфине создано Центральное бюджетно-расчетное управление, то есть денежные расчеты и денежное обращение, все-таки, не полностью исчезли.

Когда Гражданская война окончилась и возникла необходимость восстановления народного хозяйства, возросла и потребность в денежных расчетах. Поэтому в октябре 1921 г. был создан Государственный банк РСФСР и в стране начался период НЭПа – новой экономической политики.

 

Реформа 1922-1924 гг.

В 1922–1924 гг. была проведена первая советская денежная реформа и, надо признать, весьма удачная. Госбанку было предоставлено право выпуска собственных банкнот, обеспеченных золотым запасом. Так появился знаменитый золотой червонец, сыгравший важную роль в восстановлении экономики страны.

Устойчивость червонца обеспечивалась Государственным банком на 25% драгоценными металлами и иностранной валютой, а на 75% – легко реализуемыми товарами, векселями и другими обязательствами.

В 1922 г. были выпущены и государственные денежные знаки РСФСР образца 1922 года – так называемые совзнаки, то есть советские знаки. Новый 1 рубль приравнивался к 10 тыс. прежних рублей. В 1923 г. были выпущены совзнаки, рубль которых равнялся 1 млн. прежних рублей и 100 рублям образца 1922 года.

По мере восстановления промышленности и сельского хозяйства увеличивалась количество товаров, возрос товарооборот, уменьшалась дефицитность бюджета, что позволило в феврале 1924 г. выпустить в обращение казначейские билеты в 1, 3 и 5 рублей золотом. Кроме того, чеканилась разменная серебряная и медная монета. Эмиссия старых денежных знаков – совзнаков – была прекращена. Кроме того, был принят декрет, запрещавший использовать для покрытия бюджетного дефицита эмиссию бумажных денег. Таким образом, была создана единая денежная система, которая включала имеющие одинаковую платежную силу банковские билеты (червонцы), казначейские билеты и разменные монеты.

Помимо Госбанка, единственного эмиссионного банка страны, были учреждены: Торгово-промышленный банк (Промбанк) для финансирования промышленности, Электробанк для кредитования электрификации, Российский коммерческий банк (с 1924 г. – Внешторгбанк) для финансирования внешней торговли, Центральный банк коммунального хозяйства и жилищного строительства (Цекомбанк), Центральный сельскохозяйственный банк (Сельхозбанк)[17].

Развитие экономики потребовало новых изменений в деятельности банков. В 1930–1932 гг. были изменены условия и порядок кредитования. устанавливающий так называемый прямой банковский кредит в качестве единственной системы кредитования. До этого существовали две формы кредита – прямой банковский и коммерческий. Коммерческий кредит – это взаимное кредитование предприятий товарами или денежными авансами под товары. Все кредитование отныне должно было осуществляться только в централизованном порядке, причем долгосрочными кредитами занимались «отраслевые» банки (Промбанк, Сельхозбанк и др.), а краткосрочными – Госбанк. Для каждого предприятия устанавливался определенный лимит, в пределах которого ему на заранее известные цели отпускались денежные средства.

До 1930 года в СССР существовал внутренний валютный рынок. Пока в 1930 году не была упразднена последняя товарно-фондовая биржа, в стране существовала, хоть и ограниченная, сфера конвертируемости валют и торговли ценными бумагами. С закрытием фондовой биржи прекратил свое существование и золотой червонец. Вместо него повсеместно использовался принципиально неконвертируемый рубль, являвшийся замкнутой, внутренней денежной единицей. Советская денежная система была переориентирована и нацелена исключительно на обслуживание внутреннего экономического оборота.

А как же осуществлялась финансовая связь Советского Союза с внешним миром? Внешнеэкономическая деятельность осуществлялась следующим образом. В условиях централизованной плановой экономики устанавливались месячные валютные лимиты для предприятий и организаций, так называемый «валютный контингент« В пределах этого лимита предприятия могли беспрепятственно пересылать и переводить за границу валютные ценности в соответствии с утвержденными планами для закупок оборудования, материалов и т.д. В этой связи поделюсь личным, точнее, семейным опытом: мой отец в начале 30-х годов учился в аспирантуре и, как аспирант, имел возможность покупать для своих исследований приборы, материалы и научную литературу в пределах определенной, ежегодно выделяемой суммы. Кое-что из приобретенной им тогда литературы до сих пор хранится в нашей семейной библиотеке.

Важно отметить, что, в связи с такой формой разрыва между внутренней финансовой системой и внешним миром валютный курс перестал играть сколько-нибудь существенную роль. Золотое содержание советской денежной единицы являлось, по существу, скорее формальным понятием, с помощью которого осуществлялся пересчет инвалютных ценовых показателей в рублёвые. (Для справки: по курсу 1937 года один доллар США считался равным 5,3 рубля.)

Валютная монополия государства и плановый характер экономики позволили в кратчайшие сроки и с минимальными финансовыми издержками обеспечить индустриализацию страны, создать военную промышленность и армию, проводить независимый внешнеполитический курс.

«С точки зрения адекватности экстремальным условиям режим государственной валютной монополии в СССР был целесообразным и, видимо, единственно возможным, если учесть, что основные этапы существования и развития советского государства как раз представляли собой чрезвычайные ситуации различной продолжительности и глубины. ...Все это объективно требовало исключительных усилий по максимальной мобилизации валютных ресурсов и экономному их использованию[18].

С началом Великой Отечественной войны перед страной возникла задача резкого сокращения расходов, не связанных с военным производством, надо было найти дополнительные ресурсы, поскольку доходы бюджета значительно упали из-за свертывания производства для гражданских нужд. Задача была решена за счет введения новых налогов (военный, на холостяков), выпуска в обращение облигаций государственных займов (за 1941–1945 гг. они дали 76 млрд. руб.), проведения денежно-вещевых лотерей, ограничения выплаты вкладов, прекращения выдачи ссуд под залог облигаций госзаймов, бронирования на вкладах компенсаций рабочим и служащим за неиспользованные в годы войны отпуска. По инициативе трудящихся возник Фонд обороны. Одновременно были повышены цены на товары не первой необходимости (водку, табак, парфюмерию). Все это дало результаты: в течение войны дефицит государственного бюджета был невелик, а в 1944 г. доходы уже на 4, 7 млрд.. руб. превышали расходы.

Однако, после окончания войны, поскольку производство потребительских товаров сократилось, уменьшился и розничный товарооборот. Для покрытия возрастающего дисбаланса выпускалось в обращение большое количество денег, а необеспеченность денег товарной массой понизила их покупательную силу. Назревала необходимость новой денежной реформы. Реформа была необходима также для нейтрализации нелегальных спекулянтов, накопивших денежные запасы и сохранявших их в кубышках. Кроме того, много проблем доставила и «валютная интервенция» фашистов: оккупанты, сохранив за советским рублем платежную силу, организовали скупку советской валюты, вывезли в Германию около 4 млн.. советских денег, вбрасывали много фальшивых денег.

 

Реформа 1947 года[19]

Реформа связывалась с отменой карточной системы, которую не удалось провести в 1946 г. или первой половине 1947 г. из-за постигших страну в 1946 г. большой засухи и неурожая.

Благоприятное развитие промышленности (достижение к концу 1947 г. довоенного уровня) и сельского хозяйства (в 1947 г. урожай превысил на 58% уровень 1946 г.) позволило накопить товарные запасы, необходимые для верной интервенции в момент проведения денежной реформы. Успеху денежной реформы способствовала устойчивая сбалансированность государственного бюджета: в 1946 г. было достигнуто превышение доходов над расходами.

