Часть VIII

Андрей вышел на «Первомайской». Он еще дома посмотрел по карте Москвы и решил, что отсюда ближе, чем от «Щелковской». По 9-й Парковой он дошел до Верхней Первомайской и повернул направо. Пройдя несколько кварталов среди зелени и больничных дворов, он начел нужный ему дом.
Андрей посмотрел на часы, – было около четырех. Самое время. Андрей набрал на домофоне номер квартиры. Вскоре мужской голос ответил:

– Кто там?
– Добрый день. Это Афанасий Сергеевич? – спросил Андрей.
– Да. Кто это?
– Я от Марины Станиславовны.
– Открываю.

Андрей поднялся по лестнице на третий этаж. Только он поднес руку к дверному звонку, как дверь открылась. На пороге стоял высокий красивый мужчина, на вид лет шестидесяти. Он был одет в хороший спортивный костюм и приветливо улыбался:

– Заходите. Как доехали?
– Спасибо, нормально.
– Сколько сейчас автобус идет?

Андрей стал лихорадочно вспоминать легенду. Вспомнил, слава Богу, что он из Ярославля.

– Почти четыре часа.
– Как и раньше. Проходите, не стойте в прихожей, – с простотой истинного интеллигента предложил Афангасий Сергеевич.
– Да нет, спасибо. Я пойду.
– Вы где остановились-то? – продолжал Афанасий Сергеевич.
– Да у меня родственники в Москве...
– Смотрите, а то можете здесь распологаться. Как Марина?
– Да я ей еще не звонил. Я тут был в местной командировке, а потом сразу в Москву, – Андрей начал сбивчиво врать и на ходу придумывать.
– Ну, вот ваши вещички.

С этими словами двухметровый «дедушка» с внешностью Жана Марэ вручил Андрею черный атташе-кейс с кодовым замком.

– Спасибо вам большое. До свидания.
– Всего доброго. Привет Марине.
– Спасибо.

Андрей спустился вниз, вышел во двор, постоял, размышляя, в какую сторону теперь лучше пойти: обратно на «Первомайскую», или, все-таки, на «Щелковскую»?
Лучше возвращаться, как пришел, решил он и пошел вдоль двора, заросшего высоким кустарником, в сторону Верхней Первомайской.
Когда он уже подходил по узкой заросщей дорожке к тротуару, из-за кустов со спины бесшумно вышел некто и резким коротким ударом повалил Андрея на дорогу. После вторго удара в голову Андрей потерял сознание.
Появился еще один мужчина, и они уже вдвоем, подхватив Андрея под руки, быстро втащили его в автомобиль, стоявший на дороге, как раз напротив заросшей дорожки.
Погрузив Андрея, неизвестные сели на заднее сидение – один слева, другой справа от Андрея. На переднем сидении тоже было двое. Машина спокойно тронулась с места, и, не спеша, свернув на 11-ю Парковую, отправилась в сторону Щелковского шоссе.
Всего происшедшего никто не видел, потому что в это время никого поблизости не оказалось, а на противоположной стороне улицы и вовсе ничего, коме пустынного двора большой поликлиники, не было.

***

Андрей очнулся и не сразу понял, где он. Он лежал на полу, прикованный наручниками к трубе. Помещение было похоже на пустой гараж. Ворота гаража были закрыты, однако, с противоположной стороны была открыта дверь, за которой угадывалось другое помещение. Оттуда доносились звуки работающего двигателя. Андрей повернулся на живот, встал на четвереньки, затем сел, прислонясь боком к стене.

«Доигрался, парень, – подумал он. – что ж делать теперь?» Неожиданно в дверном проеме возник человек в майке с надписью на груди "Metallica".. Он постоял на пороге, помолчал, повернулся и ушел. Через одну-две минуты вернулся еще с двумя. Двое остановились посреди комнаты, а первый подошел к Андрею и отцепил наручники.

