ГОВОРЯЩАЯ МУХА
Рассказ

Я работал в одном из залов библиотеки им. Ленина. Справа от меня – окно, выходящее в сторону Кремля. Я проработал уже часов пять и устал. За окном царила красота: выше всех – колокольня Ивана Великого, вторым ярусом шли золотые купола церквей Соборной площади, слева выплывал ребристым кубом Дворец Съездов, справа – башенки, шатры, купола, крыши, печные трубы, окна, карнизы. Красные, белые, зеленые, золотые…

Удивительное зрелище!

Окна моего зала очень высоко, – на уровне маковок церквей и дворцовых крыш, а необычная точка зрения всегда располагает к длительному созерцанию.

По стеклу окна поползла муха.

«Странно, – подумал я, – на дворе февраль, а тут мухи… Библиотечная муха, конечно, не обязана подчиняться смене времен года».

Муха перелетела на мой стол.

«Здесь тепло, да и, наверное, сытно, – продолжал я размышлять о судьбе этой мухи, как вдруг почувствовал головокружение и какое-то неприятное ощущение в носоглотке – как будто сейчас пойдет кровь из носу.

– «Не бойся, не пойдет».

(Господи, что это?)

– «Это я с тобой беседую. Я. Муха. Меня растрогало твое внимание к моей особе, и я вошла с тобой в телепатический контакт».

Все эти мысли возникали у меня в голове как бы сами собой, причем я их четко отличал от своих собственных. Эти были какими-то однозначными, твердыми… Одним словом – чужими.

– «Я позабочусь, чтобы у тебя не возникало никаких затруднений при разговоре со мной, – продолжали возникать в голове четкие сигналы, расталкивающие рой прочих мыслей.

«Ну вот, – подумал я, – доработался. Снова что-то с давлением».Я закрыл глаза, сел в «позу кучера», расслабился…
Но не тут-то было:

– «Ты что, всегда таким тупым рос, или это возрастное? Если ты мне не веришь – открой глаза и посмотри на стол. Сейчас я буду ползать, например, по кругу».

И, действительно, по столу ползла муха, описывая окружность…

– «Ну, что, долго мне еще перед тобой вертеться? Поверил?
– А по квадрату можешь? – мысленно спросил я.
– Вот болван! – сказала муха. Да я хоть по лемнискате Бернулли могу. Но-но! Только без рук! Предупреждаю – все равно ничего не выйдет – я все твои поганые мыслишки заранее знаю, да и реакция у меня получше. Короче говоря, вот что. Тут у тебя на столе я давно заприметила книгу "Таблицы интегралов и другие математические формулы» Двайта. Открой-ка мне гипергеометрическую функцию. Там, где ее разложения в ряд, рекурсии, ну и так далее…»

Я подчинился, начал искать, но вскоре вспомнил:

– Тут нет. Тебе надо взять справочник Градштейна и Рыжика.
– Это тебе надо взять. Иди в подсобный фонд и принеси!
– Послушай, но зачем тебе это?
– Много будешь знать, скоро состаришься. Давай, топай. Я тут подожду.

Я пошел в подсобный фонд, взял справочник, всю дорогу поглядывая на людей: не смотрят ли на меня, как на идиота? Может, я свихнулся? Муха меня успокоила:

– Да не свихнулся ты, успокойся. Да и не с чего тебе особенно свихиваться-то. Ну, давай, открывай.

Я открыл книгу на нужной странице, а муха уселась прямо над ней, свесившись с края зеленого абажура, кои уже много лет украшают знаменитые настольные бронзовые бра читальных залов ГБЛ.

– Переверни страницу.

Я перевернул.

– Обратно.

Я перевернул обратно.

– Так-так, ну, что ж, спасибо тебе, – сказала муха, потирая передними лапками, – Прощай!
– Эй, подожди, не улетай! Я же так ничего и не понял. Это нечестно!
– Ишь ты – «нечестно»» Да ладно, ладно… Не шуми … Что же ты не понял? Спрашивай.
– Ну, во-первых, зачем тебе гипергеометрическая функция? Нет. Не это главное… Скажи мне…
– Пока ты будешь думать, что главное, что не главное, а потом еще и формулировать свои мысли, я могу состариться и умереть. Короче говоря. Я и без тебя знаю, что ты хочешь. Отвечаю: мои родители были совершенно обычными бессловесными мухами, однако их угораздило встретиться в рентгеновском кабинете соседней поликлиники. Совершенно случайно в момент их совокупления оказался включен рентгеновский аппарат и хромосомный набор моего покойного батюшки был существенно видоизменен под воздействием рентгеновского излучения. Так на свет появилась я. Мушиный мутант. Открой пожалуйста, окно. Здесь невозможно дышать.

Я подошел к окну и потянул за веревку, спускавшуюся от форточки. В комнату поплыл чистый, холодный воздух.

– Не надо думать. Что в результате мутации в меня вошли все знания, навыки, принципы, наконец. Нет, любезный! Я всего добилась сама. Я работаю здесь с рождения – я родилась, кстати, на кухне, в цоколе – по десять-двенадцать часов в сутки. Конечно, при отсутствии опытного наставника, мне пришлось потерять уйму времени на чтение совершенно бесполезных книг, которые здесь читает, почему-то, большинство. Кроме того, мне приходится ждать. Когда кто-нибудь, нужную мне книгу найдет, возьмет, откроет и будет перелистывать. Ведь далеко не с каждым войдешь в контакт, как с тобой.

Я был польщен. Муха перелетела с лампы на циферблат моих часов.

– Ого, уже без четверти пять. Скоро файв-о-клок. Летим в столовую!

Муха взмыла под потолок, мелькнула за голубой колонной, и вылетела из зала. Я ничего не успел сказать. Пришлось идти в столовую в надежде на продолжение «разговора».
Пройда анфиладой холлов, я дошел до лифта и спустился в цоколь. Зашел в туалет, где и увидел ее. «Ах ты, погань, – подумал я, – вот где весь твой интеллект».

– Мутация мутацией, а естество своего просит, isn’t it? – мысленно спросил я, но ответа не получил, – Да ладно тебе обижаться. Ты то меня как хотела оскорбляла.

Муха не отвечала. Более того, она перелетела в соседнюю кабинку. Кабинка была занята, и я, несколько обескураженный, вымыв руки, пошел в столовую.
Взяв без очереди пустой стакан и два кусочка сахару, я направился к кипятильнику. Пакетик чая у меня был с собой. Выдавливая чайной ложечкой воздух из пакета, я старался его утопить.

– А еще физик называется – снова возникло в моей голове.

«Ура, она вернулась!»