Таким образом, во второй половине 1947 г. создались все необходимые экономические и финансовые предпосылки для проведения денежной реформы. В декабре 1947 г. было издано постановление «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольствие и промышленные товары».

Денежная реформа заключалась в обмене находившихся в обращении денежных знаков на новые в соотношении 10:1 и дифференцированной переоценке денежных накоплений: мелкие вклады в сберегательных кассах до 3000 руб., составляющие 80% всех вкладов, не подлежали переоценке, вклады, превышающие 3000 руб., переоценивались сверх этой суммы в соотношении 3:2 (до 10 000 руб.), а вклады сверх 10 тыс. руб. – в соотношении 2:1[20]. Льготные условия переоценки накоплений были установлены и для держателей облигаций государственных займов: облигации массовых займов обменивались на облигации нового займа в соотношении 3:1, облигации свободно реализуемого займа 1938 года – в соотношении 5:1, а облигации займа 1947 года переоценке не подлежали.

В денежном обращении страны стали обращаться билеты Государственного банка СССР – 10, 25, 50, 100 рублей, государственные казначейские билеты – 1, 3, и 5 рублей. Металлическая разменная монета выпускалась: никелевая – достоинством 10, 15 и 20 копеек, бронзовая – 1, 2, 3 и 5 копеек. Кроме того, в обращении находились и сохранили свою законную платежную силу серебряная и медная монета прошлых выпусков.

После отмены карточной системы государственные розничные цены в 1948 г. были на 17% ниже предреформенного состояния цен, а рыночные цены снизились более чем в 3 раза. Реформа существенно укрепила систему государственного кредита, наблюдался большой приток вкладов в период реформы и после ее проведения. Реформа нанесла удар по спекулянтам, державшим свои накопления на руках, и полностью лишила возможности использовать как фальшивые деньги, так и советские, вывезенные оккупантами из СССР.

В 1950 году промышленное производство превысило довоенный уровень в 1,7 раза. Возросли на 65% против довоенного уровня доходы колхозов, национальный доход увеличился на 64%. Это позволило государству в течение многих лет реализовывать на практике политику неуклонного снижения розничных цен. Так к апрелю 1953 года индекс цен на все товары по отношению к четвертому кварталу 1947 года снизился на 55%, а на продовольственные товары на 62%. Кроме того, деньги стали основной формой сбережения населения в сберкассах и Госбанке. За период с 1952 по 1956 год остатки вкладов в сберкассах увеличились на 242%, а в сельской местности на 319%.

В результате реформы были ликвидированы последствия Второй мировой войны в области денежного обращения, без чего невозможно было отменить карточную систему и перейти к торговле по единым ценам.

 

От 1947 до 1961

В 1950 году, чтобы продемонстрировать твердость советского рубля на фоне массовой девальвации западных валют, было решено отказаться от его привязки к доллару (1 долл. = 5,3 руб. с 1937 года) и перейти к золотому стандарту. Так, с 1 марта 1950 года золотое содержание рубля было установлено на уровне 1 руб. = 0,222168 г чистого золота. В результате соотношение рубль/доллар изменилось и стало равным 1 долл. = 4 руб.

Подлинное наполнение рубля золотом или его истинное соотношение с другими валютами определить в те времена было невозможно, поскольку рубль нигде и никогда не соприкасался с мировыми валютами. Валютный курс рубля действовал только как внутренний коэффициент пересчета. Поэтому то, как был установлен новый золотой стандарт рубля, ныне превратилось в следующую легенду. Якобы первоначально задумывалось установить соотношение 1 долл. = 5 руб., но когда проект постановления лёг на стол Сталину, он зачеркнул цифру «5» и написал цифру «4». Искомое содержание золота получилось путем пересчета долларового золотого паритета по новой пропорции[21].

Так это или нет – для целей нашей книги не имеет особого значения[22]. Пример показывает, однако, политические возможности сложившейся в СССР независимой денежной системы: если надо продемонстрировать миру крепость рубля – пожалуйста!

Еще раз устойчивость и необычные возможности советской денежной системы были продемонстрированы в 1961 году, когда была проведена деноминация рубля.

 

Реформа 1961 года

Автор хорошо помнит выступление Хрущева (возможно, среди читателей окажутся люди, которым эта фамилия ничего не говорит – для них сообщаю: Н.С. Хрущев был главой Советского Союза до 1964 года), в котором он, как всегда эмоционально, возглашал: «Теперь копейка не будет валяться на земле: её поднимут, потому что на неё можно будет купить коробок спичек!» Так Никита Сергеевич объяснял народу смысл проводимого в стране «изменения масштаба цен».

О предстоящей реформе население было проинформировано заранее. 4 мая 1960 года в Кремле было подписано постановление Совета министров СССР «Об изменении масштаба цен и замене ныне обращающихся денег новыми деньгами».

К концу 1960 года деньги нового образца поступили в хранилища Госбанка. В октябре 1960 года начался перерасчет вкладов в сберегательных кассах. При перерасчете вкладчику не надо было являться в сберкассу, все вклады пересчитывались по единой методике – 10:1. Постановление вступило в силу с 1 января 1961 года. Постепенно в обращение поступали банкноты нового образца достоинством 1, 3, 5, 10, 25, 50 и 100 рублей и монеты достоинством 1, 2, 3, 5, 10, 15, 20, 50 коп. и 1 рубль. Денежные билеты образца 1947 года и серебряная, никелевая, медная и бронзовая монеты, выпущенные в СССР начиная с 1921 года, изымались из обращения и менялись на новые в соотношении 10:1. Параллельное хождение старых денег по одной десятой их нарицательной стоимости продолжалось без ограничений до 1 апреля 1961 года, что позволило обойтись без очередей и паники. Интересно, что мелкие медные монеты достоинством 1, 2 и 3 копейки, выпущенные в предыдущие годы, продолжали свое хождение наравне с новыми, увеличив тем самым свою покупательную способность в 10 раз. Размеры заработных плат, пенсий, стипендий и пр. уменьшались в 10 раз. При установлении новых цен, старая цена тоже уменьшалась в десять раз. При этом дробная часть копейки – полкопейки и больше, увеличивалась при пересчете цен и тарифов до целой копейки, и только в виде исключения (по хлебу, молочнокислым продуктам и товарам детского ассортимента) округление цен, оканчивавшихся на 0,5 коп., проводилось в сторону снижения. Новые советские деньги обладали золотым обеспечением. На балансе Госбанка СССР числилось 497,1 т золота. Курс рубля с 1961 года определялся в соотношении 90 коп./$. Покупная цена на золото устанавливалась 1 руб./г. Содержание золота в рубле повышалось не в 10 раз, а в 4,4 раза (до 0,987412 г), что в условиях продолжающейся валютной монополии государства имело, по существу, символическое значение.

Наблюдалось некоторое увеличение цен на колхозных рынках: частные торговцы переходя к новому масштабу цен всюду, где могли, пытались произвести не просто округление новой цены в свою пользу, но и хоть какое-нибудь ее повышение. В системе госторговли роста цен практически не было, если не считать округлений на пол копейки в сторону увеличения, однако хронический дефицит многих товаров порождал теневую, незаконную спекуляцию ими по завышенным ценам. Впрочем, это явление никак не связано с какими-либо денежными реформами, просто в момент изменения масштаба цен торговля всюду, под любыми предлогами пыталась увеличить цены.