– Ну, здравствуйте, Андрей Васильевич, сказал один из них в черной рубашке с белым галстуком.
– Здравствуйте. Кто вы?
– Вряд ли ответ на ваш вопрос имеет значение. Пойдемте наверх.

Он отступил в сторону и жестом показал на дверь. Вперед прошел сначала тот, который снимал наручники, за ним пошел Андрей. Потом пошел второй молчаливый тип с лицом отморозка. Последним шел господин в галстуке.
Сразу за дверью был небольшой тамбур, откуда вела наверх лестница. Поднявшись наверх, Андрей понял, что он, видимо, находится на какой-то загородной вилле.
Все четверо вошли в большую комнату, занавешенные окна которой, видимо, выходили на веранду. Андрея усадили в кресло. Один из охранников –«металлист» – встал возле двери. Человек в галстуке сел на диванчик напротив. Отморозок стоял возле него.

– Итак, Андрей Васильевич, ситуация следующая. Ваш покойный прятель незаконным способом добыл некую информацию, являющуюся коммерческой тайной уважаемой фирмы. Это, конечно, не первый случай кражи в мировой практике. И все было бы не так трагично, но он стал эту информацию распространять и вовлекать в свою деятельность других людей. Мы, разумеется, не допустим незаконного распространения принадлежащей нам информации. Вы человек разумный и должны понимать, что мы поступаем адекватно возникшей угрозе. Благодаря вам документы сегодня вернулись. Мы теперь должны удостовериться в их подлинности. Ваш покойный приятель уже продемонстрировал свою хитрость, а приятельница – неожиданный фанатизм. Итак. Если изъятые вами документы подлинные, нам останется просто побеседовать с вами для выяснения всего круга вовлеченных лиц. Если документы вновь окажутся копиями, мы продолжим поиск. Вот, собственно, и все. Я не думаю, что у вас есть ко мне вопросы. Верно?
– Как вас зовут?
– Хм... Вопрос, признаться, неожиданный. Какой вы настойчивый. Это, как я говорил, не имеет значения, но если, если угодно, Александр Александрович.
– Александр Александрович, зачем вы убили моих друзей?
– Андрей Васильевич, голубушка, во-первых, я никого не убивал и не собираюсь этого делать. Это не мои обязанности. Во-вторых, я с вами беседую лишь в силу моей романтической склонности играть в ... жизнь. Ведь я, знаете, порой разговариваю не только с аквариумными рыбками, но даже с кусочком вкусного сыра, прежде чем положить его на язык. В третьих, мы стараемся всегда и во всем применять самые лучшие, самые надежные средства. Поэтому – давать вам совет несколько бессмыссленно, так что и не воспринимайте сказанное как совет, – если хочется прекратить распространение информации, лучший способ, физическое уничтожение носителя информации. Вам, как программисту это должно быть просто очевидно. Ну, на сегодня пока хватит. Пожалуйте, сударь, в зиндан-с. Бим!

На кличку «Бим» отозвался отморозок. Он подошел к Андрею и сказал человечиьм языком: «Пошли». Они спустились по той же лестнице, но оказалось, что она ведет еще ниже, чем уровень гаража. Андрея втолкнули в темную комнату и заперли за ним железную дверь.
Темнота наступила абсолютная. Андрей, осторожно ступая, держась за стену, обследовал помещение. Это была маленькая пустая комнатка, примерно два на полтора метра с гладкими бетонными стенами. До потолка рука не доставала. Выбрав место у стены за дверью, Андрей сел на бетонный пол и стал ждать, когда глаза адаптируются, и хоть что-нибудь будет видно.

***

Андрей заснул. Проснувшись, он не смог оценить, сколько прошло времени – минута, час, или несколько часов. Было по-прежнему темно и тихо.

