ВЕЧЕР ПАМЯТИ РОЛАНА ПЕТИ
Вечер памяти Ролана Пети или «па де де за па де де»

Хочется отреагировать на прошедший 28 декабря [2011 года] прекрасный балетный вечер в Большом театре. Но нет желания даже пытаться писать что-то, похожее на рецензию.  Поговорить о спектакле  тянет, но, кажется, не только о нем.

Настоящие балетоманы – а я, несомненно, не только не настоящий, но и вообще не балетоман, но лишь любитель балета «время от времени», –  разберут каждое движение каждого исполнителя, сравнят виденное со множеством собственных предыдущих впечатлений, добавят к рассказу закулисную информацию и слухи... Для меня это пиршество недоступно: не знаю, не видел, не слышал... Почти всё в этот вечер было для меня впервые.

Это было завораживающее путешествие по миру высокого эротизма. Сменяя друг друга, пара за парой  вовлекали меня в мир эроса, мир нежности и вожделения, мир томления и буйства страсти, мир предельно накаленных эмоций чрезвычайного разнообразия и властности.

Начали эту величественную мистерию Иван Васильев (Фредери ) и Анастасия Сташкевич (Виветта) в «Арлезианке» (музыка Ж.Бизе, сочиненная под впечатлением короткого рассказа А.Доде)  на фоне скромного задника: золотистого пшеничного поля с кипарисом Ван Гога. Их любовная игра происходит в идиллическом пейзаже, в окружении танцующих «пейзан и пейзанок», ведущих свои знакомые по народным танцам,  и в то же время совершенно оригинальные построения и перестроения, умело и точно организующие все сценическое пространство. Игра, игра в любовь, любовь, страсть, ревность-ревность-ревность и – гибель... Жизнь стала невыносима для главного героя! Почему? Потому что Танатос оказался сильнее Эроса.

Второй парой, электризующей зал эманациями страсти, танцующей нечто, под названием «Моя Павлова», были Ольга Смирнова и Семен Чудин. С них начался фантастический подъем к пяти оргиастическим вершинам второго отделения. О люди, сколь безгранична ваша фантазия и изобретательность в превращении инстинкта продолжения рода в нескончаемое сладострастие! В бесконечность раздвинута палитра эмоций, описать которые слова не могут, но это подвластно языку тела и, конечно, музыке. И гений Ролана Пети тянется в эти таинственные и притягательные пределы телесного мира, за которыми начинается иной мир – мир эмоции вне тела. Как, откуда и почему нам понятен только что им придуманный язык пластики? К каким архетипам он умудряется привести наше бессознательное? Музыка Массне  сменяется музыкой Жарра, красавец сменяется уродом, но страсть остается тут, с нами.  «Как будто» Квазимодо с подлинной Эсмеральдой (Михаил Лобухин и Мария Александрова) вовлекают нас в безумие безжалостной любовной игры, способной и умертвить и возвысить.

О безумное богатство и притягательность порока, разложения, декаданса... О великое торжество плоти над духом! О великий Модерн, зрелище гибели которого прекрасно и ужасно!

Но вот и третье «па де де»: Светлана Лунькина и Александр Волчков. Невероятное по красоте замысла и исполнения зрелище. Сноп света – то ли исходящий от лежащей в изысканной, совершенной позе невинной, но неотвратимо манящей красоты, то ли низвергающийся на неё с небес, – остаётся визуальной доминантой на пустой сцене, на которой разворачивается томительный и влекущий «сеанс любовной игры» под музыку Сен-Санса, знавшего толк в незаметном, неотвратимом крещендо: белоснежный шелк ниспадает с небес, погребая под собой неземную красавицу! Так обрывается эгрегориальная связь с метафизическим центром.

Четвертая вершина, четвертый тип характеров, отношений и технологий любовной охоты дарят нам Наталья Осипова и Руслан Скворцов. Вечная музыка и образ «Кармен» своей знаковой простотой и ожидаемыми, но от этого не менее манящими приемами возбуждения страсти, позволяют зрителям пережить предыдущий всплеск эмоций и приуготвиться к финалу второго действия: «Пиковой даме» с Николаем Цискаридзе и Илзе Лиепа. О-о-о, эта страсть посильнее многих прочих! Здесь действуют сокрытые, подсознательные связи, здесь борются не «тело с телом», а весь мир эмоций одного, весь социальный опыт одного с миром и опытом другого. Но и здесь – как и во всех предшествующих видениях, Танатос побеждает! Но побеждает он не Эрос, а вместе с Эросом они вдвоем  побеждают Жизнь!

В третьем отделении зрители – уже подготовленные двумя предшествующими, с уже элиминированным сознанием и размягченным подсознанием, погружаются в точку предельной концентрации бытия: вот она неотвратимая власть Танатоса! Это «Юноша и Смерть»,  Иван Васильев и Екатерина Шипулина, Ролан Пети и Иоганн Себастьян Бах.

Так что же делает Смерть? Она отнимает жизнь или дарует смерть?

2011