Совсем другие причины у последовавшего через два-три года повышения цен на мясо и некоторые другие продукты, перебои в снабжении хлебом, начало закупок пшеницы за рубежом и прочие проявления ошибок и заблуждений в планировании и управлении народным хозяйством и государством в целом.

За три десятилетия существования рублей образца 1961 года страна прошла большой путь, на котором было много побед и достижений, были и большие неудачи. Если денежная система являла собой непревзойденный до сих пор нигде в мире пример устойчивости – инфляция практически отсутствовала; если банковская система работала с недостижимой до сих пор точностью, а кредиты выдавались под символические проценты и на весьма длительные сроки, что позволяло реализовывать грандиозные инвестиционные программы строительства гидростанций и заводов, железных дорог и морских портов, разведывать и добывать нефть и газ, содержать и развивать огромную армию и флот, обеспечивать массовые социальные программы бесплатного образования и медицинского обслуживания, то в области «товаров повседневного спроса», (или «ширпотреба», то есть «товаров широкого потребления» – как говорили в те времена), ощущалась постоянная нехватка.

А ведь именно отсутствие в продаже модного платья или простой колбасы формирует ощущение «плохой жизни», поэтому бесплатно полученное образование, устойчивые цены или строительство самой мощной в мире ГЭС не заменяют в обыденном сознании неудобство каждодневных поисков «дефицита» – будь то масло, книги или башмаки.

В этой связи некоторые современные экономисты утверждают, что дефицит товаров и являлся скрытой формой инфляции в советский период, обосновывая эту точку зрения тем, что, хоть официальные цены не росли, но и товаров было недостаточно, а у спекулянтов модные и дефицитные товары имелись, зато по высоким ценам. Называют это явление «инфляцией спроса». Другие экономисты считают, что, это поверхностный, популистский, и даже пропагандистский взгляд на инфляцию вообще и советскую инфляцию в частности, хотя некоторые черты инфляции в товарном дефиците 60-80-х годов, безусловно, есть.

Одним из признаков инфляции является появление альтернативных денег, точнее, квазиденег. В советский период возникали некоторые сферы жизни, где такие формы товарообмена существовали. Например деятельность книжных спекулянтов. Поскольку частная торговля была запрещена законом, не все люди, склонные к частнопредпринимательской деятельности, готовы были идти на нарушение закона и рисковать свободой, подпольно торгуя дефицитом за деньги. Хотя, конечно, были и такие. Но были и те, кто не хотел напрямую конфликтовать с законом и осуществлял «просто обмен книжками»: я тебе «Хаджи Мурата», ты мне – «Сына полка».

Довольно скоро рынок книгообмена расширился и потребовал своих «всеобщих эквивалентов», поскольку прибегать к прямой денежной оценке обмениваемых книг было затруднительно по двум причинам: государственная цена книги, указанная на ее обложке, не отражала ее реальной ценности для участников рынка книгообмена, а на использование спекулятивной цены отваживался далеко не каждый. Помнится, длительный период времени мерой стоимости книги был, почему-то, «Декамерон» Бокаччо. Так при обмене и говорили: «Мои «братья Вайнеры» тянут на два «Декамерона», а ваш «Сароян» вместе с «Уайлдером» едва потянут на полтора «Декамерона». Тем более, похоже, что вашего Сарояна читали – вот замятые страницы!»

Были в некоторых сферах жизни и другие квазиденьги. Вот анекдот периода начала 80-х, когда стала повышаться цена бутылки водки:

Корреспондент пришел на завод и хочет взять интервью у рабочего. Подходит к токарю, вытачивающему на станке какую-то деталь, и протягивая микрофон, спрашивает:

– Скажите пожалуйста, как вы относитесь к повышению цены на водку?

Рабочий, не поднимая головы, отвечает:

– Никак...

Корреспондент продолжает:

– Ну неужели для вас не важно, что бутылка раньше стоила 3 рубля 60 копеек, а теперь за нее придется отдать 4-20?

Рабочий, продолжая точить деталь, снова коротко отвечает:

– Не важно...

Корреспондент не унимается:

– Ну, а если цена еще возрастет, и бутылка будет стоить уже не 4-20, а 5 рублей?

Рабочий выключает станок, поднимает голову и говорит:

– Слушай, мужик, чё ты пристал? Я вот как точил эту деталь за бутылку водки, так и дальше буду точить ее за бутылку водки. Понял? А сколько она стоит – мне до лампочки!

Так что водка во многих района страны и при определенных обстоятельствах играла (и сейчас играет) роль весьма устойчивой, твердой «жидкой валюты».

Новые советские деньги просуществовали 30 лет, пережив период волюнтаризма, эпоху «застоя» и «перестройку», пока в 1991 году не проведена была так называемая «павловская» денежная реформа.

 

Реформа 1991 года

22 января 1991 на СССР обрушилась новая денежная реформа – президент СССР Михаил Горбачев подписал указ об изъятии из обращения и обмене в трехдневный срок всех 50– и 100-рублевых купюр образца 1961 года.

Это было предпринято в ситуации острейшей нехватки продуктов и элементарных товаров повседневного спроса, инфляции, политического и экономического сумбура. Одновременно с этим в Сбербанке СССР были установлены ограничения на выдачу наличных вкладов – снять со счета можно было сумму не более чем 500 рублей, что только увеличило панику. Перед сберкассами творилось столпотворение. И это несмотря на то, что обмен осуществлялся также по месту работы граждан и на почте.

Истоки этих вредных для государства и его населения действий полностью не изучены. По мнению современных политологов трудно было придумать более вредную, нелепую и варварскую акцию. Известно, что еще летом 1990 года министр финансов Валентин Павлов секретной запиской довел до сведения Президента СССР Михаила Горбачева и председателя Совета министров СССР Николая Рыжкова свои соображения в пользу обмена 50– и 100-рублевых купюр. По его сведениям, крупные советские денежные знаки в большом количестве сконцентрировались за рубежом и в руках теневого капитала. Правда, в ответ на запрос Николая Рыжкова главное таможенное управление сообщило, что за рубеж нелегально уходят в основном 10-рублевые купюры, а вовсе не 50– и 100-рублевые. Но это не остановило горбачевское правительство. Павлов, сменивший Рыжкова на посту премьера 14 января 1991 года, в считанные дни воплотил в жизнь, обоснованную «теоретиками-реформаторами», программу «сжатия денежной массы с последующей либерализацией цен» и уже 22 января обращение 50– и 100-рублевых купюр образца 1961 года прекратилось.

«Называть такой обмен «денежной реформой», вообще говоря, некорректно. Это была частичная конфискация наличных средств у населения, чтобы хоть как-то поддержать разваливающуюся финансовую систему[23]. Официально же декларировались такие цели как изъятие «криминальных» денег и предотвращение акций западных «империалистов» по дезорганизации денежного обращения в стране.

В течение отведенных на эту операцию трех дней разрешалось обменять до 350 рублей. В течение полугода можно было постепенно обменять до 1,5 тыс. рублей; что же касается более крупных сумм, то требовалось писать объяснительные (доказывать легальное происхождение своих денег) в специальные комиссии, созданные на каждом предприятии и учреждении. Пенсионеры и неработающие меняли деньги в сберкассах, простаивая в многочасовых очередях. Кстати, одновременно с изъятием купюр старого образца была ограничена и выдача наличности с вкладов – снять можно было не более 500 рублей. К началу «павловской» реформы на руках у населения было 30 млрд.. рублей в крупных купюрах, из которых обменять удалось в общей сложности 20 млрд.. Конфискационный доход государства – 10 млрд.. рублей (менее 8% наличной денежной массы) – спасти союзный бюджет и вообще финансовую систему страны уже не мог.