Послышались шаги. Дверь отворилась. Отморозок снова сказал: «Пошли».
На этот раз они прошли мимо комнаты, в которой он уже был, и, пройдя по коридору, вошли большой зал, посреди которого был небольшой бассейн, позади бассейна, на несколько ступенек ниже, была застекленная веранда, превращенная в зимний сад. Вода в бассейне журчала, цветные прожектора, светящие изнутри стенок бассейна, освещали мощные потоки, в которых пузырьки воздуха искрились и переливались яркими цветами.
Такого Андрей еще не видел.
Они повернули налево. Справа осталась дверь сауны, потом – тренажерный зал с обычным набором устройств по развитию силы и гибкости. Там же стоял массажный стол.
В комнате находилось трое – двое мужчин и одна женщина. Все они были в спортивных костюмах.

– Ложись, – сказал отморозок, показав на массажный стол.
– Зачем? Я не хочу.
– Если не ляжете добровольно, мы применим силу и все равно своего добъемся, – сказал один из присутствоваших там мужчин: – Так что, лучше без увечий.

Андрей молча стал ложиться. Присев на топчан, он, неожиданно для себя самого, откинулся назад, подняв ноги вверх, как бы готовясь забросить их на топчан, и изо всей силы ударил в лицо стоящего вблизи отморозка. Отморозок отлетел в сторону. Андрей вскочил и рванул в сторону бассена, затем повернул направо по коридору, из него выбежал в прихожую и толкнул входную дверь.
Она оказалась заперта.
Повернувшись назад, он увидел в дверях «металлиста», за ним стоял отморозок с окровавленным лицом.
В руках у «металлиста» была короткая дубинка. Андрею показалось, что она была кожаной.
Сопротивление было недолгим. Они быстро свалили Андрея, несколько раз ударили его ногами, потом ударили дубинкой по голове.

***

Очнулся Андрей на том самом массажном столе. Руки и ноги были привязаны к столу. Болела голова, подташнивало. У топчана он заметил столик на колесиках. На нем были эмалированные медицинские ванночки, пустые ампулы, шприц.
Поодаль стояли все те же лица. Они, как вначале показалось Андрею, о чем-то разговаривали. Потом он с ужасом узнал свой голос и понял, что они прослушивают запись:

«-Вспомните, все-таки, что еще вы говорили вашему брату?
– С братом я этого вообще не обсуждал. Мы с ним давно не виделись ... Неделю, не меньше.
– Хорошо, я вам верю. Вернемся к Маше. Повторите еще раз, пожалуйста, все что она вам говорила о тайниках и копиях материалов.
– Подлинники всех маитериалов хранились по адресу Верхняя Первомайская, 73 ...»

Андрея охватил ужас. Он понял, что им известно все. Они ввели ему какие-то препараты, и он рассказал им все, что знал. В этот момент красивый пожилой мужчина с великолепной седой шевелюрой и плотным загаром заметил, что Андрей пришел в себя, выключил запись и сказал:

– Он пришел в себя.

Андрею показалось, что человек говорил с акцентом.

К Андрею приблизился тот, кто назвал себя Александром Александровичем:

– Итак, сударь, вы нам больше не нужны. Не могу отказать себе в удовольствии поблагодарить вас за сотрудничество. Разумеется, в вашей работе имельсь некоторые шераховатости, – он при этом посмотрел на отморозка, уже украшенного пластырем, – но, увы, на вашем месте так поступают почти все.
– Сволочи!
– Не оригинально.
– Чтоб ты издох, скотина...
– Это, несомненно, произойдет, очаровательный Андрюша, но не вам доведется зафиксировать сие явление. Андрюша – красивое имя. Как вас любящая мамочка называла, так? А дочурка ваша – вы так тепло о ней нам рассказывали – как она вас звала? Папочка, папулечка – так?

Андрей почувствовал, как из глаз полились слезы.

– О-о ... «Ты плачешь! Что значат эти слезы...», – пропел Александр Александрович, – Я удовлетворен. Для истинного исследователя нет ничего приятнее совпадения теории с экспериментом. Уберите его в зиндан. Потом получите дальнейшие указания.

С этими словами Александр Александрович и двое других мужчин ушли. Женщина подошла к столику с ампулами, взяла шприц и быстро сделала Андрею новый укол. Андрей снова впал в прострацию.