ЧАСТЬ II

Брошюра была озаглавлена: «Бесагрария». Обзор материалов дела. Подготовлен членом Коллегии Адвокатов Дм. Волковым. 2013 год. Москва.
Далее следовал текст:

«Уважаемые господа! Я намерен ознакомить вас и всю мировую общественность с деятельностью международной корпорации, в состав которой входят различные организации. Излагаемый мною материал основан на документах компании «Гранд Каньон Фаундейшн», входящей в состав корпорации.
Документы стали мне известны в ходе работы в этой компании в качестве юриста-эксперта и будут представлены в подлинниках. На основании изученных материалов установлено следующее.
Компания «Гранд Каньон Фаундейшн» зарегистрирована в Швейцарии в г. Роршах в 1923 году. Учредителем компании стал Кантональный Союз Юристов, то есть, подлинные учредители и владельцы от нас скрыты особенностями Швейцарского законодательства. Учредительный капитал компании – сто тысяч швейцарских франков. Сумма по тем временам значительная. Основным направлением деятельности компании являлось привлечение инвестиций для финансирования исследований в области медицины и психиатрии. Впоследствии, круг финансируемых тем расширился и среди них появилась социальная психология. В последующие годы основные объемы финансирования направлялись именно в эту область исследований.
Основным научным центром, проводящим исследования на средства «Гранд Каньон Фаундейшн» вначале был «Институт медицинских и социальных исследований имени Гюнтера Штокхаузена» в Цюрихе. Впоследствии к нему присоединился «Центр социологических исследований Филиппа Дорваля» в Сиэтле, США. Отчеты этих институтов ежегодно публиковались до 1969 года включительно. С ними можно познакомиться в научных библиотеках.
Исследования затрагивали многие аспекты социальной психологии, изучались особенности психологии различных национальных и социальных групп во многих станах мира. Исследовались отличия в коллективной и индивидуальной реакции разных национальных, религиозных и социальных групп на одни и те же явления и события. Сравнивались системы ценностей и их устойчивость по отношению к внешним воздействиям. Начиная с шестидесятых годов прошлого века, в отчетах стали появляться статьи, в которых указанные проблемы рассматривались на молекулярно-генетическом уровне.
После шестьдесят девятого года отчеты перестали публиковаться, хотя эти институты существуют и по сей день. Их адреса можно найти в любом соответствующем справочнике.
Нами сделан вывод, что исследования с этого времени были засекречены полностью. Этот вывод впоследствии подтвердился документально.
Засекреченные исследования продолжались и продолжаются до сих пор. Но сегодня мы располагаем многими их материалами.
Начиная с семидесятых годов исследования приобрели характер поиска социальных технологий, то есть целенаправленных методов воздействия на большие группы людей, вплоть до населения целых государств.
На основании материалов, которыми я в настоящее время располагаю, можно сделать вывод о целенаправленных исследованиях народов бывшего Советского Союза. О разработке технологий воздействия на весьма точно разграниченные по национальному, религиозному, образовательному и т.д. признаку группы населения. О целях, ради которых таковое воздействие должно осуществляться и, – что самое главное в моем докладе – осуществлялось и продолжает осуществляться на практике по сей день.

Прежде чем прейти к изложению фактов, я хочу подчеркнуть, что выявленные мною
действия компании «Гранд Каньон Фаундейшн» и той корпорации, в состав которой она входит, носят преступный характер, являются вопиющим нарушением прав человека, грубым вмешательством во внутренние дела суверенного государства, противозаконным манипулированием сознанием граждан, преступлением против гуманизма и всего человечества.
Я хочу призвать правительства всех стран, лидеров религиозных конфессий, деятелей науки, политики, культуры, всех граждан – надо немедленно остановить эту преступную деятельность!

Перехожу к изложению фактов.

Поскольку в моем распоряжении оказались материалы, относящиеся, преимущественно к деятельности «Гранд Каньон Фаундейшн» в Республике Молдова, именно на этом примере мы и рассмотрим основные цели, черты и методы работы указанного преступного сообщества.

Перед нами ежегодные доклады руководителей проекта «Бесагрария», представляемые высшему руководству. На основании этих докладов можно составить представление как о целях, так и о результатах работ, проводившихся «Гранд Каньон Фаундейшн» за последние двадцать пять – тридцать лет в Молдавии. Привожу некоторые фрагменты этого документа.
Вот фрагмент доклада Руководителя проекта господина Эзры Ливайна за 1990 год...»

Андрей еще некоторое время читал, но усталость оказалась сильнее любопытства, и он заснул.

***

Утром он встал, как всегда, бодрым и здоровым. Вчерашние события помнились хорошо, но уже не представлялись актуальными. Гораздо важнее был день сегодняшний. Надо было хорошо позавтракать и вовремя прийти на работу.

Андрей жил один.
К сожалению, почти год назад они с женой разошлись. И это была единственная по настоящему кровоточащая рана в его оптимистической беззаботной душе. Как ему казалось, в разводе была виновата только жена. Не знавшая в жизни никаких трудностей, единственная дочь богатых родителей, она беспричинно была недовольна жизнью, мужем, детьми, материальным положением, квартирой, ее месторасположением и т.д.

Нет, конечно, на свете еще имелась теща... Анекдоты про тещу знаете? – Это все про нее.

Ну, да ладно. Дочку только жалко. Впрочем, кто его знает – может, еще все и образуется. А пока – дышим свободой!

На полную мощность – ну, не на полную, но, все-таки громко – врубив свой любимый «Бэнг энд Олафсон», Андрей умывался, завтракал, посещал туалет, одевался. Только перед выходом из квартиры он выключил музыку.

Вперед, к великим свершениям!