Большее по сравнению с этим обменом значение могла бы иметь проведенная два месяца спустя ценовая реформа (розничные государственные цены были повышены в 3 раза с 60-рублевой прибавкой к зарплатам в качестве компенсации), да только страна в целом и ее финансы в частности к тому моменту пошли уже в полный разнос»[24].

Напомним читателям еще об одном знаменательном событии в мире финансов 1991 года. Мы имеем в виду принятие Закона СССР «О валютном регулировании» от 1 марта 1991 года. С этого момента в стране прекратилась государственная валютная монополия. Последствия отмены государственной валютной монополии столь велики, что, можно сказать, именно эти последствия определяют роль и место России в современном мире. Строго говоря, эти последствия породил не столько упомянутый Закон СССР – Советскому Союзу жить оставалось девять месяцев, – сколько аналогичный по сути закон Российской Федерации, принятый в октябре 1992 года и Указы Президента РФ, связанные с внешнеэкономической деятельностью.

 

Реформа 1992-93 года

Кошмар 1991 года на три дня прерванный политическим фарсом под названием «августовский путч» или «ГКЧП», перешел в кошмар 1992 , а затем и последующего года.

Но, помимо финансового кошмара, 1991 год завершился событием чрезвычайной, поистине всемирно-исторической значимости: 7-8 декабря прекратил свое существование Советский Союз. Поэтому дальнейший наш рассказ о русских деньгах будет относиться к истории Российской Федерации, в которой с 1992 года начался процесс создания собственной денежной системы.

В октябре 1992 года был принят закон «О денежной системе Российской Федерации», послуживший юридической основой реформы. Дело заключалось не только в обмене старых денег на новые, а в преобразовании принципов денежной системы на основе этого закона в связи с образованием нового государства – Российской Федерации.

Основой денежной системы объявлена новая денежная единица – российский рубль. Выпускать новые деньги, то есть осуществлять эмиссию стал вместо упраздненного Госбанка СССР Банк России. (Напомним, что Банк России был создан Ельциным еще в июле 1990 года, и который за год эмитировал столько денег, сколько Госбанк СССР планировал для всех 15 республик.) Была проведена, так называемая нуллификация, то есть аннулирование, изъятие из обращения советских рублей, обмениваемых на новые российские по курсу «один к одному» без ограничений суммы и срока. Позже был установлен окончательный срок обмена старых банкнот и монет на новые с учетом деноминации 1998 г. по курсу 1000 к 1 до января 2002 г., а затем продлен до 2003 г.

Важное событие: отменено золотое содержание российского рубля, официальное соотношение между рублем и золотом, а также другими драгоценными металлами. В качестве обеспечения российских рублей стали выступать активы Банка России, и статус новых денег формулировался как «безусловные обязательства Центрального банка».

В литературе отмечаются разночтения относительно времени официального закрепления статуса рубля как национальной валюты России. Некоторые связывают этот момент с летним 1993 года обменом советских рублей на российские, другие ссылаются на время принятия Конституции (декабрь 1993 г.) в ст. 75 которой говорится, что «денежной единицей Российской Федерации является рубль». Мы разделяем точку зрения, согласно которой, «днем рождения» российского рубля следует считать 25 сентября 1992 года, когда был принят Закон «О денежной системе РФ»[25].

Напомним, что первыми банкнотами Банка России были купюры достоинством 5000 и 10000 рублей.

Реформа 1992-93 года формально ввела новую денежную единицу нового государства, сформулировала основные принципы денежной системы государства, однако она не обеспечила упорядочение и укрепление денежной системы в стране[26].

 

Период 1993-1997 гг.

Денежная реформа 1992-93 гг. не сдержала процесс инфляции и ни в коей мере не послужила росту экономики и повышению уровня жизни граждан.

Утопические надежды российских либерал-реформаторов на рыночное саморегулирование экономики не оправдались. Введенная по рецепту МВФ либерализация цен взвинтила темп инфляции. Розничные цены выросли в 1992 г. в 26,2 раза; в 1993 г. – в 9,4; в 1994 г. – в 3,2; в 1995 г. – в 2,3 раза в условиях снижения почти вдвое ВВП и промышленных инвестиций[27].

В 1993 году Банк России выпустил в наличноденежное обращение банкноты достоинством 100, 200, 500, 1000, 10000 и 50000 рублей – инфляция неслась вперед и требовались купюры все большего и большего номинала. Мелочь обесценилась, копейки полностью вышли из употребления. Новые металлические монеты Банка России образца 1993 года имели достоинство в 1, 5, 10, 20, 50 и 100 рублей.

Этого оказалось мало: в мае 1995 года в платежный оборот пришлось вводить банкноту достоинством 100 000 рублей!

Не следует нам забывать и «черный вторник» в октябре 1994 года, когда курс рубля внезапно и резко упал. В результате цены практически на все тоже резко возросли. И хотя через некоторое время курс практически вернулся на место, цены – нет. Косвенные признаки сговора лиц, способных влиять на биржевой курс – налицо, однако никто не был наказан. Хотя на этом скачке кто-то «заработал» огромные деньги. В результате валютные резервы Центрального Банка продолжали уменьшаться, и в январе 1995 года достигли критического значения, в сумме составив менее недельного объема торгов на валютной бирже. Тогда правительством было принято решение о введении «валютного коридора» чтобы с помощью фиксации курса подавить инфляцию.

За годы «реформирования экономики» к концу 1997 года цены на товары первой необходимости увеличились в 5-12 тысяч (!) раз, а все потребительские цены возросли в 15 тысяч раз. К примеру, за эти годы цена 1 кг возросла: хлеба с 20 копеек до 2400 рублей, сливочного масла с 3 рублей 60 копеек до 18000 рублей, мяса с 1 рубля 90 копеек до 17000 рублей.

Люди в своей повседневной жизни были вынуждены оперировать миллионными величинами, что неудобно со всех точек зрения. Полагая, что в экономике страны наметился период стабилизации, Правительство наметило провести с 1 января 1998 года деноминацию рубля, то есть привести масштаб рубля к более удобным величинам. Соответствующим Указом Президента и Постановлением Центрального Банка с 1 января 1998 года вводились в обращение «банкноты Банка России образца 1997 года достоинством 5, 10, 50, 100 и 500 рублей, а также металлическую монету Банка России образца 1997 года достоинством 1, 5, 10, 50 копеек, 1, 2 и 5 рублей».

При этом установлено, что «банкноты Банка России образца 1993 года (включая их модификации 1994 года) и образца 1995 года, находящиеся в настоящее время в обращении, а также металлические монеты СССР и Банка России 1961-1996 годов выпуска остаются в обращении на территории Российской Федерации в течение всего 1998 года и обязательны к приему без всяких ограничений из расчета одной тысячной их нарицательной стоимости».

Это обстоятельство – одновременное хождение старых и новых денег, похожих друг на друга внешне, но отличающихся по своей покупательной способности приводило, в частности, к разного рода происшествиям, о которых часто писали в газетах: «безработная из Бурятии оплатила в магазине предновогоднюю покупку старой банкнотой в 5 тыс. рублей образца 1995 года (по тому курсу около $1) и получила сдачу – свыше 4 тыс. нынешних рублей ($140)».

Прежде чем перейти к описанию грандиозных событий 1998 года, напомним важную для целей нашей книги вещь, вспомним о судьбе накоплений граждан, находившихся на банковских счетах, преимущественно, на счетах Сбербанка.

