О РОЛИ ФИНАНСОВОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ЖИЗНИ-2

 Когда «перестройка» была уже в разгаре, когда в стране завелись «кооператоры» и «неформалы», я продолжал мирно служить в одном из институтов Академии наук, помышляя лишь о научных результатах, статьях, конференциях, диссертациях, тратя свободное время на семью, детей, друзей, книги, театры, кино и доступные формы отдыха в пансионатах на берегу Черного моря.

Но не все были настолько иммунными к новшествам. Встретил я как-то, году, видимо, в 1988, своего знакомого – молодого, талантливого математика-программиста В.Р., – выходящим из здания некоего Министерства. В руках у него были бумаги, которые он, остановившись на ступеньках, принялся разглядывать. Я поздоровался, приличия и любопытства ради спросил – что он тут делает? В.Р. ответил странным вопросом: «Ты уже сделал себе кооператив?» «Что, что?» – с иронией переспросил я. «Кооператив», – спокойно ответил В.Р. «Господи, зачем?» – саркастически переспросил я. «Напрасно, напрасно»… – ответил В.Р. и мы распрощались, разойдясь в разные стороны. Я шел, кажется, в кино, а куда в тот момент шел В.Р., я не знаю. Но мы продолжали встречаться в институте, и постепенно В.Р. рассказал мне, как с помощью этого самого «кооператива» он стал зарабатывать раз в 10 больше, чем его зарплата старшего научного сотрудника вместе с премиальными и дополнительной половиной ставки. Выполнял он при этом ту же самую работу: разрабатывал программы расчета прочности сложных многослойных систем. Но теперь его заказчик заключал договор с его кооперативом напрямую, а не с Академией наук, и все деньги доставались ему лично за вычетом расходов на бухгалтера и налоги. При этом он, конечно, ничего не платил за использование Вычислительного центра Академии наук и находящихся в нем ЭВМ и сервисных служб, поскольку оставался сотрудником Академии, а выявлять отличия между программами, разрабатываемыми и отлаживаемыми в рамках бюджетной тематики лаборатории и частным промыслом «через кооператив» было просто некому. Да и дела до этого никому не было.

Пример В.Р. оказался заразительным и, вскоре, я тоже стал «кооператором»[30].

Несколько моих приятелей-архитекторов решили создать архитектурно-строительный кооператив и предложили мне быть директором. Поговорив с В.Р. и несколькими другими знакомыми «уже-кооператорами», узнав, в чем собственно состоят обязанности директора, я рискнул и согласился. Кто-то рекомендовал мне бухгалтера – старого, опытного, много лет проработавшего главным бухгалтером крупного городского оптово-розничного объединения торговли овощами и фруктами. К тому моменту А.Д. уже был на пенсии, но готов был еще немного поработать. В процессе регистрации кооператива – в том самом Министерстве, на ступеньках которого я встретил В.Р. – одна милая дама-юрист спросила меня, давно ли я знаю своего бухгалтера А.Д. Я честно ответил, что совсем не знаю, вчера познакомились. Тогда она задала еще один вопрос – сколько лет я работаю директором чего-либо. Я столь же честно ответил, что ни одного дня не работал. Дама-юрист вздохнула, и сказала: «Послушайте меня. Я вижу, что вы интеллигентный молодой человек, кандидат наук… А.Д. я знаю лет двадцать. У него за спиной десятки следствий, судебных процессов и отправленных им на скамью подсудимых директоров. Он будет вертеть вами, как захочет. Ведь вы, скорее всего, ничего в бухгалтерии не понимаете, поэтому мой вам совет: избавьтесь от него немедленно, пока мы еще ничего не зарегистрировали». Я прислушался к совету этой доброй женщины и нашел другого бухгалтера – менее «опытного», но, как оказалось, честного.

Это был мой первый урок приобщения к миру финансов и бухгалтерии.

Второй урок состоялся в банке, где открывали счет нашего кооператива. Тут мне впервые показали важнейшие, как оказалось, документы: платежное поручение и платежное требование. Показали образцы их заполнения. Дали банковские реквизиты нашего кооператива, содержащие расчетный счет, на который будут поступать деньги, и с которого их можно будет снимать.

Третий урок состоял в подписании мной стандартного договора на проектные работы, чтение которого было весьма волнительным: особый юридический язык, описывающий взаимоотношения Заказчика и Исполнителя, мне нравился, хотя и не все там был понятно.

Четвертый урок преподал мне мой бухгалтер, принеся на подпись несколько новых для меня документов «Счет-фактура», «Акт о выполнении работ», подписание которых вскоре обернулось «Платежной ведомостью» и получением настоящих, полноценных денег.

Это было здорово!

Через год я организовал и возглавил несколько различных ТОО, НТЦ и Общественных организаций, занимавшихся самыми разными вещами: от разработки программного обеспечения до кинопроката. Чтоб всем этим руководить я много занимался самообразованием, читая всю доступную литературу и опрашивая всех знакомых и их родственников, знающих хоть что-то о финансах, о законодательстве и способах уклонения от его исполнения, а также об уголовном и гражданском кодексе, прокуратуре и следователях ОБХСС.

Это было интересно и тревожно.

А теперь вернемся к рассуждениям о понятиях, связанными с экономикой в целом.

 

[30] На много лет я потерял В.Р. из виду, но вот недавно по радио «Свобода» довелось о нем услышать как об организаторе крупного производства фальшивых долларов...