На работе началась приятная рутина, общение, чаепития. В полдень позвонил Дима.

– У тебя когда обеденный перерыв?– спросил он.
– С часу до двух, – ответил Андрей, – а что?
– Сможешь в это время быть в саду «Аквариум»? В «Старлайте»?
– Это уже шаг вперед, если сравнивать с Макдональдсом, но, все таки, и это аутентичная американская туфта, – Андрей с удовольствием першел к своей обычной ёрнической манере.
– Старик,– вздохнув, ответил Дима, – я рад, что у тебя даже после чтения моего доклада сохранился оптимизм и заряд бодрости, но мне не до шуток. Я тебя должен познакомить с Машей.
– Конечно. Договорились. Я буду там в 13 часов 15 минут, – сказал Андрей.
– О-кей, до встречи.
– Пока.

Андрей вспомнил вчерашние разговоры, вспомнил о Димкином докладе, который он не дочитал и забыл дома. Стало немного неловко, что он не проникся серьезностью момента.

Но, что ж поделаешь... Он действительно ко всему, что говорилось вчера, относился пока, мягко говоря, с недоверием.

Ну не интересовала его политика!
Он и без доказательств знал, что все политики – омраченные личности, с пониженными моральными критериями, с болезненной амбициозностью и тяжелыми комплексами неполноценности. Не нуждается также в доказательствах и то, что в мире существует конкуренция, борьба, государственные интересы и межгосударственные противоречия. Так было, есть и будет. И хрен с ними со всеми. Напрасно высмеян всякими классиками светлый образ премудрого пескаря, образ обывателя, желающего прожить свою жизнь в простой каждодневной радости бытия. Всякая социальная активность ни к чему хорошему никогда не приводила.
Все эти революции, реформы – отвратительная по своим последствиям, но, увы, неизбежная, неотъемлемая часть жизни...

В «Старлайте» народу было полно. Если бы Дима с Машей не пришли пораньше, места бы им всем не нашлось.
Гремела музыка пятидесятилетней давности, со стен смотрели известные только коллекционерам кумиры тех лет.
У Димы с Машей на столе стояло по бокалу красного калифорнийского вина и одна огромная, разрезанная и разверстая в виде лотоса, обжаренная в кляре луковица.

– Хелло, гайз4, – весело воскликнул Андрей.
– Знакомьтесь, – ответил Дима и представил их друг другу, – Андрей, Маша.
– Очень приятно, – сказала Маша, приветливо улыбнувшись.
– И мне очень приятно, – ответил Андрей.
– Что тебе заказать?– спросил Дмитрий.
– Бараньи ребрышки и стакан вина, – уверенно и не задумываясь ответил Андрей, – И еще салат «Цезарь».
– Будет исполнено. Девушка! – оглянувшись, Дима позвал официантку.

Официантка приняла заказ и убежала.

– Итак. Машенька, – добрым, ласковым голосом начал Дима, – это Андрей, о котором я тебе говорил. Я хотел бы его познакомить с материалами, что я передал. Пока у него есть некоторые копии, но это не все, что ему будет нужно впоследствии. Так что, если ему что-то понадобится, вы уже без меня сможете общаться. Кроме того, как я не раз тебе говорил, мы, юристы, как саперы. Исчезнуть можем в любой день.
– Да будет вам, Дмитрий Васильевич, – с лукавой усмешкой ответила Маша.
– Нет, я не драматизирую, – ответил Дима, – Просто это правда, и ты это знаешь. А дело, которое я сейчас веду таково, что опасность становится повышенной.
– Это Вы про алюминиевый завод, что ли?
– Нет, Машенька, – Дима снова перешел на полушепот, – Я вник сейчас в одно дело, в которое пока никого не посвящал. Вот только Андрею рассказал, да тебе передал все документы. Береги их, как зеницу ока. В случае чего, дело продолжить сможете только вы. Но не будем о плохом. Ешь, стиматэ товарэш5, – обратился он к Андрею, заметив, что официантка принесла еду.
– Сначала поем, потом уйду6, – привычно ответил Андрей, придвигая к себе тарелку с бараньими ребрышками и, разворачивая нож и вилку, завернутые в салфетку.
– Машенька, не обращай внимания, – сказал Дима, наклонившись в сторону Маши, – Это наши детские воспоминания о жизни в Молдавии принимают такую форму. Здесь просто игра слов.

Пока Дима давал Маше урок молдавского языка, Андрей набросился на свой обед.
Маша с Димой потягивали вино, отламывали лепестки от лукового лотоса, макали их во что-то вкусное, и этим закусывали.
О делах до конца обеда больше не говорили. Потом немного прогулялись, прошли мимо Булгаковского дома, потом свернули к Патриаршим. Здесь Андрей заторопился.

– Ребята, у меня заканчивается обеденный перерыв, – посмотрев на часы, сказал Андрей, – То есть он, конечно, давно закончился, просто, если меня еще полчаса не будет, меня начнут искать.
– Ну, ладно, Анрюш, – сказал Дима, протягивая на прощанье руку, – Вникни, пожалуйста, в проблему как можно быстрее. Мне надо с тобой посоветоваться. Это все очень серьезно. Давай до завтра, хорошо? А я пока Машу тоже введу в курс дела.
– Хорошо. До завтра, – сказал Андрей и, обернувшись, добавил, – Машенька, целую ручки.
– До свидания, Андрей, – ответила она.
– Пока, – еще раз попрощался Андрей.

Андрей выскочил на Садовую, перешел на другую сторону, и на троллейбусе номер «Б» направился в сторону своего банка.


4 Привет, парни. (англ.)

5 «Стиматэ товарэш» (рум.) – Дорогой товарищ.

6 Игра слов: «Ешь» (рум.) – уходи.