 

О вкладах в Сбербанк до 1992 года

Напомню, что начало «замораживанию» вкладов положил Указ об ограничении выдачи денег с личных счетов граждан, подписанный президентом СССР Горбачёвым 22 января 1991 года – в связи с реализаций той самой «павловской» (лучше бы ее, все-таки, называли «горбачевской» – так справедливее) реформы. Введенные в связи с изъятием из оборота советских 50– и 100-рублёвых купюр ограничения на выдачу вкладов – не более 500 рублей еще не носили прямого конфискационного характера. Они – по сравнению с событиями 1992 года всего лишь доставляли неудобства.

В январе было объявлено о «замораживании вкладов граждан», а одновременно с этим была произведена, так называемая, «либерализация цен».

Но оставшиеся на счетах деньги были не только недоступны: в результате бешеной инфляции 1992 года, измеряемой тысячами процентов, они обесценивались, соответственно, в тысячи раз. Всего оказались «замороженными» 141 млн. вкладов, общая сумма остатков вкладов на конец 1991 г. составила 372 млрд. руб.

Куда же они, в конце концов, подевались?

Одновременно с «либерализацией цен» шла интенсивная и убыточная для государства перекачка государственных средств в частный сектор экономики: государственные банки выдавали кредиты под проценты в сотни и тысячи раз меньшие годового инфляционного процента. Это означало, что государственные банки отдавали в кредит много, а обратно получали – если получали вообще – в сотни и тысячи раз меньше – если оценивать не номинально выданные суммы, а их покупательную способность. Эти процессы – либерализация цен и разгоняющаяся инфляция привели к практически полному обесцениванию сбережений населения.

Уже в марте 1993 года Съезд народных депутатов Российской Федерации принимает Постановление (N 4677-I), в котором констатировалось, что «в результате обесценивания рубля сбережения граждан Российской Федерации оказались фактически утраченными. Решения шестого и седьмого Съездов народных депутатов Российской Федерации, касающиеся компенсации потерь от обесценивания сбережений населения, не выполнены.» В этой связи было признано, «что компенсация потерь по вкладам граждан Российской Федерации должна обеспечить восстановление уровня покупательной способности денежных средств, имевшихся на счетах граждан на 1 января 1992 года в Сберегательном банке Российской Федерации. До восстановления этого уровня считать необходимые объемы указанных компенсаций важнейшей составной частью внутреннего государственного долга, а погашение этого долга – первоочередной задачей государства».

Хорошее Постановление, но оно до сих пор не выполнено. За ним последовало еще несколько Постановлений и Указов на тему компенсации и индексации вкладов. Был даже принят Федеральный закон от 10.05.95 N 73-ФЗ «О восстановлении и защите сбережений граждан РФ», согласно которому «денежные сбережения, созданные гражданами РФ путем помещения денежных средств на вклады в Сбербанк РФ в период до 20 июня 1991 года, признаются гарантированными, т.е. восстановление и обеспечение сохранности ценности этих сбережений гарантировано государством».

Проблема вкладов в Сбербанк до 1992 года решается медленно и несправедливо. В 1996 году – в борьбе за голоса избирателей накануне выборов Президента – была проиндексирована небольшая часть вкладов. В Положении о прядке предварительной компенсации говорилось: «предварительной компенсации подлежат вклады, принадлежащие вкладчикам, родившимся в 1916 году и ранее, внесенные в учреждения Сбербанка до 20 июня 1991 года. По каждому счету из остатка вклада по состоянию на 20 июня 1991 года компенсируется 1000 рублей либо весь остаток вклада, если он меньше 1000 рублей. Сумма компенсации определяется путем увеличения суммы, подлежащей компенсации, в количество раз, которое зависит от срока хранения вклада: по действующим в настоящее время – в 1000 раз....»

Так, видимо, боролись за голоса тех, кому в 1996 году было не менее 80 лет. На следующий год «предварительно компенсировали» вклады, принадлежащие вкладчикам, родившимся в 1917 – 1920 годах, через год – «родившимся в 1921-1922 годах» и т.д. Каждый год возрастная граница перемещается, определяется сумма выплат на предстоящий год, она включается в бюджет и выплачивается в строгом соответствии с утвержденным порядком. Предусмотрены выплаты наследникам умерших вкладчиков.

Несмотря на сделанное, проблем и несправедливостей в отношении вкладчиков Сбербанка остается слишком много. Прежде всего, размеры выплат не соответствуют реальной покупательной способности «тех», дореформенных советских денег. Так, по данным Общества защиты интересов вкладчиков десятки миллионов человек, доверивших свои средства Сбербанку, сегодня претендуют на общую сумму около 11 трлн. руб. Эксперты Государственной Думы считают, что этот долг в районе 4-5 триллионов. Как бы то ни было, но, в действительности, выплаты осуществляются без должного учета инфляции за прошедшие годы, без учета вкладов в период между 20 июня 1991 года и 31 декабря 1991 года, затруднено получение выплат в случае переезда на новое место жительства, неясны права наследников, вступивших в права наследования до 1998 года, не определена судьба «детских вкладов» и т.д.

Создан, однако, интересный судебный прецедент.

Ставшая ныне знаменитой на всю страну пенсионерка (сельский библиотекарь) Анна Ивановна Рябых из Белгородской области в суде сумела доказать неправомерность решения об ограничении выдачи гражданам денег с их вкладов. В 2000 году Анна Ивановна подала иск Сбербанку РФ (его Новооскольскому отделению) и государству Россия, в котором требовала возместить причиненные убытки, оценив их в 666 тысяч рублей. Моральный ущерб Рябых оценила еще в 60 тысяч рублей. 30 октября 2000 года Новооскольский районный суд удовлетворил ее иск, однако 5 декабря 2000 года это решение отменила коллегия по гражданским делам областного суда. Рябых не согласилась с решением областного суда. Она повысила сумму требуемой компенсации до 1 млн.. 144 тыс. рублей и снова подала иск. Однако 2 апреля 2002 года она получила очередной отказ от коллегии по гражданским делам областного суда, который обосновал свое решение отсутствием закона регулирующего обслуживание государственного долга. Гражданка Рябых подала дело на рассмотрение председателя областного суда и, в конце концов, президиум областного суда своим постановлением отменил все предыдущие судебные решения. В этом документе говорится, что, отказывая Рябых, суд не принял во внимание Конституцию РФ и нормы международного права. Так 10 июня 2002 года иск Рябых был удовлетворен. Наконец, 1 ноября 2002 года Рябых было перечислено 248 тыс. рублей ( в эту сумму вошли также судебные издержки, которые понесла Рябых), а 18 ноября 2002 года Рябых подписала мировое соглашение с государством. Для этого к пенсионерке из Белгорода приезжал представитель федерального казначейства Белгородской области. После этого А.Рябых приобрела двухкомнатную квартиру в Новом Осколе.

Возможно, дела вкладчиков Сбербанка станут предметом рассмотрения в международном суде. Сразу 9 жалоб на Российскую Федерацию подали жители Бурятии в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Они просят обязать государство выплатить компенсации на дореформенные вклады в Сбербанке, обесценившиеся в январе 1992 года. Решение отстаивать свои права в Европейском международном суде пенсионеры из Бурятии приняли после того, как получили отказы во всех судебных инстанциях республики, куда они обращались.

