* * *

Неясность выбора!
                           Как ты мучительно-вредна,
Сжигаешь плоть мою и засоряешь мысли…
Зачем свобода воли мне дана?
Как тяжело порой бывает жить с ней!

Но, успокойся же. Всё это слов туман,
Иллюзия, метафора, обман…
Нет выбора, и нет свободы воли,
Как нет её у ветра в поле,
И у ручья, у свиста, что летит,
От воздуха и листьев отражаясь:
И он затихнет, сгинет, замолчит
С природой мироздания сражаясь.
Утихнет  в нежной, бархатной траве,
А, может быть, и в яме выгребной.
И нет печали о его судьбе –
Короткой, звонкой, озорной…

А мы, как Вечные  Жиды,
Всё суетимся, всё-то выбираем,
Покуда нас круговорот воды
Не принесет ко входу Рая.

2001




* * *

Я знаю волшебное слово,
Оно превращает пространство
В лагуну, и солнце над нею,
В прозрачное море и бриз…

В исс?шенной, пахнущей роще
Цикады цикадят так громко,
Что нежный прибой не услышишь,
И листьев исчезнут слова.

Инжир упадет, созревая, к ногам,
И могучие пальмы, сокроют от солнца,
Коль хочешь в прохладе побыть.
И яхта бесшумно помчится

Куда-то в открытое море…
И сердце растает от счастья,
Глаза поглотят совершенство,
А тело сомлеет в любви…

Цветы; ароматы; и кошки
Гуляют по ровным дорожкам,
И легкий волнующий бриз
Несет в себе звук:
                       Мар – ма – рис.

2001



 
* * *

Ему свистела иволга, а мне – сигнализация!
Он думал, это здорово – индустриализация?

То, ему, не ветер, вишь ли, ветку, что ли, клонит,
А мне и ветки скоро не видать,
У него, сердечко, блин, 
                                      всего лишь только стонет,
А у меня инфаркт, разэдак твою мать!

Белая, берёза, гришь, под твоим окном?
А помойку с гаражами не видал давно?

2001





* * *

Не растут цветы на грядке,
Дуба лист  не шелестит,
Мышь не заползет украдкой,
Соловей не засвистит.

Звон не выдаст колокольчик,
Бык поутру не мычит,
Разве  это «вита дольче»?
А? Брательник, не молчи!
                        
2001



SUMMERTIME – 2

Summertime, and the livin' is easy
Fish are jumpin' and the cotton is high
Your daddy's rich,
           and your mamma's good lookin'
So hush little baby, don't you cry…3


Над черепичной шалью Кишинёва
Акация безудержно цветет…
Ах, как нам в детстве было клёво:
На кухне тихо радио поет,
И мама что-то вкусное готовит,
И тётя  Ляля к нам вот-вот зайдет,
А папа на работе, братья – в школе,
И Город всех нас бережно несет…

Крест-накрест улицы наброшены
На долгий склон высокого холма,
На магале дворы ухожены,
А в старом городе – трава…
Под двухсотлетнею шелковицей
Орёл, терзающий змею,
И «мизер» никогда не ловится,
И «Вин де масэ» где угодно продают.

Котовский с шашкой на коне,
Стефан Великий с царскою короной,
И Ленин в европейском пиджаке,
Вновь в ссылку на задворки удаленный,
И Белый Дом, и Арка, и Собор,
И церковь Константина и Елены,
И котельцовый в трещинах забор,
И образ Пушкина нетленный,
Каштаны, туи, и буркутная вода,
Долина Роз, скрипач и «Переница»,
Вернут опять меня и вас туда,
Где юность наша вечно длится.

2002


3 «Summertime»  – знаменитый джазовый стандарт Хейуорда-Гершвина.  Перевод  первых строчек: Летняя пора и жизнь легка, рыбки прыгают, и лён высок (вариант: а занавес ещё высоко), папа богат, а мама молода, так что, тише, малыш, не плачь…