В заключение, цитата из письма читательницы газеты Санкт-Петербургские ведомости от 25 апреля 2001 года: «У меня до 1991 года на книжке было 4000 руб. В 1994-м решила ее закрыть. На руки получила 12000 руб. (что-то там удваивали, утраивали) и купила на эти деньги палку колбасы твердого копчения (!). Была в семье еще одна замечательная бумага – денежный сертификат банка СССР на суму 1000 руб., приобретенный в 1989 году (в ценах тех лет – это два телевизора). За 10 лет добавилось 500 руб. Номинал бумаги в 1999 году составил 1500 рублей (неденоминированных). Предъявленный к оплате сертификат потянул на 3 нынешних рубля. И совершенно не понятно в этой ситуации, как могу я, рядовая гражданка, защитить свои права, нарушенные столь бесцеремонно. Может всем пострадавшим подать иски в Европейский суд?»

Борьба вкладчиков за справедливое решение проблемы продолжается до сих пор и, видимо, будет продолжаться еще не один год.

 

Дефолт 1998

– Это для народа обухом по голове, а серьезные профессионалы предчувствовали что-то подобное. Потому что не может государство при более-менее нормальном развитии событий, как они происходили в 1997 году – снижение инфляции, снижение процентных ставок в банковском мире и Центральным банком России, стабилизация курса рубля, – платить такие сумасшедшие проценты под обязательства Минфина. По злополучным ГКО. Это был какой-то бред. И знающие люди понимали, все это кончится одной большой жопой.

Из интервью Виктора Геращенко газете «Большой город» (2003 г.)

 

Тайна сия велика есть... Однако во многих вопросах профессиональные аналитики, рассматривающие проблему так называемого дефолта 1998 года в широком контексте мировой политики, разобрались[28]. Мы не будем излагать здесь все аспекты экономической модели и политики России, приведшие к дефолту, однако, поскольку книга наша посвящена вопросу – что делать с деньгами, как их не потерять – мы должны разобраться хотя бы в самых важных для рядового гражданина явлениях, сопутствовавших августовскому дефолту 1998 года, в результате которого множество граждан потеряло-таки свои сбережения.

Итак, что же предшествовало и что привело августу 1998 года?

Сначала о вещах, которые были очевидны для всех, но на это мало кто обращал внимание. Я имею в виду разрушительные процессы в экономике государства российского. Массовая остановка предприятий, резкое снижение объема выпускаемой продукции теми предприятиями, которые хоть как-то продолжали работать, умирание сельскохозяйственного производства, взяточничество и казнокрадство, полное размывание моральных устоев общества, отсутствие внятных целей у правительства – все это означало, что Россия в целом – мягко говоря – нерентабельное предприятие. Иначе говоря, вкладывая деньги «в Россию в целом» невозможно получить прибыль. Тем не менее, многим удавалось таковую «прибыль» извлечь.

«Извлечь прибыль» из убыточного предприятия можно только одним способом: его разворовыванием и распродажей. Организовано это было тщательно, с хорошим «научным обоснованием» под названием «монетаристская экономическая школа», и опытным вожатым: Международным валютным фондом. В оправдание группы «вожатых» можно сказать, что они (впоследствии это было признано открыто – а, может, кто-то знал об этом изначально) – вовсе не ставили своей целью построение высокоэффективной экономики в России, их целью было тотальное, бесповоротное и наибыстрейшее разрушение советской экономики, которую они, видимо, искренне, считали явлением не только уродливым, но и опасным для остального мира.

Коротко: основные рецепты МВФ и их последствия для России.

«Снижение инфляции путем уменьшения денежной массы». Мировой опыт стран с развитой рыночной экономикой показывает, что уменьшение денежной массы не должно пересекать порог 16-20% от размера валового внутреннего продукта (ВВП). В России к 1998 году денежная масса сжалась (при непрерывном снижении ВВП) до 8%. Такая нехватка денег полностью лишала экономику инвестиционных перспектив и даже текущий продуктообмен осуществлялся преимущественно в виде бартера, что, в частности, существенно затрудняет сбор налогов. К тому же правительство, пытаясь повысить доходы от налогов лишило льготного налогообложения продукты питания (кроме хлеба и молока), что привело к подорожанию продуктов на 10%.

«Принятие мер к банкротству предприятий-должников». То есть предприятия, «лежащие на боку» из-за свертывания производства, лишившиеся рынков сбыта и заказчиков, замученные «кризисом неплатежей» из-за проведенного «сжатия денежной массы», удавленные к тому же налогами рекомендуется как можно быстрее обанкротить. А с какой целью? Целей теоретически и практически ровно две: первая – чтоб этого предприятия больше не было вообще, его движимое имущество продать или утилизировать, а его здания и сооружения то ли использовать по-другому, то ли бросить на произвол; вторая – купить обанкротившееся предприятие по дешевке и, став его владельцем, возобновить старое или наладить новое производство. Отметим, что в России покупателей с легальными капиталами, вроде бы после стольких лет разрухи быть не должно...

«Импортные ограничения снять, экспортные ввести». То есть, если какие-то предприятия в России еще способны производить экспортную продукцию, конкурентоспособную на мировом рынке, против них ввести высокие экспортные пошлины, чтоб не конкурировали, а вот для зарубежной продукции, будьте любезны, импортные пошли снизить. Если учесть, что в период 1997-1998 года цены на нефть, газ, металлы и удобрения – основные статьи поступления валюты в страну – резко снизились, то разница между притоком валюты в страну и ее оттоком в виде валютной выручки импортеров (внешнеторговое сальдо) к июлю 1998 года стало отрицательным.

Все эти меры закономерно привели к острой нехватке денежных средств не только у населения и предприятий, но и в государственном бюджете.

Вот правительство и запустило механизм внутренних заимствований: пресловутые ГКО и ОФЗ – государственные казначейские обязательства и облигации федерального займа.

Суть механизма: брать займы внутри страны в обмен на обязательства вернуть с процентами. Такие займы оправданы и имеют смысл в случае, если они в результате использования в экономике приносят государству прибыль большую, чем проценты по ним. Эта разница и была бы доходом государства. Но в России не было высокодоходной экономики, тем не менее, государство продавало ГКО-ОФЗ с обязательствами выплачивать по ним – в зависимости от траншей – от 20 до 250 процентов годовых. Эти обязательства ничем не были обеспечены, то есть организаторы механизма сознательно строили мошенническую финансовую пирамиду по типу МММ или «Властелины».

Мало этого, пирамида была устроена так, что основные деньги, которые банки вкладывали в ГКО, эти банки у государства же и брали. Под низкий процент, который определяется так называемой «ставкой рефинансирования». Организаторы пирамиды знали, чего хотели, поэтому ставка рефинансирования почти все время «оказывалась» ниже доходности ГКО. То есть банк занимает у государства, например, под 50%, а получает доход 70%. С явным ущербом для государства и явной прибылью для банков.

Но и этого мало. Когда на рынок ГКО были допущены нерезиденты, то есть иностранцы и иностранные юридические лица, началась полная вакханалия. Условия участия нерезидентов были, примерно, следующими. Иностранец покупал ГКО с доходностью, скажем 100% на сумму, например, 1 миллион долларов. Центральный Банк при этом обязан был сформировать из собственных средств резерв на такую же сумму и разместить его в зарубежном банке под 4-5% годовых. В итоге иностранец получал свои два миллиона долларов, а в ЦБ возвращался резерв плюс 4-5%. Итог: Россия потеряла 950 тысяч долларов, иностранец получил миллион долларов прибыли, иностранный банк пользовался дешевыми средствами, да еще полностью страховал всю сделку.

Не удивительно, что объем вложений нерезидентов в ГКО оценивается суммой 17 млрд. долл. Вот так система ГКО стала мощнейшим насосом по перекачке денег от Центробанка в коммерческие банки в России и за рубежом. В результате только за первое полугодие 1998 г. Россия потерпела на обслуживании пирамиды ГКО убытки в 8 млрд.. долл. – столько же, сколько на обрушении мировых цен на сырье.

 Но откуда-то правительству надо, все-таки, раздобыть столь необходимые для покрытия убытков денежные средства, и МВФ, по рецептам которого проблема и возникла, оказался готовым дать России в долг – что, собственно, является частью общей стратегии МВФ. Но эта готовность была проявлена только в результате бурной дипломатической деятельности по выпрашиванию Россией «стабилизационных кредитов». В ней принимали участие и США, и Япония, и Франция, и Германия. В конце концов, «их удалось уломать» на кредит до 20 млрд. долларов. Чем при этом в геополитическом смысле поступилась Россия мы будем узнавать постепенно, а открытая часть условий получения кредитов содержала предписанный МВФ комплекс жестких мер по снижению бюджетных расходов, в особенности в инвестиционной и социальной сферах, а также требование избегать девальвации рубля. Снижение инвестиционной активности государства означает отказ от столь необходимых промышленности и сельскому хозяйству долгосрочных инвестиций. Тогда деградация этих секторов производства продолжится и внутренний рынок России заполнится импортом, то есть товарами тех стран, которые готовы дать кредиты. Так захватываются рынки и уничтожаются конкуренты. Девальвация рубля запрещается, потому что если вдруг вместо 6 рублей за доллар, импортеры, продающие в России, скажем, «Сникерсы», станут платить 12 рублей – вырученных от продажи своих «Сникерсов», – то к себе домой, в Европу или Америку, они увезут вдвое меньше долларов.

Такова «невидимая рука рынка».

В июле 1998 года Ельцин, как всегда клятвенно заявляет, что девальвации не будет, курс рубля будет удержан. Договоренность о кредите достигнута и первый транш стабилизационного кредита МВФ и МБРР в 4,8 млрд. долларов получен. (Сейчас его поисками занята Счетная палата и другие «компетентные органы», но пока найдены только следы этих денег. Самих денег нет.)

Последний месяц перед дефолтом был горяч в прямом и переносном смысле[29]. В южных районах свирепствовала засуха, приведшая, дополнительно, к 8 млрд. рублей убытка, все мыслимые остатки денежных ресурсов правительство продолжало тратить на удержание курса рубля и выполнение обязательств по ГКО, а самая главная часть экономики страны – экспорт энергоносителей – стал убыточным из-за падения мировых цен. Нефтяные олигархи стали требовать от правительства девальвации рубля. К середине августа финансовый кризис стал явным: на рынке ГКО торги приостановлены – доходность некоторых выпусков ГКО уже достигла 320%. Прекратились межбанковские операции, крупные банки отказывались возвращать кредиты. Правительство Кириенко обращается к МВФ и странам «семерки» с просьбой о дополнительной кредитной помощи, но получает отказ и тогда заявляет, что девальвация рубля неизбежна. МВФ угрожает полным разрывом отношений с Россией.

17 августа 1998 года Кабинет министров и Центральный Банк объявили о «мерах по стабилизации российских финансов». Устанавливался новый валютный коридор от 6,0 до 9,5 руб. за доллар. Обещана реструктуризация ГКО и их обмен на другие ценные бумаги. Объявлен «технический дефолт» – мораторий на 90 дней на выплату долгов по кредитам, полученным за границей.

Что же из всего этого вышло?

На Западе ужасный и долгий шум «обманутых вкладчиков». МВФ, правительства Запада и крупнейшие игроки-нерезиденты сначала заподозрили, а потом поняли, что российское правительство стабилизационный кредит то ли украло, то ли как-то спрятало, а их попросту «кинуло». Причем на такую сумму, какой в мировой истории не сыскать: если не смогут отдать – до 70 млрд. долл. Канцлер Германии Коль возмущен: пусть Москва не ждет помощи! И это понятно: кредиты немецких банков российским превышают 35 млрд. долл., причем более 90% из них гарантированы фондом «Гермес» от имени правительства ФРГ. Но шум и возмущение как-то странно и быстро стали переходить в рассуждения: «Россия должна сама решать свои проблемы. Но мы не оставим ее в одиночестве. Мы не хотим возвращения коммунистического режима и централизованной экономики».

События в России затронули слишком крупные экономические интересы. Запад потерял на нашем кризисе огромные средства и огромный рынок сбыта в России, а значит, и рабочие места. В панике экспортеры, перестроившие целые сектора экономики в расчете на стабильный спрос в России и СНГ, и в первую очередь страны Европы (европейские мясо и субпродукты, фрукты, деликатесы, американская птица, европейская, американская, азиатская бытовая и электронная техника и автомобили, восточноевропейские автобусы и машины, ширпотреб со всего мира). Резкое падение цен на говядину и свинину (которые экспортировались в РФ, а теперь не находят сбыта) в Германии и особенно Франции привели к бунтам фермеров.

В течение месяца после дефолта в России происходили резкие падения и подъемы на всех мировых фондовых биржах. Огромные убытки претерпевали одни, и столь же огромные прибыли перетекали к другим. Началось перераспределение возможностей будущего.

А что происходило в реальной жизни рядового гражданина? Курс доллара за три недели после дефолта увеличился более чем в три раза: от 6 с лишним рублей, до 20,8 рублей за доллар. Цены «на всё» выросли в два-четыре раза. Многие предприятия из-за «кризиса неплатежей» остановили производство и тысячи рабочих оказались в бессрочных неоплачиваемых отпусках да еще с недополученными зарплатами за предыдущие месяцы. Банковская система оказалась в параличе, многие банки обанкротились и их вкладчики потеряли свои сбережения. Долги бюджета составили по пенсиям – 20 млрд., зарплатам – 7,8 млрд., денежному довольствию военнослужащим – 3,7 млрд.

Губернаторы ряда регионов остановили платежи в госбюджет и ввели на своих территориях режимы чрезвычайного управления и регулирования цен. Началось фактическое разрушение государства.

Кто оказался в прибыли в первые недели после дефолта? Прежде всего, те чиновники, которые знали о готовящемся дефолте и те финансовые структуры, которые получали информацию заблаговременно. После дефолта крупно зарабатывали валютные спекулянты, как действовавшие согласованно с ЦБ, способным поднимать и опускать курс рубль/доллар на биржевых торгах, так и менялы черного рынка. Если и не в прибыли, но, все-таки, в лучшем, чем до дефолта положении оказалось и само правительство. Во-первых, уменьшился фактический (не номинальный) внутренний долг по всем выплатам бюджетникам, пенсионерам и т.д. Во-вторых, население понесло на товарный рынок все свои сбережения – и рублевые и валютные, ибо «кушать надо каждый день». А ЦБ, печатая рубли, скупало эти ранее припрятанные доллары, что позволило уже к концу сентября увеличить валютные резервы в 1, 7 раза.

Пришедшее после дефолта правительство Примакова постепенно «расшило» кризис неплатежей, путем взаимозачетов и частичного выкупа ГКО, осуществило необходимое увеличение рублевой массы за счет эмиссии, девальвировало рубль до уровня 25-26 рублей за доллар. И именно эта девальвация вместе с прочими мерами правительства, позволила оживить экономику, выжить и развиться многим отечественным предприятиям в легкой и пищевой промышленности, отвоевав у импортереов часть собственного внутреннего рынка.

В заключение приведем еще одну цитату из интервью Виктора Геращенко.

«Тот дефолт тем более позорен, что это не был отказ от обязательств, принятых в иностранной валюте, а было резкое замораживание своих обязательств именно в национальной валюте. Что, на мой взгляд, позор на всю жизнь. В конце концов, бог с ними, с иностранцами. Они должны просчитывать всю степень риска, когда идут за прибылью сюда. Но обманывать своих – это отвратительно. Ведь что произошло? Крупные коммерческие банки, обслуживающие мощные денежные потоки, хотели, и правильно хотели – впрочем, их иногда и заставляли, – играть на рынке ГКО. Для этого банки привлекали деньги только-только нарождающегося среднего класса. И вот на эти деньги государство всех нас кинуло».

***

Завершая обзор драматичной истории денег периода «постсоветской России», согласимся с читателями в том, что в условиях такой непредсказуемости очень трудно выстроить реалистичный финансовый план, которому, собственно говоря, и посвящена наша книга. Однако, только знание сложной судьбы экономики и финансов России, понимание объективных закономерностей, учет возможного фактора сговора позволят нам, тем не менее, выстраивать оптимальные стратегии накопления и сохранения финансов. Строя планы, не будем, однако, забывать мудрого высказывания «ужасного» Майка Тайсона – одного из самых беспощадных боксеров-тяжеловесов ХХ века: «У каждого есть свой план. Пока ему в голову не попадут».

Потрясения потрясениями, сговор сговором, но в любых условиях банковские правила учета и обращения денег остаются неизменными в своих основных, базовых чертах. Поэтому нам, чтобы хотя бы на минимальном уровне понимать принципы бухгалтерского учета и банковского денежного оборота необходимо прочитать следующую главу.

Читатели имеющие финансово-экономическое образование могут ее пропустить.

 

[8] См., например: В. Юровицкий. Цикл статей «Мир современных денег» в газете «Вечерний клуб», №№ за 6, 13, 20, 27, августа, 3, 10, 17, 24 сентября, 1, 8, 15, 27 октября, 3, 10, 17, 24 ноября, 8, 12, 29 декабря 1994 года., а также в книге: В.Жириновский, В.Юровицкий «Новые деньги для России и мира», М., «Галерия», 1998, 522 с.

[9] Номинал – нарицательная, то есть, названная, объявленная стоимость бумажных денег, банкнот, монет, ценных бумаг и др.

[10] См. например, анализ этой проблемы и оригинальное ее прочтение в книге А.Г. Войтова «Деньги», изд-во «Дашков и Ко», М., 2002 – 240с.

[11] Тут мы остановимся. Факторов, определяющих курсы валют много, они сложны и мы не будем их рассматривать. Для этого есть специальная литература. Но, несмотря на сложности и узко специальный характер этого вопроса, отметим, что наряду со множеством экономических факторов, определяющих курс рубля по отношению к доллару и другим валютам, есть и факторы политические, которые измерить и предвидеть трудно. Более того – бывает еще и фактор сговора лиц, способных влиять на курсы валют. Этот фактор совсем плохо предсказуем, зато влияет он – когда влияет – сильнее всех прочих.

[12] Войтов А. Г. Деньги. Учебное пособие. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2002.–240 с.

[13] Борисов С.М. Рубль – валюта России. – М.: Издательство «Консалтбанкир», 2004. – 422 с.

[14] Симчера Я.В. Что такое курс СДР и как он определяется. Финансовый менеджмент №6 / 2001

[15] Маркова А.Н., Кривцова Н.С., Квасов А.С. и др. История мировой экономики. Хозяйственные реформы 1920—1990 г.г.: Учебное пособие/Под ред. проф. А.Н. Марковой. — М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1995. — 192 с.

[16] Продразверстка – продовольственная разверстка; система заготовки сельхозпродуктов, при которой крестьяне обязаны сдать государству по твердым ценам все, так называемые, «излишки» (превышение установленных норм на личные и хозяйственные нужды) хлеба и других продуктов.

[17] Крединс Н.Е. Денежные реформы в СССР 1922—1924 годов и 1947 года. Финансовый менеджмент №6 / 2001.

[18] Борисов С.М. Рубль – валюта России. – М.: Издательство «Консалтбанкир», 2004. – 422 с.

[19] Крединс Н.Е. Денежные реформы в СССР 1922—1924 годов и 1947 года. Финансовый менеджмент №6 / 2001.

[20] У подавляющего большинства населения страны к концу 1947 года на руках не было сумм, превышающих 3000 рублей. Люди жили «от зарплаты до зарплаты» и ни на какие накопления излишков не оставалось. Крупные суммы могли быть лишь у весьма узкого слоя выдающихся деятелей искусства, науки, военачальников, а также у спекулянтов и воров, про которых русский народ сложил поговорку: «для кого война, а для кого – мать родна». Эти слои населения, конечно, кое-что потеряли в ходе реформы. Однако во многих свидетельствах того времени сохранились воспоминания о том, как эти «пострадавшие» успевали скупать рояли и мебель, меха и драгоценности, срочно переводя свои «денежные сбережения» в материальную форму. Так что те, кто сегодня гневно и злобно твердят о «конфискационной, как и все остальные, реформе 1947 года» неверно отражают суть происшедшего.

[21] Борисов С.М. Рубль – валюта России. – М.: Издательство «Консалтбанкир», 2004. – 422 с.

[22] У этой байки есть и другие версии. См., например, статью «Как Сталин удорожил рубль и удешевил доллар» в еженедельнике "Коммерсантъ-Деньги" № 12(417).

[23] Причины развала советской финансовой системы лежат, по-видимому, не столько внутри ее самой, сколько в неумелом использовании ее возможностей. Исследование этого вопроса продолжается; см., например, материалы научной конференции “Многонациональная Россия: история и современность”, секция «Развал СССР: причины и следствия», подготовленной и проведенной в НИИ Социальных систем МГУ им. М. В. Ломоносова 21-22 апреля 1998 г. (http://www.niiss.ru/mags_index.shtml).

[24] Эдуардов С. За семь лет до дефолта... «Подробности», http://news.finance.ua/ru/

[25] Борисов С.М. Рубль – валюта России. – М.: Издательство «Консалтбанкир», 2004. – 422 с.

[26] Красавина Л.Н. Денежная реформа 1992-1993 гг. ВЕСТНИК ФА Выпуск 1(25)2003 год.

[27] Вестник статистики. 1995. № 3. С. 60; Инфляция и антиинфляционная политика в России. М.: Финансы и статистика, 2000. С. 33.

[28] В нашем описании событий и их трактовке мы воспользовались, в частности, материалами сайта http://kurg.rtcomm.ru/about.shtml.

[29] Рекомендуем прочитать главу 7 («Мировой финансовый кризис») из книги Дж.Сороса «Кризис мирового капитализма» (1999), в которых ход финансового кризиса описан Соросом буквально по дням. Проанализировав процесс и результаты экономического развития России в целом за период 1990 -1998 гг., автор подводит следующий итог: «Описанные схемы можно вполне охарактеризовать как грабительский капитализм, поскольку наиболее действенный путь накопления частного капитала в исходном моменте, близком к нулю, заключался в присвоении государственных активов». Раздел, посвященный России и дефолту 1998 года Сорос завершает словами: «Я не жалею о том, что пытался помочь России двигаться в направлении открытого общества. Мои усилия не увенчались успехом, но я по крайней мере пытался. Я весьма сожалею о своей инвестиционной деятельности. Это показывает, насколько трудно совмещать две роли». Полный текст книги можно найти, например, в Интернете: http://capitalizm.narod.ru/